Элка и Повелитель Тьмы. Подстава для темного.

Размер шрифта: - +

Глава 8 "Абориген культурный или дипломатия от Элки"

 

Постепенно скорость падения сходит на «нет». Я уже не мчусь, как реактивная ракета, а плавно парю в полнейшей непроглядной тьме и все же падаю, больно ударяясь боком обо что-то твердое.

- Да что ж тут так негостеприимно-то! – в сердцах восклицаю я, с трудом поднимаясь на ноги и осматриваясь.

Смотреть собственно особо не на что, потому что кругом зловещая темнота, которая, признаться честно, пугает до невменяемого состояния.

Где? Где этот проклятый дворец Повелителя?

И тут до меня доходит, что свиток, который я цепко прижимала к груди, пропал.

«Намахалась руками дура» - зло прошипела Язва в голове – «И чего нам теперь делать?»

Интересный вопрос.

Задираю голову к верху и чуть ли не подпрыгиваю от радости.

Ура! Тут есть небо!

И даже звезды! Несколько штук.

И луна! Какая-то обломанная, словно мышами надгрызенная.

Глаза начинают постепенно привыкать к темноте и едва различимому свету.

Теперь понятно, почему этот мир называют Наитемнейшим.

Как же они тут живут бедненькие?

Местечко так себе.

Земля под ногами твердая, точно каменная, без единой травинки. Вблизи видны очертания какого-то корявого кустарника.

Подошла поближе, чтобы рассмотреть.

Сухие прутья веток, перевитые между собой причудливым образом, а вместо листьев здоровые шипы, которыми, при желании, легко можно кого-нибудь замочить.

Хотела потрогать, но в последний момент одернула руку в страхе. А вдруг оно ядовитое?

В нескольких метрах виднелись очертания еще пары таких кустарников, а дальше отвесная скала.

И тишина….

«И мертвые с косами стоят», - хмыкнула Язва.

Уж лучше б стояли, ей богу!

Хоть дорогу до дворца Повелителя подсказали.

А так, фиг его знает куда идти. Кругом скалы да колючки. Ощущение словно попала в каменную пустыню.

«Намахалась руками дура» - зло прошипела Язва в голове – «И чего нам теперь делать?»

Меня просто выкинуло где-то по пути, и кто его знает, в какой части Наитемнейшего царства я сейчас нахожусь.

«Растяпа» - ядовито заключила Язва.

Раздраженно отмахнувшись от нее, решила, что вытаптывание камня на месте ничего не даст, и двинулась, куда глаза глядят. А глаза мои смотрели на скалы.

Мрачные, зловещие, они пугали и притягивали одновременно.

Идти на каблуках было не очень удобно. Все же они были рассчитаны не на пешие прогулки, а на скромное подпирание угла в бальной зале Его Темнейшества. Плюс в куртке было реально жарко. Уже после пяти минут быстрой ходьбы я взмокла и решила раздеться. Таскать куртку в руках будет, конечно, неудобно, но пока я в состоянии передвигать конечности – со своим кровно нажитым не расстанусь. За него деньги уплачены!

Постепенно, по мере приближения к скалам, на пути моем стали попадаться огромные гладко обтесанные валуны, очень похожие на те, что образуют треугольник Врат.

Я остановилась перевести дух и присела, напряженно всматриваясь в темноту.

Тут, каким-то невероятным чудом, обоняние улавливает запах дыма.

Дым – это огонь, а огонь – это люди!

Как ошалелая, начинаю вертеть головой, чтобы понять, откуда идет запах и замечаю едва заметный свет, совсем не похожий на холодное свечение местного аналога луны. И идет он прямо из скалы.

Не долго раздумывая, быстрым шагом двинулась туда.

Страшно ли мне было познакомиться с местными аборигенами?

До дрожи в коленках.

Но так у меня был какой-то шанс найти дорогу домой.

Неясный свет лился из довольно широкого входа в просторную пещеру.

Стараясь издавать, как можно меньше шума, я сильнее прижала куртку к себе и, передвигаясь на цыпочках, насколько это возможно на каблуках, стала медленно красться на источник света.

Сначала был слышен только неясный шорох и чье-то мерное сопение. Очень громкое сопение!

Воображение мигом нарисовало жуткого монстра, и я с трудом сглотнула вязкий ком в горле, из последних сил стараясь не поддаваться панике.

Прижавшись к холодной и влажной каменной стене, я чуть вытянула шею, стараясь заглянуть за изгибистый угол, в надежде узнать, кто же там сопит, не обнаружив себя.

Не узнала.

Только услышала плеск воды, дикий рык и мир перевернулся, потому что нечто невероятно стремительное опрокинуло меня на камень и нависло сверху, обдавая несвежим дыханием в тройном размере.

Смотрю на три одинаково страшных пасти и думаю: в глазах троится, значит сотрясение, а сотрясение это тошнота.



Ярослава А

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться