Эльфийский посох

Размер шрифта: - +

Глава 6. Предательство

Даагон стоял, привязанный между двумя деревьями под круговым прицелом эльфиек дикого клана, клял затекшие конечности и терпеливо ждал, когда же, наконец, случится одно из двух: либо лучницы его пристрелят, либо явится его отряд и помирать будет веселее. Хотя его-то все равно пристрелят в первую очередь.

«В конце концов, не самый плохой выход из ситуации, — решил он, как только услышал в лесу голос давней врагини Даниры, и не стал ей сопротивляться. — Сын унаследует род Эрсетеа без всяких ритуалов самым естественным образом и останется жив. Правда, неизвестно, обрадуются ли этому эльфы».

— Данира, нельзя ли поскорее разрешить проблему со мной? — взмолился он. — А то я уже не только твою стрелу увидел, но еще и пять прекрасных женских лиц в придачу, а к каждому — по паре стройных ножек. Это куда больше, чем ты обещала, так что спасибо за подарок. Вот уж от кого не ожидал…

Эльфийка дернулась, но ее палец, лежащий на спуске арбалета, даже не дрогнул. Жаль, а лорд-то надеялся, что дриада не выдержит получасовых издевок. Он уже громко обсудил сам с собой достоинства каждой стоявшей перед ним полуобнаженной фигуры и готов был перейти к недостаткам, но обижать женщин — последнее дело, это если совсем допечет тут стоять. Солнце уже взошло и било в глаза, Даагона мучила жажда, и вообще ему все надоело.

— Послушай, нельзя ли меня хотя бы развернуть в другую сторону? — Лорд мученически заломил брови. — Я затылком чувствую, что сзади еще пять чудесных эльфиек с изумительными формами. Однообразие, знаешь ли, утомляет, и хотя вы пятеро очень даже ничего, но вдруг те, за спиной, еще лучше?

Нет, не дрогнет пальчик. Дочери леса все же, а не какие-нибудь истеричные имперские дамочки.

— Ну, скажи мне, Данира, чего мы ждем? — опять принялся за свое лорд, не желая, чтобы слишком молчаливые девушки скучали в его обществе. — А то твоих подарков с каждой минутой моей по-прежнему длящейся жизни становится все больше. Вон и еще один идет. Привет, Иссиана, давно не виделись. Скомандуй им «пли», а?

Дриада подошла вплотную. Глаза пустые как пропасти.

— Благородный эльф… — презрительно скривила она губы. — Ты даже умереть достойно не способен.

— Я пытался первые пять минут! — гордо выпрямился Даагон.

— Не думала, что мне придется не только видеть тебя живым, лорд, но даже говорить с тобой. — Горечь исказила ее лицо. — Ты ведь прекрасно знал, что стоит тебе сунуться в мой лес или вообще на земли моего рода, и тебя разорвут между деревьями. Зачем же явился?

— За мечом.

— Что это за меч, ради которого стоит расстаться с жизнью?

— Алкинор. Хотя больше меня интересовал не сам меч, а тот, кто его сюда принес. Он тебе не попадался, кстати?

— Демон и впрямь был, но он исчез.

— Думаю, кроме демона, где-то здесь должен быть еще темный эльф, друид Древа Смерти. Надеюсь, ты не пропустила через свой лес нежить?

Дриада молча развернулась и ушла. Даагон также заметил, что сменились и лучницы охранения, все, кроме пленившей его Даниры. Эта будет стоять до тех пор, пока Иссиана не позволит ей пустить арбалетный болт в сердце ненавистного лорда. Но Даагону больше не хотелось ее дразнить, и он тоже молчал, подставив лицо солнцу.

Дриады не было долго, и лорд гадал, что могло случиться с его отрядом из полутора десятков далеко не самых слабых бойцов. Одна только теург Тиаль стоит целой армии, и она, в отличие от лорда, никому не сдастся без боя, да и никто из его эльфов. Между тем звуков битвы слышно не было, хотя отряд должен был давно прийти по его следу.

Эльф начал всерьез беспокоиться и уже подумывал о том, не пора ли пережечь путы и дать деру, призвав на помощь отпущенного им единорога, когда Иссиана появилась снова.

— Ты ошибся, лорд, этот эльф не темный. Пока еще.

Даагон подумал, что ради этого стоило тут немного постоять: все-таки принесший Алкинор чужак оказался эльфом. Но тогда какие у него дела с демоном?

— Что с моим отрядом, Иссиана? — спросил он.

— Не беспокойся за них, Даагон, — мягко ответила дриада. — Тебе уже ни о ком не надо волноваться после того, как ты ступил в мой лес. Тебе надо было беспокоиться, когда ты убивал моего сына, обрезая веревку, державшую его над пропастью в ущелье Ледяных Скал.

Он знал, что мать погибшего никогда не поймет, что лорд сделал это, чтобы не потерять всех сцепленных этой веревкой, там, на ледяном скользком склоне под ураганным ветром. Не поймет, что ее сын был так и так обречен, поэтому его командиру пришлось выбирать, умрет ли молодой эльф один или вместе со всеми. Им надо было дойти тогда, дойти и победить в битве с гномами. Но к чему слова? Она никогда не простит. Никог-да. Долгая жизнь, долгая месть и долгая ненависть эльфов.

— Отпусти их, Иссиана, — попросил Даагон. — Они должны добраться до гор и найти новый Посох Духа. Иначе тебя недолго будет радовать свершившаяся месть.

— Его найдут другие, Даагон. Отрядов много. Мы тоже отправили разведчиков.

— И все равно, это только наше с тобой дело, и решай его быстрее. Я хочу умереть до того, как увижу своими глазами, что сотворит Древо Смерти с эльфами во славу богини Мортис. Благая смерть без превращения в нежить — это теперь то, о чем в Невендааре можно только мечтать!

В ледяных глазах дриады что-то дрогнуло.

— У нас с тобой общий враг, Иссиана, — произнес лорд устало, понимая, что для нее это пустые слова, не проникающие в заледеневшую душу. — Давай сначала покончим с ним, а потом я сам отдам тебе свою жизнь, если вернусь. Я успею дойти до тебя после ритуала разрыва.



Наталья Метелёва

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться