Ёлка Для Вампиров

3

 

— Что стряслось? — в недоумении поднялась навстречу подруге Люсиль. — На тебе лица нет!

— Что?! — в ярости шепотом завопила Соня. Голос по-прежнему отказывался подчиниться, срываясь с визга на хрип на каждом слове. — Он меня хотел!.. Он меня…

— Шеф вас хочет?! — приподнялись с кресел офисные дамы.

Соня оглянулась вокруг, на изумленные женские лица. До нее дошел смысл сказанных слов.

— Я увольняюсь!!! — завопила она прорезавшимся дискантом. В слезах схватила свою сумку и кинулась к выходу.

— Постой! Погоди! — закричала вслед Люсиль. — Пальто забыла! И шапку! Подожди меня!..

Люсиль догнала подругу только на улице. Под густым снегопадом на ходу завернула в пальто, нахлобучила шапку с нелепым огромным помпоном. Соня всхлипывала в голос, размазывала колючие снежинки по мокрым щекам. Нервно отмахивалась от заботливых объятий, не сбавляя решительного шага.

— Ну, что случилось-то? — участливо вопрошала Люсиль. — Он тебя обидел, да?

— Гад… Подлец… Подлец-гад… — бормотала между всхлипами Соня. — Как он мог?.. Я думала, он такой… А он на самом деле!.. Подлец, негодяй…

— Охо-хо-хо-хо, — вздохнула Люсиль озабоченно. Она незаметно отключила свой мобильник, сбросив настойчивый вызов начальника. — Зайка, тебе нужно срочно успокоиться. Давай-ка вот глотнем чего-нибудь для сугреву, и ты мне всё толком расскажешь, хорошо?

И она ловко втолкнула зареванную подругу в двери бара, очень кстати попавшегося на пути.

Там, в тепле и уюте, под тоскливую музыку лаундж, вытекающую из побитого жизнью и посетителями караоке-центра, подруги излили друг дружке душевные горести. Вернее, изливала Соня, а Люсиль подливала. Для врачевания душевных ран шоколадный ликер пришелся лучше всех бальзамов.

Соня могла реветь вдоволь, не стесняясь — Люсиль предусмотрительно заняла столик в тихом уголке, наполовину прикрытый елкой, уныло перемигивающейся огоньками. После первой бутылки Соня пристрастилась занюхивать клеенчатой хвоей, благо на двух девушек никто не обращал внимания. Посетителей в заведении было немного, только какая-то полусонная компания клерков у стойки безрадостно праздновали свой новогодний корпоратив.

— Ты мне обещала кого? — обиженно вопрошала Соня. Когда поток слез поутих, прорвался поток обвинений и обличений.

— Кого? — покладисто переспросила Люсиль.

— Принца ты мне обещала! — надула губки Соня. — Прекрасного принца на черном бентли! А он кем оказался?

— Бентли в наличии, — заметила Люсиль.

— К лешему бентли! Он оказался хамом! Как все! Как все начальники думает, будто можно в кабинет позвать и на диван кинуть!

— Да ты что?! — в неподдельном изумлении округлила глаза Люсиль. — Вот прям так и сразу?

— Да! Вот так и сразу! Думает, если сам красавец, богатый, с положением — так разрешено всё что хочется! И вот все вокруг прям так и грезят, как бы он их заметил…

— Так и есть, — пожала плечами Люсиль, вспомнив коллектив конторы.

— А я не такая! — трагическим театральным шепотом изрекла Соня, помахав пальцем перед носом подруги. — Я не желаю как все! Не хочу, чтобы со мной обращались, как с безмозглой дешевкой. Мне плевать и на его деньги, и на его статус… И на него самого! Меня деньгами не купите!

— Повторите, пожалуйста, — показала Люсиль подошедшему официанту стремительно пустеющую бутылку.

— Не купите! — твердила ничего уже не замечающая вокруг Соня. — Я не так воспитана…

— Но ведь он тебе понравился, — сказала Люсиль. — Признайся, ну хоть чуточку приглянулся?

От переживаний и ликера Софию развезло. Стремительно и неотвратимо.

— Ольгерд Ос-ик-кальдович… — выговорила она, помотав головой. Взгромоздила локти на стол (один попал в тарелку с фисташками), уткнула в ладони подбородок. Повторила нараспев, мечтательно прикрыв глаза: — Ольгерд… Это ты, Люська, во всем виновата. Из-за тебя я и вправду чуть не влюбилась. Это ж надо! Чуть не влюбилась! И в такого хама… Оборотень проклятый!!! — выкрикнула она с алкогольной яростью, так что даже мужчина, одиноко сидевший за соседним столиком через елку, поперхнулся своим пивом.

— Извините, это не вам, — кивнула ему Люсиль. Наклонившись к подружке, заговорщицки зашептала: — Слушай, а может это недоразумение? Вдруг ты его неправильно поняла! Давай я с ним сама поговорю…

— Нет! — с негодованием отвергла предложение девушка. — Я неправильно поняла его намеренья? Люська, не смеши меня. Да он смотрел на меня, как голодный вампир на отбивную…

Вспомнив его взгляд, она пригорюнилась снова. Но мысленно прокрутив произошедшее чуть дальше, густо покраснела и, зажмурившись, тонко выкрикнула:



Антонина Бересклет (Клименкова)

Отредактировано: 18.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться