Элиссабель

Ч. 1 Гл. 3

Глава 3

 

На следующий день приехала Эрри. Перемены в Хейлики ее настолько ужаснули, что она даже не заметила ни холодного приветствия Хейлики, ни ее отстраненности.

- Мама, что с Хейликой? - требовала она ответа у Эледии.

- Не знаю. Никто не знает. Лорд Элгор сказал, что она приехала в Голдерин только затем, чтобы увидеть Эрла.

- А меня? – обиженно спросила Эрри. – Меня она не хотела видеть? – но Эледия лишь поцеловала свою дорогую девочку. В последующие дни Хейлика решительно пресекала все попытки Эрри приблизится к ней. И часами сидела в одиночестве, глядя на воду.

- Ну, когда уже этот Эрл приедет?! – возмущалась Эрри, которой не терпелось узнать, почему Хейлика так странно себя ведет. – Он так долго добирается из Нордерина, словно тот находится на другом конце света!

Как бы то ни было, наконец, настал день, когда отряд из Нордерина подъехал к стенам замка.

- Эрри, - устало сказала Эледия дочери, - дай Эрлу время хотя бы умыться с дороги и покушать. А еще будет лучше, если с Эрлом сначала поговорит Элгор, он ведь все-таки его отец. - Эрри тяжко вздохнула, признавая правоту матери, и дождавшись пока Эрл умоется, покушает, поговорит с отцом и бегом отравится к беседке, где, как всегда сидела Хейлика (не подозревающая о приезде сына), взобралась на балкон, чтобы издалека следить за разговором Эрла и Хейлики.

… - Привет, мама, - тихо сказал Эрл приблизившись к Хейлике, безучастно смотревшей на воду и настолько погрузившейся в свои мысли, что даже не услышала его торопливые шаги.

- Эрл, - скорее выдохнула, чем произнесла Хейлика, и осторожно приподнялась со скамьи, чтобы обнять своего мальчика. Но едва прижав Эрла к себе, она, словно чего-то испугавшись снова опустилась на скамью, сжав двумя руками ладонь сына. – Дождалась, дождалась, счастливо прошептала она. – Как хорошо, что ты приехал. – Эрл нахмурился, сначала от того, что слова матери показались ему странными, а потом нахмурился еще больше, увидев ее исхудавшее до крайней степени истощенности лицо.

- Что с тобой?! – ахнул он, с ужасом разглядывая торчащие скулы, запавшие глаза, выпирающие ключицы.

- Эрл, это ерунда, - беспечно махнула она рукой. – Отъемся, как следует, и стану такой толстухой, что будешь снова спрашивать, что со мною. – Она весело и легко засмеялась, и у Эрла отлегло от сердца. Раз мама сказала, что все в порядке, значит, так оно и есть. – Знаешь, - немного неуверенно сказала она, - обстоятельства складываются так, что я не смогу остаться в Голдерине на празднество, которое состоится через десять дней?

- Почему!? – поразился Эрл. – Что это еще за такие обстоятельства? – Хейлика неуверенно помялась, и Эрл догадался: - Это из-за отца? – Хейлика как-то отстраненно кивнула головой, словно думала о чем-то другом.

- Эрл, я уеду завтра. Перед тем как покинуть Голдерин, я поговорю с Элгором и сразу уеду, - каким-то усталым голосом продолжила Хейлика. – Я вот о чем хотела тебя попросить… надеюсь, ты выполнишь мою просьбу? – вдруг с неожиданным беспокойством спросила она.

- Конечно! – воскликнул Эрл, - как бы я отказался это сделать? - засмеялся он. Хейлика в ответ лишь как-то растеряно улыбнулась, и эта улыбка Эрлу не понравилась.

- На столе в комнате я оставлю шкатулку и небольшой сундучок, - начала Хейлика. – В небольшой шкатулке находится медальон, в нем портреты моих родителей и письма мамы. Медальон если хочешь можешь оставить себе, а вот шкатулку с письмами отдай Эмбер… Лучше бы конечно было отдать Эллис, - вдруг с досадой сказала Хейлика, - но старшинство есть старшинство. В большом сундучке находятся мои памятные вещи, - продолжила она. – Там будет такое красивое колье – отдай его сэру Ламберту, это его подарок, верни его ему. Еще там лежит изумрудный кулон и шкатулка с моим портретом – верни это королю Эльтинару. А остальной мусор можешь выбросить, - грустно засмеялась она. – Там лежит кусок витка троса, что влез мне в ногу, когда меня тянули. Я сама вырезала его ножом из своей раны… да, - покачала она головой, - незабываемые были ощущения. Еще там нож, что мы забрали у орка, которого убили в детстве, еще там кусочек мозаики – остатки от той, что стояла в витражах, украшающих окна… В общем это хлам, что дорог был только мне. – Хейлика говорила и говорила, бессмысленно глядя на озеро, сосредоточившись на своих мыслях, чтобы ничего не забыть, и с каждым сказанным ею словом лицо Эрла мрачнело все больше и больше, аж пока он не схватил ее за руку, прерывая на середине фразы:

- Мама, что с тобой? Ты же мне наврала, сказав, что с тобой все в порядке? Ты же солгала, сказав, что твоя худоба и истощение легко исчезнут, лишь стоит тебе немного отдохнуть? Что с тобой? – шепотом спросил он, и так посмотрел ей в глаза, что Хейлика резко отвернулась, сжав ладонью себя за воротник. Она молчала и ее молчание было красноречивее любых слов. Наконец, она с трудом сказала.

- Эрл, я вернулась, чтобы попрощаться с тобой и девочками, чтобы попросить прощение у Элгора, а потом… - она вздохнула, собираясь с силами, - потом я уеду навсегда.

- Но почему? – закричал Эрл. – Почему навсегда? Отвечай. Скажи мне правду. Почему навсегда?! – тряс ее Эрл за плечи. Хейлика вдруг вздернула голову и твердо посмотрела ему в глаза:

- Да потому что я скоро умру. Очень-очень скоро.

- Что ты такое говоришь? – поразился Эрл. – Как ты можешь умереть. Почему? Ты же долгоживущая. – Хейлика стиснула зубы, не желая отвечать, но Эрл не сдавался. – Мама, пожалуйста скажи мне, почему ты думаешь, что скоро умрешь? – От этих слов, сказанных с таким страхом за ее жизнь, с таким беспокойством, внутри Хейлики, словно лопнула пружина, или порвалась струна, сдерживающая ее эмоции. Лицо Хейлики задрожало, и она откинулась на спинку скамьи обессиленная и несчастная.



Раиса Борисовна Николаева

Отредактировано: 25.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться