Эльфийская академия: меч для принцессы

Размер шрифта: - +

Глава 11 Видение полурослика Ховса

Ховс  озираясь, шёл по Велл-Стоуелл. Узкая извитая улочка петляла через весь гномий квартал, то растворяясь в череде переходящих друг в друга двориков, то выныривая в самых неожиданных местах –  у табачной лавки старосты Дхарма и у таверны гномихи Хинз – дипломированной лекарши-травницы, вот уже две с небольшим сотни лет потчующей жителей Лимиела настоянным на магических травах питьём. Гномий квартал слыл безопасным. Дхарм умел держать в узде и молодёжь, нестойкую к пьянящему запаху быстрой наживы, и жаждущих схватки потрёпанных жизнью боевых гномов, и язвительных спорщиков-стариков. Да и сами гномы были тихим народцем. Разве что майра хмельного могли переберать. Вот чужие… Ховс остановился и огляделся по сторонам. Ночь скрадывала очертания, окутывая дома мягким тёмным бархатом. Лишь тусклые фонари у дверей состоятельных горожан устало поблескивали латунью.  Дух города… Ховс ощущал его с детства. Его жизнь, его дыхание – то по-девичьи лёгкое, то тяжко-сопящее, как у уставшего от трудов работяги. Но лишь выпитый однажды нейин-ал, позволил Ховсу осознать город живым существом.  Подобно дракону – могучему и разумному, но отчего-то погрузившемуся в долгий сон.  

Глухой рёв прервал мысли Ховса. Полурослик вздрогнул и вжался в стену, пытаясь скрыться от неведомого противника. Рёв вырвался из-под земли и сотрясал мостовую, заставляя фонарный свет отплясывать на прячущихся в полутьме стенах.  Ещё... громче… Будто разбуженное гигантское существо пытается вырваться из подземелья, сотрясая всё вокруг ударами могучего хвоста.

 - Привет, дружище, - голос старины Дхарма вывел Ховса из оцепенения. Распахнув окно, староста гномов жестом пригласил его зайти. Ховс отлепился от стены и осторожно двинулся в сторону лавки.  Дверь приветливо распахнулась. Дхарм встретил его у входа, в тёмно-зелёной котте до колен и с неизменной трубкой в зубах.

- Спасибо, приятель,  - произнёс  Ховс, тщетно пытаясь унять бьющиеся под горлом удары сердца. 

- Куда собрался? – Дхарм указал полурослику на застланную кожей лавку.  Ховс сел и подпёр голову рукой, попытавшись изобразить равнодушную мину.

 - Да так, трав для зелий прикупить.

Гном ехидно покосился на подвешенный у пояса кошель полурослика. Солидные размеры его явственно говорили о том, что хозяин известной всем окрестным эльфам таверны намерился в очередной раз пополнить запасы сырья для изготовления нейин-ала. Дхарм знал обо всём – и о том, что в гномьем квартале почти в открытую приторговывают запрещёнными к ввозу в Лимиэль плодами нейи, и об участии в деле Ховса. Знал, но придерживался золотого правила гномов – закону надо следовать лишь в том случае, если это соответствует правилам его народа. А правила эти были весьма просты – торговать честно, не участвовать в грабежах, не обижать соседей и слабых и вообще всячески содействовать процветанию подгорной расы. Все остальные законы считались не относящимися к гномам, и потому игнорировались.

- И давно здесь так? - поинтересовался Ховс. - Неспокойно. 

- Вот уж дней десять, - равнодушно отозвался Дхарм. – Старики говорят – дракон пробуждается.

- Какой дракон?  

Ховс несколько раз слышал легенду о Йорне у себя в таверне, но хотел ещё раз услышать её от Дхарма, который, знавал многих стариков, более других посвящённых в подземные тайны.

- Говорят, вот-вот восстанет дракон короля-метаморфа, - оглядевшись по сторонам, прошипел Дхарм. – А коли не признаёт правителя королевская кровь, то недолго ему править. Разнесёт дракон в щепки и замок, и узурпатор под ними навек останется. Говорят, подобное при Ликиане проклятом было. 

- Так Ликиан был убит?  - искренне удивился Ховс.  - Или нет?

- Учёные басню выдумали, - крякнул Дхарм, сделав очередную затяжку. – Тогда ещё на коронации было знамение. Луна солнце накрыла, и  чёрный дракон среди туч почудился. Но не послушались маги и эльфийская знать. Слишком уж выгодным им казалось воцарение Ликиана. Ну а потом… Двадцать лет прошло, и никто не знает, как магам удавалось держать дракона в повиновении. Но держали. А как толчки пошли подземные, так через пару месяцев дворец и обрушился. А теперь вот…

Дхарм прочистил трубку и тотчас  же набил её новым табаком.  

- Вот ведь, почитают теперь Ликиана как героя неправедно забытого и опороченного.  Рука руку моет…

Ховс вздрогнул. Перед глазами возникло мощное тело покрытого золотой чешуёй дракона. Закованный в цепи, он бился в конвульсиях, силясь освободиться от пут.

Морщинистое лицо друга озарила доброжелательная улыбка.

- Теперь понимаешь, приятель?

Ховс молча кивнул. Дхарм помолчал, а затем добавил, указав на развешанные по стенам трубки.

- Слышь, может ты в своей таверне лавку откроешь?  У меня трубки – хоть куда. Сам знаешь. 

- Договорились, - отозвался Ховс.

- Ну ладно, иди, - Дхарм сунул Ховсу  амулет. -  Ничего не бойся. Пока с тобой эта штука, ни один гном тебя не тронет. А я услышу, если что.

Ховс вышел на улицу. За лавкой Дхарма Велл-Стоуелл выправлялась и коротким прямым отрезком вела к центральной площади, где, подобно зубчатой спине свернувшегося в клубок дракона, высилась окружённая каменной стеною крепость. Голубоватое сияние мерцало и переливалось вокруг, отчего массивная королевская резиденция казалось лёгкой и почти невесомой.  На площади, привлечённые светом, собрались представители почти всех рас. Люди, гномы, эльфы и метаморфы восхищённо взирали на окутанную светом фигуру невысокого суховатого эльфа. Одетый в золотой камзол и длинную алую мантию, он будто парил в воздухе, возвышаясь и над площадью, и над взирающими на него подданными.



Нелли Искандерова

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться