Эльф - брат или возлюбленный?..

"Олив, прости меня..."

  Алекс

     Я смотрел на Олива – на его боль в глазах и странные взгляды в мою сторону - и догадывался, что здесь в мое отсутствие произошло что-то из ряда вон выходящее. Мне стало откровенно не по себе, я начал беспокоиться об иномирянке, но все не решался спросить прямо. Ждал каких-то намеков со стороны брата, но он только лишь странно отводил взгляд или смотрел на меня осуждающе-болезненно, словно я причинил ему дикую боль.

     Наконец, после его очередного непонятного «я принял твой выбор», я решился.

     - Олив, я должен сказать тебе кое-что, что тебя сильно удивит! Но прежде… просто ответь на пару моих вопросов. Даже если они покажутся тебе странными: ответь, ладно?

    Олив немного нахмурился, потом утвердительно кивнул, доставая из шкафа новую свежую рубашку и набрасывая ее себе на плечи. Я тщательно следил за его движениями: как он просовывал руки в рукава, откидывал длинные локоны волос в сторону, застегивал перламутровые пуговицы – и видел его дикое напряжение.

    - Олив, что происходит между нами? – мой вопрос прозвучал туманно, но я чувствовал, что в этом и есть какая-то загвоздка.

    Олив вздрогнул, устремил на меня затравленный взгляд, потом отвернулся, болезненно опустив голову…

    - Тебе обязательно возвращаться к этому после уже очевидного выбора? – хмуро пробормотал Олив, а я так ничего и не понял.

    - Извини, если… огорчаю тебя, но… просто ответь: что стряслось? – я постарался, чтобы мой голос прозвучал как можно мягче.

    Олив сделал скорбный вдох, потом уныло поплелся к креслу и опустился в него без сил. Он до сих пор не смотрел на меня. Неужели мы в какой-то ссоре? Точнее не мы, а он и иномирянка в моем облике…

      - Алекс, - наконец, произнес Олив, с трудом заставив себя посмотреть мне в лицо. – Я говорю тебе открыто и искренне: я смирился с твоим выбором и с концом наших… отношений! Я не обижаюсь и ни в чем тебя не виню. Просто… мне еще больно, пойми это пожалуйста!

     Последние слова он произнес так надрывно, что я просто ужаснулся. Что здесь все-таки случилось? Александра что-то натворила и теперь… разорвала с Оливом отношения???

    Я расстроился. Очень. Меня это не устраивало! Я подскочил на ноги и подбежал к Оливу, стал напротив него. Моя грудь взволнованно вздымалась, руки сжались в кулаки.

    - Олив! Я не хочу рвать с тобой отношения! Это… все неправильно! Ты мой брат, и я никогда от тебя не откажусь!

    Олив посмотрел на меня удивленно, а потом и сам поднялся на ноги.

    - Я не понимаю тебя, - пробормотал он. – Мы с тобой поговорили еще утром, и я предложил тебе выбор: стать снова моим братом или остаться возлюбленным, и ты, очевидно, выбрал первое!

    Я замер, пытаясь осмыслить услышанное. Что??? ВОЗЛЮБЛЕННЫМ??? Я посмотрел на Олива расширенными от изумления глазами, а потом не сумел устоять на ногах и просто попятился, неуклюже плюхнувшись в соседнее кресло.

     Возлюбленным????? Неужели Александра влюбила в себя Олива? В моем-то облике??? Но как??? И Олив на это пошел??????

     - И давно между нами… любовь? – мрачновато поинтересовался я, а Олив нахмурился еще больше.

     - Алекс, ты сегодня сам не свой, - пробормотал он, но подойти ко мне не решился.

     Да уж! Точно сам не свой! С такими новостями и свихнуться недолго! Только вот как теперь объяснить брату, что все это время он крутил любовь вовсе не со мной, а с женщиной из другого мира? Надеюсь, он ее за это не придушит на месте?

     Нет, ну на женщину он руку не поднимет, а вот простит ли – не знаю! Я ведь не представляю, до чего у них там дошло. Мне живо представилось, как Олив снимает с парня с моим лицом одежду и оставляет на его груди дорожку из поцелуев, и мне стало откровенно плохо. Аж желудок немного сжался, вздрогнул и ринулся освобождать из себя какое-нибудь содержимое. К счастью, я давно ничего не ел, поэтому извергать оказалось нечего.

    Я даже немного разозлился на Александру за подобное несоответствующее ситуации поведение, но потом смягчился. Может, я чего-то не понимаю? Олив – весь такой идеально правильный и рассудительный – никогда бы не ввязался в подобное непотребство без веских на то причин.

     - Ладно, - пробормотал я, вздыхая, - мне есть, что тебе рассказать. Только ты сядь, пожалуйста и… держи себя в руках, ладно?

    Олив послушно сел и напряженно уставился в мое лицо.

    - Ты помнишь тот день, когда я экспериментировал с шаром? – начал я. Олив кивнул. – Так вот: этот артефакт вырвал меня из нашего мира и отправил в некоторое место – Междумирье – которое сковало меня и… удерживало все это время. Но одновременно с этим я ощутил соприкосновение с еще одной личностью. Это женщина из другого мира. Ее зовут Александра (женский вариант моего имени, в нашем мире такой не используется). Мне трудно объяснить это взаимодействие, но нас словно соединило, а потом разъединило снова, и она попала в наш мир… вместо меня! Из-за того, что мы соприкоснулись, ее тело трансформировалось и… стало мужским. После того случая с шаром, Олив, около тебя был не я, а… женщина-иномирянка! Я вернулся только сегодня…

     Я замолчал, а потрясенный Олив отвернулся в сторону, о чем-то усиленно размышляя. На переносице отчетливо проступила морщина, под глазами залегли тени. Я понял, что он гораздо в большем шоке, чем я мог себе представить…

    - Ты хочешь сказать, что все это время рядом был не мой брат, а кто-то похожий на него??? – шокировано пробормотал он и снова погрузился в раздумья.

     Думаю, до сего момента неясная для него картина начала складываться во что-то вразумительное. Возможно, он и сам замечал какие-то несостыковки, странности, а после моих слов все стало на свои места…

     - Значит… Фаггор был прав, - вдруг горько пробормотал он. – Это был поддельный Алекс, ненастоящий… Неужели… он… она действительно хотела причинить мне вред?..



Анна Кривенко

Отредактировано: 09.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться