Элиссабель

Ч. 1 Гл 7

Глава 7

 

…Эрл стоял на страже у дверей комнаты мамы и не находил себе места. Он думал, что отец зайдет к ней, успокоит ее, внушит ей уверенность… или хотя бы надежду, но все шло совсем не так. Он чувствовал боль мамы, чувствовал горечь и отчаяние, которые она испытывала… и не понимал ничего. Что там происходит? Он чем они говорят? Почему душевная боль мамы с каждой секундой становится все сильнее и сильнее? А еще ему на нервы действовала Эрри. Которая находилась в десяти шагах от него и также, как и он не спускала глаз с двери комнаты. И тут мама закричала диким истеричным голосом, и кричала она только одно слово: «Прекрати!». Эрл стал белее стены, но не посмел нарушить приказ отца. А вот Эрри… Она рванулась к двери с твердым намерением выломать ее. Эрл встал на ее пути.

- Пусти! – заорала на него Эрри. – Ты что не слышишь, Хейлика зовет нас на помощь!

- Нет, - Эрл смотрел твердо, но его голос предательски дрогнул, - папа просил не мешать им.

- Мешать?! – поразилась Эрри. – Да он же издевается над ней. Наверно решил отомстить за все обиды пока она не умерла!

- Что ты мелешь! Мой отец не такой. Он хочет сделать, он хочет сделать… - Эрл и рад был бы сказать, что хочет сделать его отец, но он не знал. Поэтому ему лишь осталось упереться в косяки двери руками и встать словно вкопанному, не давая Эрри ворваться внутрь.

… - Почему я должен прекратить? – обманчиво мягким голосом спрашивал Элгор. – Ты ведь хотела знать как я относился к Элиссабель? Ты ведь хотела знать какие между нами были отношения?

- Не надо, - молила Хейлика. – Я ничего не хочу знать.

- Ты не хочешь знать, как сильно меня любила женщина прекраснее которой трудно и сыскать? Ты не хочешь знать, как она меня боготворила, как искала моего расположения, все свои силы отдавая желанию угодить мне?

- Нет, - твердо сказала Хейлика, - я ничего не хочу знать… уже не хочу, - с трудом проглотив комок в горле, неслышно добавила она.

- Ты не хочешь знать, что все годы проведенные с Элиссабель я отдал бы за несколько минут только бы быть рядом с тобой? – точно таким же тоном каким говорил все предыдущие слова и фразы, спросил Элгор.

- Нет, нет, нет! – трясла головой Хейлика, совершенно не вслушиваясь в смысл слов. – Не хочу, не хочу, не хо… Что?! – поразилась она. Что ты сказал?

- Я сказал, - ровным, спокойным голосом ответил Элгор, - что все годы, проведенные рядом с Элиссабель, я отдал бы чтобы ты была рядом со мной… Нет, даже не рядом, чтобы ты просто БЫЛА. Была где угодно, но чтобы я, когда тоска по тебе станет невыносимой, мог бы добраться до тебя и посмотреть хотя б издали, хотя бы украдкой, ненавидя при этом и гномов, и их детей, с которыми ты веселилась, - глухо добавил он. Хейлика вздрогнула и удивленно посмотрела на мужа. Его слова о гномах и их детворе не были абстрактными. Элгор видел ее! Видел на той поляне, когда она учила детей бить ногами по мячу сделанном из прессованной шерсти. Он ее искал. Он думал о ней. Он… он… неужели… Хейлика не позволила себе додумать. Она тряхнула головой и с яростью прошептала:

- Только не говори, что ты искал меня, потому что любил. Я в это никогда не поверю. Никогда! Я же понимаю, что тебе жаль меня, и именно эта жалость заставляет тебя говорить мне все это. Не надо! Я сильная. Я выдержу. Только не жалость, только не жалость, - повторила она едва слышно. - Мне легче умереть, зная, что ты не мог меня полюбить, потому что после Элиссабель… - у нее перехватило дыхание и она на секунду замолчала, но потом, собравшись с силами твердо закончила: - Чем знать, что из жалости, ты решился на ложь, думая, что это меня утешит. Нет, нет, нет. Прошу тебя…

- Ты не веришь, что я тебя люблю? – спокойно спросил Элгор.

- Любишь?! – чуть не засмеялась Хейлика. – Ты меня любишь?! – повторили она. – Да я же хорошо помню какую злость, бешенство и раздражение ты испытывал только при упоминании моего имени! Мне говорили об этом. Говорили не раз, не два. Это, конечно, было еще до нашей свадьбы, но куда бы эти твои чувства делись? Я же не изменилась.

- Да, я злился на тебя, - все также спокойно сказал Элгор. - Злился за твои поступки, за твои любовные похождения, которые не осуждал только ленивый, злился, злился, - Элгор невесело покачал головой, - и вдруг внезапно осознал, что это не злость, а дикая неудержимая, неконтролируемая ревность. Я даже не предполагал, что могу так ревновать. Если бы ты знала как я ненавидел твоих любовников, если бы ты только знала! – Элгор откинул голову назад и уставился в потолок, и в эту секунду Хейлика остро почувствовала, что все его спокойствие наносное, что внутри Элгора бурлит раскаленная лава. – Я же в тысячу раз лучше любого из них, но на меня ты смотрела как на пустое место и до нашей свадьбы, и после. Я для тебя не существовал, не существовал как мужчина, - добавил он, все также глядя в потолок. – Повисло тяжелое молчание. Хейлика просто не знала, что говорить. Элгор любит ее… эта мысль не помещалась в ее сознании, была чужой, совершенно чужой, от этой мысли внутри все переворачивалось, все вставало с ног на голову. Зато мысль о том, что Элгор любит Элиссабель была такой привычной, с этой мыслью Хейлика жила долгие годы, и теперь это убеждение не хотело ее отпускать. Хейлике нужны были новые подтверждения чувств мужа, иначе…

- Почему ты никогда не говорил мне о том, что ты ко мне чувствуешь? - тоном, которым следователь разговаривает с подозреваемым в пыточной камере, спросила она. Хейлика понимала, что такой ее тон никак не способствует откровенности и всплеску чувств, она также хорошо понимала, насколько тяжело отвечать на такие вопросы, да еще заданные подобным тоном. Но ей было все равно. Не ответит – значит не ответит.

- А ты сама как думаешь? – вопросом на вопрос ответил он.

- Я много о чем думаю, - резко начала она, и вдруг тихо сказала: - Из-за Элиссабель? – Элгор не отвечал, но ей и не нужен был ответ, вся его поза, все его застывшее тело было ответом. – Ты только ей говорил, что любишь ее и больше никому не хотел говорить подобных слов? – предположила Хейлика. Элгор резко повернул голову и посмотрел ей прямо в глаза. Это произошло впервые за много-много дней и Хейлика замерла. Это было… наслаждение, когда вот так глаза в глаза и больше нет никого вокруг только он и он, и тут Элгор чеканя каждое слово сказал:



Раиса Борисовна Николаева

Отредактировано: 25.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться