Элиминация

Размер шрифта: - +

Глава 29. Шрам.

Я никогда не был так счастлив, как сейчас, когда по моим венам проходит эта зараза, я чувствую блаженство и комфорт, какого не чувствовал уже года три, мир вокруг меня меняется и я вместе с ним. Интересно, почему люди так бегут от своего спасения? Ведь это рай на земле! — Отрывок из дневника неизвестного человека, тела рядом не обнаружено.

<tab>Я забрался на стену и посмотрел вниз, там неживые головами бились в закрытые ворота, карабкались по кучкам тел своих погибших собратьев, пытаясь залезть повыше, рычали, и оставляли за собой кровавые следы. Казалось, им не было конца. В бой уже пошли стрелы с огнем и коктейли Молотова, но, и этого было недостаточно. Когда я потратил предпоследний патрон, то вспомнил про запас рядом с покоями президента, наверняка этот трус сейчас заперся в своих апартаментах, и допивает остатки коньяка.
<tab>Я спустился вниз и побежал к башне, перепрыгивая тела раненных, которых еще не успели оттащить, хотя мне кажется, что некоторые из них уже были мертвы, и могли в любой момент схватить меня за ногу и и вцепиться в нее зубами.
<tab>Пробегая очередной пролет на лестнице я услышал душераздирающий женский крик и выглянул в ближайшее окно: на земле валялась медсестра, ее нога истекала кровью, а рядом лежал мужчина немного старше меня и из его головы торчал нож. Все было понятно — он обратился и захватил свою жертву. Медсестру оттащи во внутрь, а в головы тел, которые больше не подавали признаков жизни, втыкали ножи. Где-то среди них может быть Артем, Саша или Даша, возможно кровь Алисы закончилась и лечить раненых больше нечем. Перед моими глазами появилась картина массового сожжения, оно должно было наступить, как не крути, но, я не ожидал таких масштабов.
<tab>И вот, добежав наконец до оружейной, я заметил, что дверь в покои президента распахнута, и от туда доносятся звуки борьбы. Я медленно зашел внутрь и увидел, как Тэмпл бьет кулаками по лицу Алексея Ивашкина.
— Это ты выпустил их за пределы Кремля! — Удар! — Мы могли отстрелять большую часть со стен и не потерять никого! — Еще удар! — Ты трус, из-за тебя погибли десятки и еще сотни могут умереть! — Удар, удар, удар!
— Тэмпл! — Не выдержал я.
Он остановился и отпустил полумертвого Ивашкина, тот скатился по дивану на пол и упал бессознания.
— Он даже не смотрел! Просто лежал на диване, с бутылкой в обнимку, и спал мирным сном!
Седая прядь волос упала ему на лоб, я раньше не замечал, что его светло-русые волосы местами поседели. Тэмпл не выглядел на свои тридцать пять, если слухи, что ходили о нем и его отце — правда, то пацану пришлось довольно быстро повзрослеть и занять пост главнокомандующего. Он напоминал мне меня, когда я в один момент потерял всю семью, вот только у меня не было ни армии, ни защищенных стен, за мной пришли военные и отправили на учения. Именно в тот день, когда я лежал в луже крови между своим сыном и женой — я лишился страха, словно его вырезали из моего мозга. Я больше не боялся ничего, скорее всего из-за того, что мне больше нечего было терять.
<tab>И вот передо мной стоит Тэмпл, его кулаки разбиты, с них стекает кровь, вокруг разбросаны бутылки, помятая постель, Ивашкин открывает глаза, смотрит на меня и кряхтит:
— Убей… его. Это… мой… приказ.
Я достаю пистолет из кобуры и сжимаю его в руках. Тэмпл смотрит в мои глаза, по нему видно, что он потерял все и всех, даже своих солдат, ему было не страшно умереть и воссоединиться с ними там, куда нам обещает попасть церковь, если мы не обратимся. Но, вместо того, чтобы стрелять, я передаю ему пистолет и тот с благодарностью принимает его.
— Жаль… что твой отец… не видит тебя… сейчас. — Кашляет Ивашкин.
— Действительно, жаль. — Он направляет пистолет на него, целясь прямо в голову, чтобы потом не пришлось разбираться с озверелым безумным. — Он бы гордился мной. — Выстрел.
<tab>Один точный выстрел, пуля проходит насквозь и из старого дивана вылетает несколько перьев.
<tab>Тэмпл поворачивается и молча отдает мне пистолет. Я все еще не могу оторвать глаз от мертвого тела на полу. Правильно ли мы поступили? Останется ли эта тайна с нами навсегда? Сейчас это было не важно. Президент мертв, мы убили его вместе.
<tab>Выстрелы на улице прекратились почти что так же внезапно, как и начались. Мы поторопились спуститься, а в голове тем временем блуждала лишь одна мысль — неужели больше некому отстреливаться?
<tab>Выйдя на площадь мы рывком забрались на стену и посмотрели вдаль: безумные отступали, они разворачивались, и уходили туда откуда пришли. Солдаты ликовали, мы одержали победу и пусть пока никто не задумывался о ее цене. Меня же интересовало другое — что же это был за переломный момент, когда безумным больше не за что стало сражаться? Может они уже достигли своей цели?



Василиса Русая

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться