Елизавета в Мире Теней

Размер шрифта: - +

Глава 20. Туман.

Туман был всюду на улице. Дома ещё держали оборону от его щупалец, но там, где зазевавшиеся хозяева забыли закрыть двери, форточки или оконца подвалов и чердаков молочное проклятье проникало и в жилище, слизывая предметы, домашних любимцев и даже людей.

Когда приговор был приведён в исполнение, и затаившая дыхание толпа в оцепенении смотрела на тела, лишённые жизни прямо у них на глазах. Из крови, пролившейся на эшафот, поползли белые струйки, которые стали сливаться с такими же, ползущими по верёвкам висельников. Очень быстро эти струйки превратились в стремительно разраставшееся облако. Кто-то из министров прокричал с балкона, чтобы все жители немедленно отправились домой и закрылись там, пообещав, что ситуация прояснится в ближайшее время и меры будут приняты. Началась паника, люди устремились в разные стороны, давя и толкая друг друга. Но туман был быстрее. Он нагонял человеческие толпы и застил им глаза, путая и заставляя петлять и сталкиваться между собой. Но это было не самое страшное — ужаснее всего приходилось тем, чья рука держала близких, бывших тенями — иллюзиями этого Мира. Многие мужчины и женщины, мальчики и девочки кричали, призывая родных и любимых, хватая воздух и чужие руки там, где только что было тепло ладони близкого человека. "Самые счастливые браки заключаются с тенями, природа создала их для удобства переселившихся сюда душ. " — Так говорила Терхенетар. И теперь самые счастливые пары были разбиты и сотни ребятишек крепко зажали туман в опустевшие кулачки. Невидимые друг для друга, люди начинали метаться, сбивая других с ног и падая сами. Блуждания продолжались всю ночь и в последующие дни многие пытались найти потерявшихся. Во всех окнах круглосуточно горели свечи, как маяки для бедняг, с утра до ночи выкликавших имена. Куда бы ни зашёл такой скиталец, ему давали поесть и отдохнуть.

Министры, наравне со всеми поддавшиеся панике, бросились во дворец, справедливо предполагая в нём обилие запасов, которые позволят выдержать блокаду магического тумана. Последним к ним присоединился премьер, такой же безмятежный, как и во весь предыдущий день. Обсуждать случившееся он не стал, а назначил заседание Совета на утро, когда все будут спокойнее и ситуация, возможно, прояснится. Большинство настаивало, чтобы кто-нибудь пошёл к Госпоже Ведьме, но на это Вёльф ответил резким отказом, объяснив его приказом короля об её изоляции. К тому же, все, кроме него, боялись идти через туман, заполнивший внутренний двор и галереи. На этом день во дворце завершился.

Генрих лежал на кровати и смотрел в лепной потолок, заложив руки за голову и размышляя о произошедшем. Он помнил, что Терхенетар рассказывала о природе и свойствах этого тумана, понимал, каким кошмаром обернётся для многих это бедствие. Перед тем, как отправиться спать, он разослал гонцов с поручениями: одного к Илорену, а других в соседние города, чтобы предупредить о возможной опасности, если конечно их она ещё не настигла. Вёльф думал о том, что столица давно уже самый нелепый город в королевстве и ему нужны перемены, думал о том, как так произошло, что все остальные города более живые и реальные, как и их жители. В конце концов, он заснул и во сне ловил туман сачком вместе с молодой Терхенетар и Илореном.

Проснувшись, министр выглянул в окно и, убедившись, что мгла не рассеялась, стал собираться на заседание.

Заспанные министры в этот раз опередили премьера и, с озабоченными выражениями на лицах, выжидательно смотрели на дверь, когда он вошёл.

— Ваше Превосходительство, туман не рассеялся — отрапортовал министр безопасности.

— Да, я обратил внимание — скучающим голосом отозвался Вёльф, занимая место во главе стола. — Какие есть предложения, коллеги?

— Нужно пригласить сюда Госпожу Ведьму, только она может дать объяснение случившемуся, так как это лежит, безусловно, в области магии — сказал министр культуры.

— Безусловно — одобрительно кивнул Генрих.

— Но привести её может только посыльный доверенного лица короля, то есть вас.

— Это справедливое замечание, я напишу бумагу, которая должна быть передана охране перед апартаментами Госпожи, а вы пока найдите человека, которому можно поручить это дело.

Ухмыльнувшись, он начал составлять приказ от имени короля. Вёльф не торопился, так как найти человека, не трусившего перед Терхенетар сейчас, было весьма трудно. Когда он шёл по коридору, то слышал о том, что многие считали, будто туман наслала на город ведьма в отместку за ослушание и арест. Версия была весьма правдоподобна, а потому живуча и через час грозила стать официальной в умах большинства придворных, живших во дворце.

Бумага была написана, подписана, гордо сиял на ней оттиск королевского герба в виде грифона со щитом и мечом, готового к схватке, а министры всё искали гонца, готового пойти в замок и вернуться с Госпожой Ведьмой. При виде их, все прятались по комнатам, и достучаться до кого-либо было решительно невозможно. Во дворце дисциплина отрицалась на подсознательном уровне и никакие угрозы не могли заставить дрожавших от страха обитателей откликнуться на мольбы чиновников. В конце концов, один из путешественников, гостивших во дворце, согласился отправиться к Терхенетар и был с гордостью представлен пред очи заскучавшего премьера. От него странник Ганс получил все необходимые распоряжения и, радостно напевая о прелести приключений и новых впечатлений, смело отворил двери на галерею, ведущую в замок, и пропал в тумане, оставив позади замеревших министров, которые провожали его, чтобы убедиться в том, что юноша не отступит.

Прошло полчаса и, всё так же счастливо напевая, в Зал Совета вошел Ганс и положил на стол бумагу. Он лучезарно улыбнулся, обводя взглядом всё собрание, и громко чётко произнёс:

— Госпожа Ведьма была перевезена в другое место по приказу Его Величества Короля Илорена, нашего.



София Карамазова

Отредактировано: 28.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться