Ёлка Для Вампиров

6

С трудом разлепив веки, Соня с недоумением сфокусировала взгляд на потолке. Потолок был странным, непривычным: дерево, доски, перекладины. Вот еще ерунда! Потолку в ее комнате положено быть обыкновенным, белым, а никак не охристым в древесную текстуру. И с паутиной в углу.

Соня перевела взгляд ниже — стены… А стены-то бревенчатые. Сруб из вековых стволов, плотно сложенных венец на венец. Так вот почему так уютно пахнет сухим деревом и легко дышится.

Полусонный взгляд лениво скользнул дальше. Окно… Кровать, на которой ей сладко спалось и из которой она не спешила выбираться, положив ладошку под щеку и повернувшись на правый бок… Так вот, кровать изголовьем поставлена к окну. А окно плотно занавешано тяжелыми темными шторами. Только посредине шторы чуть разошлись, впуская в комнату ослепительную полоску света, стрелой пересекающую дремотный сумрак спальни. Этот без спросу пробравшийся луч рассыпался солнечными зайчиками по столику у изголовья, играя среди баночек и тюбиков, зажигая искорками крупинки пыли на зеркальных линзах оставленных кем-то очков. Пожалуй, любопытство в Соне просыпалось раньше ее основного сознания. Ей вдруг стало очень интересно, зачем кому-то может понадобиться зимой столько солнцезащитных кремов? Ну, очки ладно — на горнолыжных курортах все катаются в очках. Но средства от загара? Разве можно загореть при нашем климате? Да еще зимой? Сейчас конец декабря — восход солнца поздний, часу в… В котором часу?..

Сосредоточиться на цифрах не получалось. Просто было лень. Лучше бросить ломать голову — и сладко зевнуть. Понежиться под одеялом, нежно пахнущим весенними цветами, поелозить, устаиваясь поудобнее… Соня прижалась спиной к чему-то теплому, к чему прижиматься было хорошо и уютно. Вставать совершенно не хотелось. Может, еще чуток подремать? Хотя бы пару минуток. Ну, четверть часика…

Скользнув под одеялом, на ее грудь легла ладонь. Пятерня мягко стиснула упругий холмик, погладила, нежно сжала и угомонилась. Соня взирала на эту руку с невыразимым изумлением. Рука была красива, даже пожалуй изящна: с длинными пальцами, с блестящими овально-острыми ногтями. Но откровенно мужская!

Подавившись собственным возмущением, издав отрывистый пронзительный писк, Соня кувырком скатилась с кровати. Забилась в угол, точно перепуганный зверек, больно стукнувшись локтем о бревенчатую стену.

— Что за грохот? — приподнялась из-за подушек взъерошенная голова Юлия.

— Меня… обесчестили?! — пролепетала, судорожно сглотнув, Соня.

— Больно надо, — фыркнул Юлий. И рухнул досыпать.

Соня с ужасом себя оглядела… Ну, в общем-то, да… Наверное. Опять она выставила себя дурой. Оказывается, спала она одетой. Свитер, брюки, под ними колготки — даже ремень на брюках на законном месте. Выходит, кто-то, скорей всего тот же Юлий, перенес ее сюда, когда она задремала. Но даже не покусился раздеть?

— Больно надо, — опять сонно буркнул из-за подушек Юлий, будто в ответ на ее мысли.

Хорошо хоть пальто с шапкой и сапогами снял — и на том спасибо.

— А… — открыла рот Соня, но не сумела вразумительно сформулировать вопрос.

— Туалет? Дверь слева от кухни. Полотенца в шкафчике. Есть захочешь — иди в столовую, тетя Дуся голодной не оставит, — сделал над собой усилие, оторвался от подушки Юлий. Произнеся столь длинную инструкцию, свалился обратно лицом вниз.

Подхватившись с пола, Соня пулей вылетела из комнаты.

 

_____________

 

Избушка, в которой ее угораздило проснуться, оказалась на диво комфортабельной. Несмотря на бревенчатые стены и обилие деревянной отделки в духе русского кантри, домик был вполне пригоден к цивилизованному проживанию. Небольшую гостиную загромождал комплект мягкой мебели, стену украшала панель телеэкрана, черное зеркало в полтора метра диагональю, потому как еще шире просто не поместилось бы. Плюс имелся плеер с коллекцией дисков на полках, да кондиционер, да из форточки виднелся край спутниковой тарелки.

Разумеется, имелся тут и обогреватель. Только он почему-то не был включен. Вообще, в комнате показалось очень даже холодно, по контрасту после теплой спальни. Соня опять порадовалась, что провела ночь полностью одетой, не то стучала бы сейчас зубами в пижамке. Поежившись, она поторопилась с дальнейшей рекогносцировкой.

Крошечная кухонька была набита техникой еще больше,  так что для обеденного стола едва нашелся угол. Правда, что тут готовить со всей этой автоматикой, было непонятно. В большом холодильнике обнаружились только коробки с томатным соком, яблочное пюре в баночках, (если верить этикеткам, с повышенным содержанием витаминов и железа), бутылки с красным вином, круги деревенской кровяной колбасы и, видимо в качестве десерта, батончики гематогена.

Но Соню понятное дело, больше всего порадовало содержимое туалетной комнаты. Какое счастье, что она была сделана не в традиционном деревенском стиле! Конечно, в туалетах на огородах есть особый шарм, своё специфическое очарование в единении с природой… Но не в новогодний морозец. Поэтому Соня как родному обрадовалась фарфоровому другу и душевно улыбнулась душевой кабинке. Водонагреватель согрел не только воду для умывания, но и удрученное тревогами сердце девушки.



Антонина Бересклет (Клименкова)

Отредактировано: 18.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться