Ёлка Для Вампиров

Размер шрифта: - +

8

 

Комната с книжным собранием располагалась по соседству с каминным залом, чуть дальше по коридору. Соня понадеялась, что могла бы провести ночь там, а не возвращаться к Юлию. Однако в небольшом помещении, заставленном книжными шкафами, оказались огромные окна — и совершенно отсутствовал обогреватель. Да и диванчик, развернутый к окнам, был слишком скрипучим и жестким. И вправду, кто из гостей захочет сидеть здесь, если можно взять книжку и почитать, как все нормальные люди, со всеми удобствами, лежа в кровати в своем уютном номере? Это Соне не повезло — видно, ей снова придется делить номер с этим невыносимым Салатиком.

Осмотрев шкафы, она с удивлением отметила, что большую часть коллекции составляют не романы или детективы, (чего можно было бы ожидать от библиотеки, собранной для приятного отдыха), а серьезные трактаты по истории. Причем в темах исследований значились самые различные эпохи и страны, равно как рознились и года изданий, обозначенные на переплетах томиков. Некоторые шкафы снабжались замками на стеклянных дверцах. Судя по видневшимся корешкам, там хранились настоящие антикварные раритеты.

Соня решила, что читать перед сном серьезные книги — это излишнее испытание для ее и без того утомленного стрессами разума. Она уже отчаялась найти нечто для себя подходящее, когда неожиданно наткнулась на отдельно стоящий шкаф, битком набитый совершенно несерьезной литературой. Соня обрадовалась находке, но радость оказалась преждевременной, ибо все книги в этом шкафу посвящались одной теме — вампирам. Там нашлись и старинные издания, в том числе чуть ли не первый выпуск «Дракулы» на языке оригинала. А вперемешку с такими сокровищами — толстенные современные антологии, собранные из примитивных пошлых рассказиков, с глупейшими клыкастыми физиономиями на ярких суперобложках. Такое впечатление, как будто многие поколения одной семьи собирали в коллекцию всё, что попадалось напечатанного об упырях, невзирая на художественную ценность текстов.

Вздохнув, ибо иной альтернативы не имелось, Соня выбрала пару томиков наугад. То есть почти наугад — старалась брать те, где картинки на обложках были менее кровавыми.

В холле, натягивая пальто, она оглянулась на распахнутые двери каминного зала. Шум застолья притих, больше не слышалось звона бокалов, ни песен, не звучала гитара. Люстры притушили, мягкое свечение камина придавало обстановке интимности… Глаза Сони шокировано округлились. Ей хватило одного короткого взгляда, чтобы залиться краской стыда. Поспешно запахнув пальто, сунув книжки под мышку, она тихонько юркнула за дверь с одной мыслью: лишь бы ее никто не заметил.

Однако, спустившись с крыльца, она уже не торопилась убегать. Любопытство пересилило стыд. Смущаясь и краснея, девушка задержалась на тропинке, пересеченной полосами тусклого света — там, откуда отлично просматривались широкие окна. Пусть даже ради этого пришлось обежать полздания кругом. Она вытянула шею, привстала на цыпочки, хотя весь зал и так был отлично виден — и находящаяся там теплая компания. Вроде бы ничего такого, ничего особенного, подумаешь невидаль… Но для нее, воспитанной в строгости старой морали, происходящее там казалось совершенно неприличным.

Сколько так простояла, минуту или больше, она не смогла бы ответить. Сердце возбужденно стучало, отсчитывая мгновения греховного любопытства… И лишь резкое движение темного силуэта за приспущенной прозрачной шторой заставило ее опомниться. Вспугнутая, она сорвалась с места, быстро зашагала по тропинкам, по хрусткому снежку, искрящемуся в свете фонарей. Мысленно возмущаясь и негодуя на распущенность современной молодежи, словно сама в одночасье сделалась старой бабкой — однако пряча в воротник пылающие щеки и растерянную смущенную улыбку. Какое всё-таки, оказывается, это волнующее занятие — подглядывать!..

 

_________________

 

Кот со вздохом оторвался от короткой жилистой шеи, облизнул алые губы.

— Мой донор столько водки выдул, что я сам скоро опьянею! — со смехом пожаловался ему приятель с дивана напротив.

— И почему они нам без алкоголя не даются? — посетовал из уютного сумрачного уголка третий. — Каждый раз через себя приходится столько этой мерзости попускать.

— Не капризничай, — усмехнулся Кот. — Ешь, что дают. А то завтра, может, и не достанется ни капли. Шеф как обычно со всем своим гаремом явится, а его бабы этих рыбачков без водки тепленькими раскусят.

— Сестрички обещали для нас закуску прихватить.

— Ну и кого? Опять худосочных студенток притащат?

— Зато с девчонками мучиться не приходится. Ресничками похлопал, за плечико обнял, на ушко пошептал — вот они и готовы, бери, где хочешь. А с мужиками тут потей, уламывай их, песни идиотские ори.

— Зато девчонки теперь тощие пошли, все на диетах сохнут. И все как одна малокровием маются. Про гормоны противозачаточные я вообще молчу, этой химической мерзостью сейчас даже девственницы накачаны. А у этих парней куда ни ткни фонтаном хлещет! Жирная и густая, хоть суп вари.

— Что ты хочешь, гипертония от бизнеса. А лечение, химию-таблетки, настоящие мужики отвергают до самого конца.

 — Угу, только если вам нравится привкус «пьяного кабана».



Антонина Бересклет (Клименкова)

Отредактировано: 18.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться