Эмин

Размер шрифта: - +

Глава 11

Глава 11. Безумие

 

- Я хочу найти переход за Границу и уйти. Ты слышала что-нибудь про Границу?

- Какую границу?

- Ту самую, которая ведёт в мир за пределами Союза.

- Но ведь... не уверена, что то, что я слышала было что-то серьёзное, сказки, - Николь говорила все тише и тише с каждым словом, замечая, что Эмин слушает ее внимательно, не перебивает. Он так серьёзен, но зачем ему эти сказки о Границе? Правильно ли она его поняла? Он - человек, негласно владеющий половиной Союза, этот мир принадлежит ему, и для него здесь нет закрытых дверей. Разве ему могут быть интересны сказки про Границу? Что ему до другого мира?

- Не веришь, что она существует?

 

- Кажется, это что-то вроде мифа. Граница только для избранных, и по другую ее сторону абсолютное счастье. Что-то такое. Нет?

- Нет, это не миф. – Эмин потянулся, и поднялся налить себе кофе. Когда по дому поплыл запах горячего пряного напитка, мужчина не вернулся к дивану, а сел на стул по другую сторону камина с горячей кружкой в руках и продолжил, - Граница существует. Насколько абсолютно счастье по ее другую сторону – я не знаю. Я пытался отыскать ее с тех пор, как первый раз услышал о бесконечных смоляных воротах за Грань. Сначала любопытство привело меня в самые лучшие библиотеки мира. Я много ездил, а параллельно перенял и расширил бизнес отца. По законам Первого класса каждое поколение власть поочередно наследуется между двумя родами: моим и Виктора. Сейчас правит Виктор, у него уже есть наследник по кровной линии – его сын Михаил. По законам рода власть должна перейти ко мне через пять лет, но не соблюдено одно важное условие – у меня нет кровного наследника. Я не стремился выполнить все условия наследования, наоборот, я сделал все, чтобы участь правящего миновала меня. Как и любая предопределенность извне. Я всегда отказывался жить по навязанным предрешенным сценариям, и тем более жертвовать хоть каплей своего удовольствия на счастье других. Но мотаясь между библиотеками, где мне попадались иногда довольно нестандартные книги, я наткнулся на описание водопадов. Первое время я считал, что они и есть порталы за Грань. Я бредил ими. Впервые я увидел вживую водопад незадолго до нашего с тобой знакомства… Весь этот… опыт с водопадом, который преследовал меня повсюду, лишь ожесточил мою борьбу против навязанного рока. Как раз в тот момент Виктор подшутил над нами, и в моей жизни появился еще и навязанный брак. Пока ты была в больнице, многое произошло. И я узнал, как найти подлинную Границу. И еще кое-что.

- Что?

- Граница пускает не всех. А кроме этого, она любит подарки, и обязательно что-то забирает. Найти ее проще, чем перейти.

- А кого пускает?

- Женщин.

- Поэтому ты взял меня с собой? – Николь начинала понимать, почему так резко изменилось отношение Эмина к ней. Она вдруг обрела для него ценность, став волшебным ключом, который поможет ему проникнуть за Грань.

- Беременных женщин, уточнил Эмин, - Кровные родственники могут пройти с ними. Все остальные, погружаясь в буферную зону Границы, гибнут.

Николь лишь молча качала головой: не может быть! Должно быть это ей снится.

- Не может быть! Нет, нет, нет! Никогда! – Николь была в ужасе от своих догадок. Девушка вскочила с дивана и направилась к лестнице. Какой страшный план! Неужели Эмин способен даже на это? Он хочет, чтобы она забеременела от него и провела за Границу? Все это время там, где она видела сомнения, попытки исправить прошлое, переосмыслить свое прежнее поведение, - оказывается это все лишь жестокий план, изощренно рассчитанный холодным разумом!

- Ники, я ничего еще не сказал и не приказал тебе. Сядь и успокойся.

Но Николь уже не слышала ничего. Еще недавно ей показалось, что самое страшное в ее жизни произошло, и что они с Эмином смирились с мыслью о вынужденном обществе друг друга. Но позволить ему коснуться себя, и потом носить в себе вампиреныша!

За одно мгновение ее поймали в железные тиски и заставили сосредоточить взгляд на том, кто снова и снова создавал в ее жизни новые кошмары.

- Выдохни. Ничего не решено. Ты спросила – я ответил.

 

 

 

Эмин называл место, в котором он родился, деревней, поэтому Николь думала, что они едут в настоящую деревню с покосившимися деревянными домиками, одинокими старичками, оставленными молодежью, подавшейся в города, и свободно гуляющими гусями и коровами. А приехали они в коттеджный посёлок с современными особняками и кирпичными заборами, асфальтированными дорогами и несколькими собственными супермаркетами.

Дом родителей Эмина был очень красивый, но особенно Николь понравился сад. Каждый кустик был весь в цвету, между ними повсюду разбегались узенькие дорожки, рассчитанные на одного человека, и лишь кое-где расширялись на целые беседки со столами по центру. Там было тихо и спокойно.

Женщина все сильнее чувствовала слабость и разбитость. Ей было в тягость делить комнату с Эмином, хоть он и старался быть тактичным и деликатным. К вечеру дом наполнился голосами и движением, и Николь пришлось спуститься в столовую, чтобы познакомиться с семьей мужа. Так она познакомилась с родителями и младшим братом Эмина, и встреча с последним надолго врезалась ей в память и сердце, хоть и не принесла счастья.



Ева Иф

Отредактировано: 05.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться