Елизавета в Мире Теней

Размер шрифта: - +

Глава 22. Свадьба Короля.

Илорен метался по замку, стараясь проследить за тем, чтобы к приезду Елизаветы в нём успели всё обновить, оставив в неприкосновенности только крыло с лабораторией, где когда-то Терхенетар, Кармилла, Марго и Катарина возились со своими экспериментами, а теперь обитали слуги — травники. Вёльф собрал все вещи бывшей Госпожи Ведьмы и отправил в своё имение.

Два дня назад всех вед привезли гвардейцы и заперли во владениях Рамси, который был всецело поглощён строительством здания городской тюрьмы, первого в Мире Теней. Начальник отряда рассказал о том, что когда они подъехали к стене тумана, окружившей город, наступал вечер, так что было решено дождаться утра. Когда же оно наступило, то они увидели на постоялом дворе ещё четверых вед, которые немедленно бросились к подругам, даже не заметив, что они под конвоем. Мириам, Махтаб, Линг и Тереза, вернувшиеся из Гирфентейна, рассказали о том, что город пуст. Дети исчезли, но вещи остались, разбросанные всюду, даже слуги, которые прибыли из замка словно растворились в тумане, разлившемся по всему пространству и вокруг города детей. Добравшись туда уже ночью, веды бросились к спальным корпусам, потом служебным помещениям и так обследовали всё, потом отдохнули и утром повторили попытку. Убедившись, что вокруг ни души, они помчались обратно, чтобы организовать поиски вместе с Терхенетар и Илореном. Так они присоединились к своим сёстрам и узнали, что Алиты больше нет, а тело её похоронено в лесу, недалеко от дороги. Сопротивления никто не оказывал. За решётками подземелья они узнали о грядущих переменах и побеге Терхенетар.

К приезду гостей всё было готово. Прибытия ждали уже к утру, хотя гонец ещё не появлялся. Король с бывшим премьером сидели в приёмной Госпожи Ведьмы.

— Терхенетар говорила о нём, — нахмурившись, сказал Генрих. — Я вспомнил об этом только недавно, слишком много всего произошло, да и, к моему стыду, мы перестали прислушиваться к её словам в последнее время. Но ведь и про казнь мы не послушали.

— Я не забыл, — устало ответил Илорен, — но все советы Терхенетар сводились к возражениям. Веды ничего не делают, только изрекают что-то о грядущих карах и гордо вскидывают головы. Надоели. Может и к лучшему, что он придёт к власти, раз мы ей не умеем пользоваться?

— Как это типично для тебя — сваливать ответственность на любого желающего, не раздумывая о последствиях.

— Да, и все это знают. Для меня теперь главное решить проблему этого проклятого тумана и найти детей.

— Может доверить это ведам, всё-таки они — это семья мальчиков?

— Гвардейцы прекрасно справятся, а проводить ритуалы ведьмам я позволить не могу. Терхенетар не ответила на письма?

— Нет, но и без её слов ясно, это то самое зло, проникшее в наш Мир…

— Всё, что проникло без ведома Терхенетар — абсолютное зло — раздражённо перебил Илорен. — Все беды из-за вед, а конкретнее из-за её любимицы — Урсулы. Может они постепенно впадают в маразм? Последние листы Книги о нашёптывании замазаны, и можно ждать чего угодно. Поведение даёт возможность предполагать нечто подобное.

— Ты злишься из-за страха, что твой последний шанс всё исправить обернётся ещё большей неудачей.

— Безусловно, кто-нибудь этого не боится? Но нужно же что-нибудь делать.

— Да, ты прав, другого выхода у нас нет.

Доложили о прибытии гонца, который передал записку от Арчибальда. Прочитав её, Илорен сказал ожидавшему новостей Вёльфу:

— Завтра утром. Они на постоялом дворе, там, где заканчивается теперь Долина Тумана. Люди предупреждены?

— Да, глашатаи прокричали всюду, чтобы горожане не выходили из своих домов, когда отряд «гвардейцев» Госпожи Елизаветы будет проходить по городу.

— Хорошо. Тогда, до завтра, Генрих.

— До завтра, — с тяжёлым чувством ответил Вёльф.

Ему была невыносима мысль, что какая-то девчонка займёт замок его любимой Терхенетар — такой умной, особенной, не похожей ни на кого из виденных им женщин. Что её будут превозносить как спасительницу, а предшественницу клеймить как беглянку, проклявшую собственный народ. Он оглянул комнату в последний раз и ушёл во дворец, чтобы выспаться перед встречей с загадочным преемником.

Утром удивительная процессия вступила в город. Елизавета, облачённая в чёрное платье, возглавляла отряд. По правую и левую стороны от неё, чуть позади, ехали Арчибальд и Виктория. Все трое держали ярко пылающие факелы в руке, поднятой высоко над головой. А позади, инстинктивно двигаясь за источником притяжения, ровными рядами шли воины, в тумане их было не видно и только шарканье и хриплое дыхание оповещало жителей о том, что не стоит покидать своего крова. Но вот процессия остановилась, и в толпе воинов тоже вспыхнул огонёк, а затем распространился по всему строю и глазам любопытных горожан, выглядывавших в окна, предстали силуэты гвардейцев Госпожи Ведьмы, наводившие ужас даже смутными очертаниями. Замыкала процессию карета. Где-то пытались прокричать приветствия, но неуверенные голоса быстро смолкали и шествие нового правительства практически в полном составе, похожего в тумане на огненную змею, проходило под звуки собственного движения.

Делегация придворных, во главе с Илореном и Вёльфом, встречала их у моста. Прогремели приветственно трубы, произнесли трогательные речи и все двинулись на внутренний двор, где Арчибальд отправился во дворец, чтобы принять дела у бывшего премьера, а Виктория с Елизаветой пошли в замок, где им предстояло выслушать наставления церемониймейстера о предстоящей свадьбе. Бракосочетание назначили на вечер, чтобы побыстрее совершить ритуал, который мог бы восстановить страну.

Виктория была подавлена мрачностью Фьелы, да и Елизавете здесь было не по себе. Но, когда они, наконец, вошли в ярко освещённый холл готического замка Госпожи Ведьмы и увидели, как слуги склонились в почтительном поклоне, приветствуя их, то, несмотря на всё волнение, чувство радости наполнило девушек. Лиза оглядывалась в своём доме, хоть и понимала, что она здесь самозванка, но на некоторое время решила позволить себе отдохнуть и просто насладиться свободой. Все были особенно почтительны в обращении к ней и именовали не иначе как Госпожа. К королевам в замке всегда было равнодушное отношение. Терхенетар не поощряла их появления на своей территории, так что ожидания Виктории об особом преклонении не оправдались и всякий раз во время осмотра замка, когда дворецкий, обращаясь к Елизавете, мог проигнорировать её вопросы, страшно злилась про себя. Лиза же, впервые оказавшись особой высокого ранга, без всяких условий и оговорок сияла и даже не пыталась придать себе серьёзный вид, который более подходил к её титулу. Когда девушки уже направлялись в свои апартаменты, к ним робко приблизился один из слуг и сказал, что внизу ждёт гвардеец, которому очень нужно видеть Госпожу Ведьму. Елизавета спустилась к нему.



София Карамазова

Отредактировано: 28.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться