Элонгард. Возрождение. Книга первая

Размер шрифта: - +

глава седьмая

Хатси.

 

Мир словно уходил из-под ног… Казалось, мы падаем, но на самом деле все обстояло несколько иначе.

Вопреки ожиданиям я проснулась в карете.

В карете, запряженной огромными ящерами, языки которых неистово касались песка под ногами на протяжении поездки в неизвестные мне земли. Рядом ехал страж, полностью вооруженный и защищенный со всех сторон странными, на вид легкими и прочными латами, которые сверху покрывались тканью. Несколько мужчин сопровождали карету сидя верхом на странных ездовых животных. Они были похожи на коней, но на голове каждого из них были видны острые рога, слегка загнутые кверху.

На головах мужчин был надет чурбан, лица спрятаны от песка и защищены воротниками. На случай наступления темноты и холода – дополнительные накидки. Все тела смуглые, загорелые, мускулистые, на стыд знакомым мне мужчинам, широкоплечие. Люди о чем-то переговаривались друг с другом, изредка смотрели в сторону полуоткрытого окна, в котором можно было разглядеть мою якобы измученную фигуру, благо, живая вода помогла.

Впереди всей делегации, на огромном враном коне, ехал высокий, статный, явно гордый собой мужчина. Его волосы были скрыты капюшоном, и лишь ночью, на привале, я увидела длинный толстый хвост из черных волос, аккуратно забранных на затылке. Тело мощное, сильное. Судя по шрамам – закаленное в боях. Широкие плечи были скрыты белой легкой тканью, защищающей кожу от жгучего солнца. Он издавал указания, управлял людьми, командовал целым отрядом. Никто из подчиненных не смел сказать лишнего слова, не произносил лишнего звука и не поднимал головы, пока того не потребует этот воин. Его боялись. Словно смерти.

Те стражи, что передвигались на огромных ящерах, явно были рангом выше. Они позволяли себе больше вольности, не склоняли головы при каждом слове их командира, смели задавать вопросы и охраняли временный лагерь и карету, в которой меня держали.

У всех на руках блестели кольца, на запястьях золотые браслеты с незнакомой символикой. Одежда свободная, очень легкая и явно продуваемая в самые жаркие солнечные часы.

Карета в своем роде оказалась способом перевозки заключенных или рабов. Судя по кандалам и огромным замкам, ее использовали исключительно для того, чтобы держать людей в плену, а не перевозить простых мирных жителей на дальние расстояния.

Цепи на запястьях впивались в кожу, сильно давили и казались очень тяжелыми. Из-за дикой жары хотелось пить и спать, не было сил сопротивляться, да и возможности к побегу не представилось.

Отвратительное положение. Из одного плена попала в другой. И что этот мужчина делал в пустыне? Что, если он и есть тот самый покупатель? В таком случае судьба сыграла злую шутку…

На меня смотрели как на диковинку. Белые волосы, что выпадали по дороге из-за ветра, аккуратно собирали и прятали за пазухой, как талисман. Что это вообще значит?

- Может, вы все же представитесь? – На очередном привале, когда меня вытащили из кареты, я все же решила подать голос. Зря. Ни к чему хорошему это не привело.

Меня не трогали, пока я молчала, но после сказанной фразы и резкого удара в солнечное сплетение, четко разъяснили, что с предводителем принято разговаривать иначе. А именно в глаза не смотреть и лбом оземь бить.

Стало понятно, за божество меня не приняли, но это не значит, что я позволю издеваться над собой. Лучше умереть в пустыне от жажды, под палящим солнцем, чем в кругу извращенцев.

Рука молниеносно взмыла вверх, перехватывая горло того, кто нанес удар. Гортань хрустнула, но сломать мне ее не дали. Бесцеремонно схватив меня за горло, мужчина, что управлял всеми этими людьми, решил показать, кто в доме хозяин, гневно опуская мою личность всеми мыслимыми и немыслимыми словами.

Он думал, что мне больно, но ошибался – просто неприятно. Тело сопротивляется, раны быстро заживают, и сейчас нет никакого смысла показывать свое истинное я. К тому же магия не восстановлена полностью и на этот раз не отвечает на зов. Пусть думают, что слабая, пусть видят, что поддалась, сломалась – это мне на руку.

Увидев, что сопротивление отсутствует, мужчина все же меня отпустил. Еще раз пристально уставился в глаза, прошипел что-то не совсем понятное и, к унижению и боли, с силой швырнул в сторону кареты. Терпение было на исходе, злость закипала, но выхода не было. Нужно попасть в город, понять, что за мир, осознать проблему с магией и только поэтому терпеть унижение, за которое эта тварь точно поплатится. Бежать сейчас глупо – вокруг пески и кактусы. Город, в который меня ведут, пока единственная надежда на цивилизацию.

И как на зло именно сейчас я не могу понять, сколько времени потребуется, что бы полностью сменить ипостась… Как все не вовремя совпало…

Дорога вокруг ничем не отличалась – пески сменялись песками и изредка мелькали колючие растения. Высоко в небе пролетали хищные птицы, что гнездились на высоких высохших деревьях, и с каждой минутой тоска все сильнее приводила к разочарованию.

Ночью меня все же выпустили, предусмотрительно связав, как и всегда. Накормили, молча налили воды и вновь затолкали в карету. Все это время главный наемник бросал в мою сторону странные взгляды. Его раздражало мое поведение, выводило из себя то, что девушка высокомерно не отводит взгляда, скалится, и это притом, что представляет собой пленницу. Они шептались на привале, я слышала, как удивлялись моему поведению, тому, что я не боюсь Саана Сахт. Тому, что посмела при нем заговорить, не опустив глаза. Их всех удивляла моя внешность, мягкость волос, черты лица и странная светлая кожа.

Месяц в заточении, что провела в клетке, им подробно описали в докладе, так что все присутствующие были в курсе того кровавого инцидента. И не боялись, что раздражало. Мужчины страшились лишь гнева своего предводителя Сахта, который всем своим естеством излучал силу и, не понятно почему, лично за мной поехал.



Валентина Колесникова

Отредактировано: 24.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться