Эльфийка: Переполох в Академии

Размер шрифта: - +

10-10

Ближе к полуночи я допивала десятую чашку чая, у меня на коленях спала белка, а на моей голове было что-то невероятное. Ромкины юные родственницы наплели мне кос и на удивление аккуратно их уложили короной, голова была тяжёленькая, но выглядело красиво. Сейчас мелкие уже все спали, часть тётушек и сестёр с мужьями тоже разошлись по домам, некоторых доставил телепортом Деймон, я смотрела, как ловко он строит телепорт, и молча завидовала. Сейчас за столом остались только дед с бабушкой, мы с Ромкой и Деймон, и гора пустых тарелок от края до края стола – сегодня мы заняли его весь, я иногда смотрела вокруг и ощущала себя частью одного из тех клановых домов Сильвин-тэра, где собирались три-пять поколений эльфов. Хотя я подозревала, что у них там потише и поскромнее, но всё равно, я никогда не бывала на таких клановых приёмах, а теперь побывала.

Дед разговаривал с Деймоном о каких-то ремонтах, откосах, смыканиях и опасных склонах, я не понимала ничего, пока они не начали обсуждать корневую систему разных деревьев, и мне наконец стало интересно, но эта тема тоже иссякла, все замолчали, бабушка вздохнула, нежно посмотрела на Деймона и сказала:

– Ты до сих пор не женился?

Он слегка смущённо опустил глаза:

– Пока нет.

– А чего шея искусанная тогда?

Деймон схватился за воротник, все рассмеялись, он попытался сделать укоризненное лицо, но покраснел и промолчал, дед погрозил пальцем:

– Ещё один жук. Сколько раз говорить – сначала женись, потом кусай сколько хочешь. Не, все умные, все любят тянуть до последнего, а потом в панике бегать.

– Я не тяну до последнего, – пробурчал Деймон, потирая шею, – я работаю над этим. Там не всё так просто, там папа телепат, а ей девятнадцать лет, он боится её злому демону отдавать. С одной стороны, правильно боится, но с другой – я же не чудовище какое-то. Посмотрим, может, пару лет пройдёт, будет легче.

Я мрачно подняла руку и вздохнула:

– Мне двести лет. Не будет легче, папы не меняются.

Все с чего-то развеселились ужасно, Ромка закрыл лицо руками, бабушка ущипнула его за бок, что-то сказала на ухо, он засмущался. Я решила, что иногда лучше молчать, взяла свою чашку и уткнулась в неё до конца застолья.

Нас долго уговаривали остаться на ночь, но Деймон всех убедил, что надо возвращаться, нас там всех ждут, мы попрощались и телепортировались в Верхний Город. Зашумел фонтаном ночной сад, весь в цветах и мотыльках, я осмотрелась и узнала двор общежития водных, отсюда до моей общаги было совсем близко. Деймон сказал, чтобы я завтра шла на пары как обычно, а после третьей он меня ждёт в своей аудитории, где у него дополнительные, там обсудим дальнейшие действия по спасению седьмого корпуса, как раз поисковая группа за день террикон приборами изучит, у нас будет новая информация.

Он ушёл в свою общагу, мы с Романом пошли в свою, он посмотрел на часы – без пятнадцати полночь, должны успеть. Мы молчали, он держал руки в карманах, как будто специально. Потом почти у входа в общежитие неуверенно спросил:

– О чём вы говорили с дедом?

– О том, что ты жук майский.

– М. И что решили?

Я пыталась сформулировать всё то, что мы решили, но получалось так неловко, что я так ничего и не сказала. Мы поднялись по ступенькам, он остановился на втором этаже, я тоже остановилась. Мы постояли молча, я никак не могла посмотреть ему в глаза, было жутко стыдно, казалось, что я сейчас расплачусь от этого напряжения. Он наконец сказал:

– Спокойной ночи.

– Слонов? – дрожащим голосом попыталась пошутить я, получилось очень коряво, я подумала, что лучше бы молчала. Он молча кивнул, я собрала остатки сил и попробовала ещё раз: – Или волков лучше?

Он медленно поднял руку и убрал несколько прядей с моего лица, почти шёпотом сказал:

– Тебе вчера волк снился уже?

– Да.

– Ну и хватит.

Развернулся и пошёл в коридор, я стояла одна, чувствуя себя брошенной и самой одинокой на свете, по лицу всё-таки покатились слёзы, обжигающие, такие тяжёлые, что мне стоять стало трудно, я схватилась за перила и сползла на ступеньки, села, обхватив колени, и изо всех сил пыталась дышать, но это было так тяжело, как будто на меня давил весь мир.

Где-то наверху кто-то затопал, я испугалась, что меня увидят, и скорее телепортировалась в комнату. Там всё было так, как я оставила – бардак, платья, банки, волосы, Асани нет, птица её несчастная на книжной полке спит.

Я покормила птицу, расплела волосы и легла в постель, прорыдав почти до рассвета.

***



Винни Фред

Отредактировано: 18.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться