Эльфийская академия: меч для принцессы

Размер шрифта: - +

Глава 25 часть 2

Старик Мбайи-ль-кавейн пыхтел за столом, выписывая руками неведомые узоры над чайным сервизом. Деканша-зельевар колдовала над доставленными поварам яствами, а

Сам Лариндэль нервно прохаживался по кабинету, пытаясь обуздать обуревавшие его чувства.  Да, это неправильно. Но разве он не давал клятву любой ценой защищать Академию от всего, что может нанести ей вред? Конечно, сей Фариан – маг посредственный, но кто может поручиться за неизвестного тощего субъекта? Ведь Лариндэль так и не успел полностью просканировать его потенциал. А что, если… Если он – обладатель высшей магии древних, совмещающей ментальное воздействие с магической блокировкой? В таком случае он легко распознает наводимые Мбайи-ль-кавейном чары, и уж тогда Лариндэлю точно не поздоровится.

Размышления ректора прервала вспышка портала, из которого пушечным ядром вылетел растрёпанный Боррах в сопровождении бледного, словно призрак, Науэлла.

- Что случилось?

- Лаиенна в подземье. С ней – сын члена воспитательного совета, наследный винсорт.  

Ужас ударил в голову, словно пыточный молоток. Вновь обретённая магия всколыхнулась так, что если бы не приобретённое с годами умение контролировать изменяющийся потенциал, разнесла бы в щепки всё здание Академии. 

- Что?

Нет. Спокойно… Лариндель включил  магическое зрение, но наследница по-прежнему оставалась невидимой.

И без того бледный Науэлл побледнел ещё больше.

- Итак, если в течение получаса она не появится здесь, можете считать себя уволенным. Без выходного пособия. И так в воспитательном совете косо смотрят на меня за то, что я покрываю мятежников.

- Но…

- Молчите!

Лариндэль сосредоточился и вновь попытался проникнуть через плотную завесу мрака, отделявшую его от вызываемого им образа наследницы… Вспышка…

- Она вернулась! – неожиданно выкрикнул Боррах.  

 Но Лариндэль уже и сам увидел адептов. Они растерянно прогуливались на полигоне. Он явственно видел среди них и уставшую, осунувшуюся Алису, и наследного винсорта в грязной одежде, отчего-то не способного вызвать даже бытовую магию.

- Забудь об увольнении, - распорядился Лариндэль. – А теперь исчезните. Оба. И попытайтесь придумать удобоваримую версию вашего появления в моём кабинете в моё отсутствие. 

 Ещё несколько мгновений, и в кабинете уже возникли всё ещё больная Эллария, галантный Тарамиэль и тощий, вечно страдающий головными болями казначей Академии

 

 

- Мииуу!

Лариндэль вздрогнул. Круглый рыжий комок влетел прямо в окно и, ударившись о спину Тарамиэля, вцепился когтями в его новую синюю мантию.

- Брысь, зверюга! – дотоле выдержанный и изысканный декан факультета высшей магии обернулся и попытался стряхнуть пришельца, но тот уже соскользнул вниз, оставив на благородной материи четыре глубоких рваных следа.  

 - Вот ведь паршивец, - растерянно пробормотал Тарамиэль, увидев, как котяра обретает черты профессора Мириэля.

- Он такой, - рассмеялся ректор. Даже в самых безнадёжных переделках выходки хитролапого друга поднимали ему настроение. А сейчас, похоже, был тот самый момент. Безнадёжнейшее безнадёжье, спасаться от которого можно было только объединив усилия.

- Не ссорьтесь, прошу вас.  А ты-то откуда взялся?

- Сей ректор, у меня дело, - муркнул двуногий оборотень, так и не убравший воинственно торчащий из-под колета полосатый хвост. – Разговор наедине.

Декан Тарамиэль усмехнулся. Подобное поведение Мириэля уже стало привычным, и обижаться на его кошачью натуру было всё равно, что злиться на дождь или холод. Поэтому, усадив в кресло всё ещё слабую Элларию и трясущегося будто в лихорадке казначея, он молча уселся рядом  и принялся ждать.

Лариндэль активировал купол, взглянул на друга и улыбнулся. Помимо хвоста, от его четверолапого обличья остались растопырившиеся под носом белые кошачьи усы.

- Ну что тебе?

- Те эльфы, что снаружи. Они битый час плели мне про таланты своих детей и намекали на то, что хотят пристроить их в Академию. Я объяснял им, что приём закрыт, но они уговаривали меня поговорить с тобой. То есть с ректором.

Лариндэль задумался.

- Ты в курсе, что произошло?

- Конечно, - промурлыкал оборотень. По всей академии тревожный запах. И кстати, я слышал ваш разговор с этим надутым… Фарианом.

- Твои предложения?

Мириэль вновь обернулся котом, прошёлся по комнате, подёргивая кончиком хвоста, обнюхал углы и поставил метку прямо на ножку ректорского кресла. На лице Тарамиэля изобразилась брезгливость. Лариндэль же уже давно привык к подобным выходкам друга. Запах от меток исчезал через несколько мгновений, но, по-видимому, оборотень использовал их как маячки для слежки. Подойдя к двери, кот потёрся об неё рыжей щекой, поставил метку и взмахнул хвостом, вновь обретая свою двуногую испостась. Лариндэль рассмеялся.

- Ну и что ты вынюхал, блохастый?  

- У меня блох отродясь не водилось, - обиженно муркнул Мириэль, откидывая со лба рыжую чёлку. -  Но я понял, что с тощим шутки плохи.

- Я и без тебя это знал, парировал ректор. – Древняя магия?

- Похоже. И двадцать пятый уровень менталистики.

- Двадцать пятый? Так их всего двадцать.

- Правило номер один, - изрёк двуногий кошак. – Никогда не спорь с оборотнем. Особенно со мной. Он – избранный. Из Мэйнара. Один из последних оставшихся в живых после последней войны.  И один из двух обладателей двадцать пятого уровня магии.

На лбу Лариндэля выступили капли пота . Да, тощий эльф с непроницаемой магией действительно не давал ему покоя, но чтобы так… Похоже, он недооценил возможности воспитательного совета. И где только им удалось достать этого типа?  



Нелли Искандерова

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться