Элиссабель

Ч. 1 Гл. 4

Глава 4

 

Эрл медленно шел во дворец, не зная, что ему делать и как поступить. Его отец, увидев что разговор окончен, быстро шел ему навстречу, но его опередила Эрри.

- Эрл, - вихрем подлетела она к нему, - что тебе Хейлика рассказала. Может быть, переговорив сначала с отцом, Эрл ответил бы Эрри иначе, но в этот момент он был в таком состоянии, что, резко развернувшись к ней, сказал с едва сдерживаемой яростью:

- Мама сказала, что на ней лежит Смертельное Проклятие, и что его наложила на нее - Элиссабель.

- Вот же гадина! – с чувством воскликнула Эрри, ни секунды, не сомневаясь ни в словах Хейлики, ни в том, что Элиссабель могла это сделать. Эрл от неожиданности застыл на секунду: даже он усомнился в словах мамы, а вот Эрри нет. Если она кого-то любила или верила кому-то – то до конца.

- Какая же ты умничка, - вдруг сказал Эрл и звонко чмокнул ее макушку. У него словно пелена спала с глаз, и он теперь точно знал, что будет делать. Быстрым шагом Эрл пошел во дворец, чтобы увидеть Эледию и Этторна, Эрри бежала следом за ним, поняв по решительному выражению его лица, что сейчас произойдет нечто очень важное.

Что тебе сказала Хейлика? - после взаимного приветствия, ласково спросила Эледия. У нее были встревоженные глаза. Состояние Хейлики ее очень беспокоило, она не понимала, что с ней происходит и теперь надеялась услышать это от Эрла.

- Мама считает, что на ней лежит Смертельное Проклятие, от которого она умирает, - спокойным голосом, в котором, однако слышались едва сдерживаемые эмоции, сказал Эрл.

- Хейлика ошибается! – убежденно возразила Эледия. – Этого не может быть. Мы бы обязательно почувствовали если бы кто-то из Преображающихся стал читать такое Проклятие.

- Мама убеждена в обратном, и чтобы переубедить ее я прошу вас провести ритуал, который покажет наложено такое Проклятие или нет, - тоном, настаивающим на своем, продолжил Эрл.

- Эрл, - вмешался в разговор Этторн. – Эледия права, никакого Проклятия на Хейлике лежать не может.

- Она считает, что лежит, - упрямо сказал Эрл, собравшись с силами, поскольку знал, что сейчас своими словами ударит Эледию и Этторна в самое сердце.

- И кто же, по ее мнению, наложил это Проклятие? – Этторн старался говорить вежливо, но его тон против воли так подчеркнул слова «по ее мнению», что сразу становилось понятно, насколько пренебрежительно он думает и о словах Хейлики, и о ней самой.

- Первая жена моего отца и ваша дочь королева Элиссабель, - излишне спокойным тоном ответил Эрл, и услышал, как за его спиной тихо ахнула Эрри, увидевшая, как засветились от ярости глаза ее отца.

- Что ты сказал? – тихим и от этого еще более страшным голосом переспросил Этторн.

- Мама открыла шкатулку, принадлежащую вашей дочери, - стараясь говорить твердым и спокойным голосом сказал Эрл. – В эту секунду в зеркале на внутренней стороне шкатулки вместо лица моей мамы отразилось лицо королевы Элиссабель, мама почувствовала жжение в груди и с этого мгновения поняла, что на нее наложено смертельное Проклятие, она…

- Замолчи! – закричал Этторн, прерывая Эрла. – Запомни, хорошо запомни, - с угрозой повторил он. – Моя дочь Элиссабель никогда, ты слышишь НИКОГДА, не совершила бы подобного! И если еще хоть раз ты попробуешь заговорить об этом – то берегись! – Этторн или случайно, или умышленно так голосом выделил имя своей первой дочери, что и Эрл, и Эрри поняли, что о второй дочери он так бы не сказал никогда. Глаза Эрри, что стояла за спиной Эрла, наполнились слезами, она зло вытерла их и вышла вперед, теперь она заслоняла собой Эрла.

- Знаешь, папа, что я подумала, - с нотками горечи в голосе, несколько ядовито сказала она. – А что если ты ошибаешься?

- Ошибаюсь в чем? – холодно спросил ее отец. – Ошибаюсь в том, что ты невоспитанная, неуравновешенная, несдержанная девушка, мнящая себя великим воином? Девушка, не умеющая вести себя с королевским достоинством, постоянно позорящая нас с мамой? Девушка, не вызывающая никаких других чувств у окружающих, кроме насмешек? Девушка недостойная быть принцессой Голдерина? – От этих жестоких слов Эрри судорожно глотнула, но потом ее губы плотно сжались, а глаза блеснули холодным светом сдерживаемой ярости.

- Нет, отец, - ровным голосом сказала она. - Я спрашиваю тебя не ошибаешься ли ты, считая, что мы с Элиссабель слишком отличаемся друг от друга? Ты считаешь, что мы не похожи, словно огонь и вода, а вдруг это не так? – Этторн дернулся что-то ответить, но Эрри быстро продолжила: - А, что если вся та страсть и эмоции, что я не таясь выплескиваю на окружающих, бушевали и в груди Элиссабель, и она год за годом, столетие за столетием сдерживала их, не давая им вырваться на волю? Что если ее хваленое спокойствие было всего лишь маской, под которой она прятала свои истинные чувства? Да если бы я весь свой гнев или все свои обиды удерживала в себе… - Эрри перевела дыхание, позволив окружающим осознать, этот кошмар. - А вдруг и она была такой? Да она не то, что смертельное Проклятие, она могла бы… - Эрри не договорила, звонкая пощечина, от которой она отлетела к стене, сбив несколько стульев, заставила ее замолчать. Но Эрри не унималась, вскочив на ноги она вновь бросилась к отцу, закричав почти на грани истерики:

- Ты боишься поверить, что Элиссабель не была бесчувственной куклой, а могла страдать и мучиться? Не можешь поверить, что долгие годы она только притворялась такой, обманывая окружающих?! – рука Этторна взвилась вверх для новой пощечины, но ее остановила рука Эрла.

- Ах ты мальчишка! – взбесился Этторн. – Да как ты смеешь?!

- Смеет, смеет! – из-за спины Эрла кричала Эрри. – Он борется за жизнь своей мамы! Она жива, а Элиссабель умерла! – лаза Этторна заледенели, он хотел что-то сказать, но легкое прикосновение Эледии, мгновенно привело его в себя.



Раиса Борисовна Николаева

Отредактировано: 25.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться