Эмин

Размер шрифта: - +

Глава 6

Глава 6. Ярость

Что ненависть Эмина, что и боль Николь – один раз вошли в их жизнь и заполнили их полностью. В доме мужа Николь никто не ждал, ей никто не был рад. Девушка знала, что в доме есть прислуга, но никогда не встречалась с ней. Одно дело возвращаться в свою маленькую квартиру, где все расставлено, как ей удобно и ей знаком каждый предмет, ведь она сама лично все покупала. И совсем другое дело приходить в чужой незнакомый дом, где были комнаты, закрытые от нее на замок, где была прислуга, которая пряталась от нее, и которая расставляла все чашки в строго установленном порядке, и даже определила место для ее личной чашки. Где стены пахнут совсем не так как у нее дома, где свет включается не так как она привыкла, и слишком много сложной кухонной техники, и она не знала, можно ли пользоваться чем-то из этой техники.

Они все так же работали в одном офисе, но Николь просыпалась утром на пару часов раньше мужа, потому что в отличие от него ее не ждал личный автомобиль с водителем, чтобы доставить в офис. Николь приходилось идти пешком до остановки общественного транспорта через весь поселок и еще полтора километра после. Поселок был элитным, все были на машинах… Николь шла по дороге через поселок между высокими заборами по обеим сторонам от дороги. Иногда мимо проезжали дорогие иномарки. На выходе из поселка с ней здоровались охранники, и Николь шла дальше. Зато в маршрутке всегда было свободно.

 

Никакой жизненной необходимости употреблять человеческую кровь у людей Первого класса не было. В критических ситуациях такое питание, конечно, способствовало выживанию вида, но кровь никогда не становилась ежедневным десертом. Тем не менее, Эмин превратил жестокость в свою страсть, и приходил к Николь так часто, что ранки на шее не успевали затягиваться. Каждый день или через день-два, но он всегда приходил. Николь потеряла счет дням, перестала ходить на работу и отвечать на звонки. Она пряталась от всех и прятала свои синяки и раны на шее.

В офисе решили, что от жизни в достатке девушка перестала скрывать свою природную лень и высокомерие, бросила работу и начала вести богемный образ жизни. Ей завидовали, ее обсуждали и осуждали, придумывали небылицы и находили им подтверждение. Слухи и сплетни циркулировали по офису, и никакие двери или запреты не могли остановить этот поток.

Первые дни после того, как Николь перестала выходить из дома, Эмин ожидал реакции от Виктора. «Разве может Виктор не заметить отсутствие своей любовницы?» – рассуждал Эмин и все больше удивлялся безразличию главы Первого класса, – «возможно, она ему просто надоела.»

Эмин с улыбкой выслушивал все самые грязные сплетни о жене, иногда даже кивал. А потом мысленно вносил людей, принесших эти сплетни, в черный список и переставал отвечать на их звонки. На редкие веселые намеки на беременность жены как о предполагаемой причине ее отсутствия на работе Эмин не мог сдержать своей неприязни и пресекал на корню такие разговоры.

Встречи с любовницами после женитьбы Эмин не прекратил. Более того, он не стеснялся приводить их в дом, где теперь жила его жена.

 

Николь никак не могла совладать с ужасом, абсолютной беспомощностью и болью, когда руки накрепко держат, медленно и болезненно прокусывая основание шеи, когда чувствуешь, как кожа лопается под давлением зубов, как нестерпимо мучительно ощущать грань между сознанием и его потерей, когда кажется, что все клетки во всем теле начинают кружиться вокруг своей оси и вопить от невозможности больше терпеть.

Прошел месяц. Однажды днем к дому господина Бютерна подъехала машина скорой помощи. Госпожу Бютерн вынес на руках к скорой один из охранников. Господин Бютерн не поехал с женой.

Как только Николь пришла в себя и смогла спокойно отвечать врачам на вопросы о самочувствии, она сразу же попросила их не выписывать ее домой, где ее ждал муж-садист. Внимательно выслушав жалобы бледной истощенной девушки, администратор больницы молодая девушка с маленьким ртом и тонкими губами одетая в черное узкое платье с тонким белым воротником без следов макияжа на лице, вышла в коридор и набрала номер Эмина. Абсолютно ровным голосом она поздоровалась с поднявшим трубку мужчиной и сообщила Эмину, что он может забрать жену домой.

Уже через пару часов медицинские сестры наделали такого шума, готовя Никольк выписке, что у Николь опять резко упало давление. Ее довели под руки до порога поликлиники, где девушка увидела, как Эмин открывает дверь своей машины и идет ей навстречу своими тяжелыми четкими шагами. Николь было рванулась в руках медицинских сестер, но ее пристыдили и передали на руки мужу.

Когда Эмин поднял ее на руки, Николь пыталась локтем отстраниться от его груди, чтобы не соприкасаться с ним так тесно, но он встряхнул девушку, и больше она не пыталась отстоять свое право на личное пространство.



Ева Иф

Отредактировано: 05.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться