Эльфийки бывают разные

Размер шрифта: - +

Глава 2

ГЛАВА 2

Пока мы ехали, Арлин все-таки вынудила рассказать о том, что произошло. И теперь бурно возмущалась, сжимая маленькие кулачки и потрясая ими, грозя неведомо кому. Хотя нет, ведомо, конечно. Моим гадам-родственничкам и жениху-лицемеру! Только вот достать их, естественно, возможности не было.

– Вот жалко, что я с тобой не пошла! – разорялась Арлин, едва не подпрыгивая на скамье напротив. – Уж я бы этой змеюке все патлы повыдергивала! А слизняку Бэйли отрезала кое-что, чтобы впредь неповадно было так с девушками поступать!

Я представила себе, как моя хрупкая подружка попыталась бы это сделать, и на губах невольно появилась улыбка. Снова подумала о том, что внешность часто не соответствует внутреннему содержанию. Арлин следовало родиться мужчиной. Уж она бы точно нашла правильное применение своему обостренному чувству справедливости!

– Нельзя это так оставлять! – воинственно хмуря тонкие бровки, заявила девушка. – Поехали в Департамент Правопорядка!

– Мы ведь уже из города выехали, – заметила я, в очередной раз хлюпнув носом.

– Ничего, вернемся ради такого дела!

– Не хочу, – безразлично сказала, отмахнувшись. – Вообще туда больше не хочу возвращаться.

– Но ведь им тогда все с рук сойдет! – возмутилась Арлин.

– Да что все-то? – горько скривила губы я. – Они ведь ничего пока не сделали преступного.

– Это верно, – задумалась девушка. – Голословные обвинения к делу не пришьешь.

– Еще и выставят все так, словно я оклеветала их за то, что сводная сестрица у меня парня увела, – выдвинула я очень даже возможный вариант развития событий.

Арлин вынуждена была со мной согласиться. Потом, пытаясь найти в ситуации хоть что-то хорошее, заявила:

– Главное, что ты вовремя обо всем узнала! И теперь твои деньги им точно не достанутся!

– Тут ты права, – признала я, хотя утешение показалось слабым.

На смену недавним слезам пришла апатия. Весь мой иллюзорный мир рушился на глазах, а я никак не могла это остановить. Больше не было возможности прятаться за наивными мечтами о том, что в моей жизни как-то само по себе все наладится. Появится сказочный рыцарь на белом коне, который полюбит за мою распрекрасную душу, проблемы будут решаться сами собой, и я проживу долгую и счастливую жизнь в окружении тех, кто мне дорог.

Рыцари на поверку оказываются лицемерными мерзавцами, а все смотрят только на внешнюю оболочку. И никому эта самая душа и даром не нужна! Разве что лучшей подруге. А то, что у меня есть, жаждут отнять змеюки, готовые укусить в любой момент. Чего же тогда ждать от остального мира?

Осознание горькой истины и того, что придется все-таки распрощаться с детскими представлениями о жизни и, наконец, взрослеть, просто парализовывало. Что делать дальше, я попросту не знала.

И слезы, только недавно унявшиеся, снова ручейками покатились по щекам. Арлин, с сочувствием смотрящая на меня, потянулась за пакетами со сладостями, сгруженными на ее лавку. Отыскав мои любимые пирожные с розовым кремом, протянула:

– Вот, возьми, тебе сейчас полезно!

А я вдруг при виде еще недавно казавшихся соблазнительными сладостей ощутила, как накатила дурнота. Они теперь ассоциировались у меня с Бэйли – такие же красивые и соблазнительные на вид, но приносящие один вред.

Так и видела в нежно-розовом креме очаровательную улыбочку женишка и его губы, изливающие приторную патоку лживых комплиментов!

Видимо, мое лицо изменило цвет, раз Арлин тут же убрала злополучный пакет и, высунувшись в окошечко кареты, крикнула кучеру, чтобы остановился.

Я едва успела вылезти наружу, где меня вывернуло наизнанку.

Выпрямившись, увидела, что Арлин стоит рядом и смотрит с еще большим беспокойством, чем раньше. Протянув платок, она осторожно спросила:

– Ну как, тебе лучше?

– Можно и так сказать, – слабым голосом откликнулась, чувствуя, что понятие «лучше» в моем случае вряд ли применимо.

Ощущала себя донельзя паршиво. Бесформенной развалиной, причем не только физически, но и морально.

Когда мы вновь забрались в карету, некоторое время между нами царило напряженное молчание. Арлин о чем-то размышляла, покусывая ноготь мизинца – это у нее был привычный жест, от которого никак не могла избавиться. Как-то само собой получалось, что стоило погрузиться в размышления, палец сам тянулся ко рту.

И когда подруга выдала результат своей умственной работы, я едва не брякнулась со скамьи прямо на пол:

– А ты случайно не беременна? У вас с этим слизнем что-то было?

– Да ты что! – выдохнула я с таким возмущением, словно меня только что в убийстве обвинили. – Нет, конечно! Мы до свадьбы собирались подождать. Бэйли тоже считал, что так будет правильно. Хотя теперь я понимаю, почему и не думал настаивать, – с горечью закончила. – Ему противно было даже прикасаться ко мне!



Марина Снежная

Отредактировано: 18.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться