Эльф - брат или возлюбленный?..

"Скажи это еще раз!.."

     Олив вообще не отпускал меня всю дорогу, пока мы ехали в такси, и я уж было подумала, что он просто боится моего побега. Все это время мы молчали, и лишь его взволнованное сердцебиение наполняло мой слух. Я не могла расслабиться ни на мгновение, хотя аромат его тела уже начал сводить меня с ума. Олив! Неужели я действительно снова тебя чувствую???

     Он позволил мне отстраниться лишь в тот момент, когда автомобиль остановился. Я заплатила водителю и начала выбираться из машины. Олив последовал за мной, и вот мы уже стоим посреди полутемного двора стандартной захудалой многоэтажки.

      И хотя я выучилась за границей, в последние годы дела у меня шли не очень. Археология не приносила особой прибыли, поэтому моя однокомнатная квартира находилась в довольно захудалом районе города. Мне даже стало как-то неловко заводить эльфийского принца в свою убогую коморку после того великолепия дворца, в котором он жил в своем мире.

    Но пришлось. Я кивком позвала его за собой, и мы вошли в подъезд. Краем глаза наблюдала, как Олив оглядывается по сторонам, но рассмотреть его выражение лица не могла из-за полумрака, все еще царившего вокруг. А тут еще и лампа сгорела в подъезде, как на зло. А может и к лучшему: меньше он сможет рассмотреть.

     В квартиру на втором этаже мы заходили в напряжении, по крайней мере, я. Ведь Олив сейчас увидит не только убогость моего жилища, но и блеклость моего человеческого лица. Настоящего лица…

    Я сбросила кепку с головы, освободив волосы, завязанные в хвост, сняла кроссовки и в пороге развернулась к нему.

    Олив стоял напротив и откровенно меня разглядывал. Скользнул по джинсам и футболке, остановился на лице. Я непроизвольно сжалась под его оценивающим взглядом, а потом не выдержала и отвернулась, махнув рукой, чтобы он следовал за мной.

     Олив снял свою обувь и двинулся за мной на кухню.

    - Садись, - указала я ему на стул около маленького обеденного стола, накрытого скатертью, а сама принялась греть чайник и доставать из кухонного шкафчика печенье, как будто ко мне в гости попал какой-то обычный приятель.

    На самом деле угощать Олива чаем я решила только из-за жгучего желания чем-то себя занять, лишь бы только не смотреть в его лицо и не видеть разочарования или, может даже, неприятия, которое, могло отразиться в его глазах. Я ведь обманула его. Я крутила с ним любовь в чужом облике, а в итоге оказалась всего лишь бледной человеческой женщиной, с которой ни один уважающий себя эльф никогда бы не стал связываться. Эльфы вообще считают низостью в таком смысле смотреть на человеческих женщин. Максимум, что они могут себе позволить с ними – одну мимолетную ночь, и это скорее исключение из правил…

     Мне стало еще тяжелее, и я замерла на мгновение, понимая, что должна сейчас сохранить хотя бы толику своего достоинства в его глазах. Никаких истерик и глупых слов. Лаконичные взвешенные фразы, спокойное раскаяние и обещание помочь с отправкой домой. Да, это мой сценарий!

     Я осторожно поставила перед Оливом парующую чашку чая, выложила печенье в красивую тарелку и наконец-то присела напротив.

     Взглянула в его глаза. Принц был предельно спокоен и рассматривал меня из-под полуопущенных век. Длинные светлые волосы в беспорядке рассыпались по плечам, порванная местами рубашка оголяла его мышцы на совершенном теле. Сейчас он мне казался гораздо более крепким и широкоплечим, чем в мире эльфов, возможно, потому что я сама по себе была довольно мелкой и худой.

    В его взгляде было что-то мне непонятное: то ли оценивание, то ли любопытство, граничащее, как мне казалось, с откровенным равнодушием. Когда мы встретились с ним глазами, Олив слегка поменял положение тела и посмотрел на меня более пристально, наверное, ожидая моих объяснений.

     Я сделала глубокий вдох и на некоторое время отвела взгляд. Потом решилась и выпалила:

     - Олив! Я… мне очень жаль, что я… обманывала тебя! Я не хочу оправдываться: оправдания этому поступку нет, но... чтобы искупить свою вину, я всеми силами постараюсь помочь тебе вернуться обратно…

    Я закончила и осторожно взглянула в его глаза. Выражение его лица почти не изменилось, разве что бровь немного приподнялась вверх, как будто он был удивлен моими словами, да и то – не сильно, так, слегка…

     Я начала нервничать все сильнее, пока он обдумывал свой ответ. Может, мои извинения прозвучали суховато? Он ведь все-таки принц, а я так сильно… оскорбила его! Он целовал меня, обнимал, даже не догадываясь, что я всего лишь человек. А вдруг ему теперь… противно?

    От этой мысли я покраснела, потом побледнела и на негнущихся ногах поднялась, чтобы зачем-то налить себе вторую чашку чая.

     Олив молчал. Я начала раздражаться на его молчание, потому что видела в этом его отторжение и возможный гнев. Руки так дрогнули, что я промахнулась и выплеснула себе кипяток прямо на пальцы.

     Непроизвольно выронила чашку на пол. Обожженная рука моментально покраснела и задрожала, а я замерла на несколько мгновений, растерянно таращась на нее и чувствуя, как начинает расползаться по коже острая боль.

     Однако в то же самое мгновение рядом оказался Олив. Он схватил мою обожженную руку и накрыл ее своей ладонью. Между пальцами засиял слабый свет, и я почувствовала мгновенное облегчение. Он исцелил меня! Он позаботился обо мне!

    Меня потянуло взглянуть на него, но я устыдилась слез, которые застыли в глазах, а Олив вдруг снова привлек меня к себе. Он обнял меня очень нежно, обеими руками прижав к своей груди, и тихо произнес:

     - Ты действительно хочешь, чтобы я просто ушел в мой мир?..

    *     *     *

     Олив

     Я прижимал к себе хрупкое тело человеческой девушки и чувствовал, что меня начинает распирать от нежности. Это она! Точно она! Моя Саша!

     Я закрыл глаза. Мы мчались в магической колеснице, и это было похоже на какой-то сон.



Анна Кривенко

Отредактировано: 09.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться