Эм + Эш. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 11 Эм

Глава 11 Эм

В подсобке рыдала Алёна.

– Ну что ты? На вот, попей, – я подала ей стакан воды.

– Ты же слышала! Этот гад оштрафовал меня на пятьдесят баксов. А за что? Я ведь ему объяснила, что в маршрутке ноготь сломала. Только что! Пока на работу ехала. Как будто я специально. Или мне что, надо было вместо работы бежать в салон? Мне и так придётся тратиться…

– Он гад, конечно. Но тебе надо успокоиться, иначе глаза будут красные, а уже скоро два часа, и он снова тебя оштрафует.

Но Алёна заплакала ещё сильнее. И я понимаю – обидно, но что поделать-то?

– Эм, – в подсобку заглянул Макс, официант, который тоже работал со мной в VIP-зале, – тебя Петрушка срочно к себе зовёт

Я поднялась, взглянула на Алёну. Жалко её! Харлов с этими своими штрафами без разбору уже действительно достал всех. Только вот она сейчас делает себе только хуже. Обесцвеченные волосы Алёны выбились из валика, а это вообще у Харлова излюбленный повод прицепиться и наказать рублём.

– Я девчонкам скажу, мы скинемся сегодня по пять баксов с чаевых… а ты давай, успокаивайся. И причёску поправь.

– Спасибо, – всхлипнула та. – Чтоб этот Петрушка...

– Не знаешь, что ему надо? – спросила я Макса, когда мы вышли из подсобки и направились к кабинету управляющего.

– Ну... догадываюсь, но пусть он тебе эту «приятную» новость скажет сам, – хмыкнул Максим. – И кстати, насчёт скинуться – я как бы на подсосе.

– Макс, – укоризненно взглянула я на него, – тебя он тоже оштрафует за что-нибудь, мы и для тебя скинемся. А пять несчастных баксов… убудет от тебя, что ли?

– Ладно, ладно, сдаюсь, – он поднял ладони кверху. – Иди уже, а то Петрушка и тебя оштрафует.

***

Наш ресторан занимал целиком первый этаж трёхэтажного дома, выстроенного ещё в 19 веке купцом Ревякиным. Позже, при Сталине, к дому пристроили два крыла, уходящие во двор и образующие коротконогую букву П. С фасада советские архитекторы вполне соблюли тот же смешанный и вычурный стиль купеческого дома, в точности повторив эркеры с вытянутыми оконцами, триглифы по верху и пилястры по углам. Тыл же, и без того лишённый всех этих архитектурных кренделей, со временем ветшал, осыпался и плесневел.

В сороковых, судя по табличке на стене, здесь размещался военный госпиталь, потом, до конца шестидесятых – исполком, а до недавнего времени – дом детского творчества. И ни разу здание толком не ремонтировалось. Только отец нашего управляющего, выкупив целиком первый этаж под своё дело, навёл лоск с фасада и худо-бедно облагородил вид со двора. Даже лавочки у заднего хода поставил, чтобы мы могли с комфортом перекурить, ну кто курит, разумеется. Вообще-то, хоть курить правилами не возбранялось, за табачный дух его сын нас тоже штрафовал.

Ну а внутри «Касабланка» и вовсе сияла роскошью и великолепием: от мраморных полов, выстеленных красными ковровыми дорожками, и тяжёлых дубовых дверей с замысловатыми витражами до лепных потолков и массивных хрустальных люстр с позолотой. Помню, первое время я прямо робела ступать по этим полам и коврам.

Правого крыла, где находилась кухня и подсобные помещения, шик, конечно, не коснулся, но и там было чистенько. Ну а в левом крыле, где располагался кабинет управляющего, отделочники постарались от души и отдали должное роскоши. И Харлов явно чувствовал себя очень важным, сидя за огромным дубовым столом.

– Пётр Аркадьевич, вызывали? – я подошла к его столу.

Он кивком пригласил сесть в кресло, но я выбрала стул.

– У тебя же смена выпадает на субботу и воскресенье, так? Поменяйся с Алёной и выходи в пятницу. Будете с Максимом важных гостей обслуживать.

– Пётр Аркадьевич, а по-другому никак? Алёна ведь тоже опытная официантка. А у меня в пятницу пересдача...

Я ведь даже не соврала, хотя ужасно не люблю вот такие внеочередные смены. Каплунов мне и правда назначил явиться на пересдачу сразу после майских праздников в пятницу, и злить его лишний раз, честно говоря, не хотелось. Один раз я уже пропустила, так на другой день он меня чуть не заклевал: «Я вам что, мальчик, сидеть тут и ждать, когда вы соизволите явиться? Кому вообще это надо: мне или вам?».

Харлов-младший ещё и слова не сказал, а я уже поняла по нервно дёрнувшейся губе, что сейчас последует.

– Ах, у тебя пересдача, – зашипел он, прищурившись, – может, мне тогда вообще в пятницу не принимать гостей? Может, закроем ресторан? У тебя ж пересдача!

– Но ведь Алёна может не хуже…

– Я без тебя знаю, что может Алёна! – рявкнул Пётр Аркадьевич. – Если б мне нужна была Алёна, я бы её и назначил.

Он встал из-за стола и подошёл к окну, побарабанил пальцами по подоконнику. А я тихо ждала, поглядывая на часы – ну а что ещё делать? Хотя уже было две минуты третьего, пора работать.



Рита Навьер

Отредактировано: 10.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться