Энигма для ведьмы

***

***

 

Мы стояли, низко опустив головы и старательно изображая стыд и чувство вины.

 ― Вы понимаете, что натворили? ― Устало спросила Рогнеда ― директор нашей школы.

Мы синхронно кивнули. Видимо, вышло неправдоподобно.

 ― Вы нахамили троим самым опасным инквизиторам всех времен, сильнейшим магам и уважаемым людям.

Мы облегчённо выдохнули. Значит, за разговор отчитывает. Когда спустя полчаса после обеда нас вызвали в кабинет директора, я подумала, что зелье дало осечку, и его обнаружили. А раз за хамство ругает ― значит, все нормально. Всё идёт по плану.

Дальше была лекция о правилах поведения, а потом… В кабинет влетела испуганная и запыхавшаяся Весна ― единственная знакомая мне ведьма в очках.

 ― Там… Там…

Директриса тяжело вздохнула и налила воды гонцу с плохими новостями. Отдышавшись, учитель по зельеварению все-таки сумела поведать причину своего визита.

 ― Герцог носится по двору и машет мечом. Он уже пару деревьев срубил. Благо там домовые были: не дали ведьмочек пришибить. Граф приказывает всех сжечь. Ходит и кричит: “Сжечь! Я должен сжечь всех! Жгите ведьм!”. А маркиз… Маркиз рассказывает, что на королеву готовится покушение. Он обязан предотвратить это. А вместо этого находится здесь, непонятно зачем.

Глаза Весны были полны ужаса и непонимания ситуации.

Стало смешно. Действительно смешно. Потому что мы-то знали, что с этими болезными творится.

Рогнеда, не сказав ни слова, бросилась разбираться. Едва сдерживая рвущийся наружу смех, мы побежали за главной ведьмой нашей школы.

 ― Кажется, получилось! ― Шепнула Мара, сбегая вниз по лестнице.

Отвечать не было смысла: нужно сначала увидеть результат трудов наших собственными глазами, а затем делать выводы.

Все было именно так, как описывала Весна. Герцог рубил мечом очередное дерево, граф пытался сжечь всех ведьм, приказывая им же самим себя в костер кидать, маркиз кричал, что нужно спасти королеву. Ядвига смотрела на все это с видом довольного кота.

Заметив ухмылки на наших лицах, Рогнеда быстро сложила два и два: зевак разогнали по комнатам, на горе-инквизиторов наложили стазис, нас отправили обратно в кабинет.

Теперь ход Ядвиги ― сдержит слово, прикроет?

Мы вновь изображали все раскаяние ведьминского рода, стоя перед остекленевшими инспекторами.

Вы когда-нибудь пытались делать вид, что вам очень стыдно, когда на самом деле очень хотелось смеяться? Тогда вы должны понимать, как это выглядело.

 ― Как вы могли? Как вы вообще до этого додумались?! ― Причитала директриса, заламывая руки.

Как раз в этот эпичный момент раздались ироничные аплодисменты. Мы обернулись на звук: вошла Ядвига.

 ― Браво, вы смогли напоить зельем трех инквизиторов так, что они ничего не заметили. Как?

 ― Золотой порошок и неприкрытая агрессия. ― Пожала я плечами, боясь взглянуть в сторону Рогнеды.

 ― Если бы мы мило улыбались, беседовали о погоде и хвалили мужество инквизиторов ― они бы поняли, что от нас нужно ждать подвоха. ― Пояснила Мара, которая и начала выводить гостей из себя за столом.

Изначально мы планировали просто игнорировать их, чтобы не вызвать лишних мыслей. Но у светловолосой ведьмы с глазами цвета летней травы было свое мнение на этот счёт. Веда, видимо, это поняла и поддержала. А я не додумалась.

 ― Очень тонкая игра. Молодцы. ― Кивнула Верховная. ― Рогнеда, оставьте нас.

Директриса, ошарашенно наблюдавшая за нашим разговором, машинально кивнула и пошла к выходу. Стало совсем стыдно. Нет, не за то, что сделали с инспекторами, а за то, что за спиной у неё все провернули…

 ― Я вас поздравляю. Вы сумели сделать временно слабоумными тех, кто решает нашу судьбу. Но, к сожалению, это не то, чего мы от вас хотели.

 ― Кхм… Вообще-то они не “временно слабоумные”, ― гордо возразила Веда.

 ― Мы не лишали магов рассудка. Всего лишь подарили им совесть. ― Улыбнулась Мара.

 ― Двойной приворот на крови с дополнительной привязкой к ауре, комбинированный с “пробуждением”. ― Отчиталась я и поспешила пояснить. ― Мы приворожили лордов-инквизиторов к уже погибшим женщинам, которые сейчас преследуют их, вытаскивая из глубин памяти все грехи, страхи и секреты. Внутренняя борьба ослабит их. Дополнительно к этому я приворожила их к себе, чтобы сделать свою волю ― их главным законом. Прикажу подписать разрешение на работу школы ― спросят, на какой срок, и подпишут. Велю покончить с собой ― спросят, каким образом, и убьют себя.

 ― Приворот на магов действует до ближайшего новолуния. ― Устало вздохнула Ядвига и села за директорский стол, прекрасно понимая, что ведьмочки выиграли время, но не более того. ― Послезавтра они вспомнят все и потребуют у Его Величества сатисфакции.

 ― Не совсем. Послезавтра спадёт приворот к душам, которые сейчас успешно бередят память наших инквизиторов. Души уйдут в татуировки инквизиторов ― их гордость станет оружием против них же. Вместе с этим приворотом “уснёт” мой.

 ― И что дальше? ― Заинтересованно спросила Ядвига, доставая из кармана небольшую записную книжку и что-то туда записывая.

Ведана уселась напротив Верховной и радостно улыбнулась.

 ― А дальше ― короткое заклинание-призыв от Станы и души вернуться. Снова станут совестью этих ребят и вернут приворот к нашей Старшей в силу. Понимаете? Каждый раз приворот спадает и возвращается вновь!

 ― Простое зелье не могло возыметь такой эффект, ― настороженно пробормотала Ядвига. ― Что вы использовали для базиса?

 ― Какое это имеет значение? ― Резковато ответила Мара на более чем логичный вопрос Верховной.

Я дернула подругу за рукав, указывая одновременно на место рядом с Ведой. Та послушно села на место для посетителей и насупилась.

 ― Базис был как у яда, который принимают инквизиторы во время посвящения.

Верховная вписала что-то ещё в блокнот, а потом подняла полный понимания взор на меня.



София Мещерская

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться