Энигма. Книга 1. Лесной царь.

Размер шрифта: - +

7. Ночь, полная ужасов

Дара закончила свой рассказ совершенно вымотанная, и, пожалуй, только Антон заметил, что она вылизала банку с вареньем дочиста. За окном сгущались сумерки. Поглядев на пламенеющий закат и темную кромку леса Митя поежился.

-Нам надо всем остаться, - предложил Егор, но Дара покачала головой.

-Если я смогу напугать чудовище, так и будет. А если нет, оно увидит вас всех. И что будет дальше? Пока оно не знает, как вас найти. Уходите. Если оно явится, я попробую защитить Митю.

-А если ты не сможешь? – хрипло спросил Женя.

Дара не ответила, но ее лицо было отрешенным. Кажется, девочка не хотела даже думать, что станет с ней, если она проиграет в этой схватке.

-Как ты собираешься с ним драться? – спросил Антон.

-Понятия не имею, - вздохнула она. – Но, если моих способностей на что-то хватит, попробую его напугать. Я вызову все ужасы, которые роятся в его голове. Это должно подействовать. Нужно только запастись сластями. Не хочется упасть без чувств если придется израсходовать все силы.

Мальчишки принесли несколько банок с вареньем и поставили их на пол у стены, а потом, скомкано попрощавшись, ушли. Пока они ходили за сладостями, Митя вытащил из кладовки раскладушку, вынул подушку и старое клетчатое одеяло, которым его укрывали в детстве. Оно было коротковатым. Когда Дара улеглась, е босые ноги высунулись наружу. Поболтав ими в воздухе, она тихо рассмеялась.

-Что смешного? – спросил Митя.

-Ничего. Просто эта вещь… как бы правильно сказать… с историей. Она пахнет, - ответила Дара.

-Слишком много нафталина? Извини, у нас моль завелась, - сконфузился мальчик.

-Нет, я не это имела в виду. Я чувствую другое. Чувства, эмоции. Наверное, это называется любовь. Они пропитывают каждую вещь, и вот это одеяло пропитано любовью. Я получала другие вещи. Они были… не знаю слова… Бездушные. Ими никто не пользовался раньше. Они не источали запахов, кроме стирального порошка. Когда мне меняли белье, я вдыхала его запах и иногда слышала что-то вроде отчаяния и страха. Думаю, что, когда белье отправляли в прачечную, оно не всегда возвращалось прежним владельцам. Я чувствовала страх других детей лаборатории.

-Как можно ставить опыты над детьми? – прошептал Митя. – Они что. Фашисты какие-то? Это же в наше время просто невозможно. Есть всякие организации, полиция…

-Они никого не боятся, - ответила Дара. – И нас им не жаль.

-Почему?

-Может, потому что они не считают нас детьми. Вот у тебя есть мама, а у меня ее нет. Точнее, наверное, есть, но я ничего о ней не знаю. Кто она была и что с ней стало? Я только выйдя оттуда поняла, насколько одинока.

Они вздрогнули, когда телефон Мити затрясся, пульсируя зеленым. Митя схватил его и, с облегчением увидев на экране лицо Егора, включил громкую связь.

-У вас все в порядке? – озабоченно спросил Егор.

-Пока да, - ответил Митя. – Мама еще не вернулась. Больше никаких гостей не было.

-Если что, звоните, - прошелестел телефон голосом Егора, а затем экран погас.

Через час пришла Елизавета. Дара вжалась в раскладушку, изо всех сил пульсируя сигнал прямо в голову матери Мити. Та скользнула рассеянным взглядом по раскладушке и, пощупав лоб сына, спросила, не голоден ли он.

-Нет, мам, - ответил Митя. – Только немного устал. Мы весь вечер играли в карты и теперь в голове все гудит.

-Кто выиграл? – спросила Елизавета, заботливо поправив сыну одеяло. – Надеюсь, вы не на деньги играли?

-Женька, - соврал Митя. – Но он мухлюет. Правда очень ловко, не поймаешь. А денег у нас нет, мы на щелбаны играли.

-Тогда отдыхай, - сказала Елизавета. – Надеюсь, что голова пройдет. Хотя играть на щелбаны с больным ребенком – верх безрассудства. В следующий раз играйте на что-нибудь другое. На печенье, например. И помните – азартные игры – зло.

-Ты говорила, что мобильные зло, - нашелся Митя.

-Мобильные тоже зло, - не моргнув глазом ответила Елизавета. – Мы вообще живем в окружении вредных вещей и становимся их рабами. Надо уметь найти в себе мужество, чтобы этому противостоять.

-Ты права, мама, - сказал Митя враз поскучневшим голосом. Мама бросила на него внимательный взгляд, поцеловала и тихо вышла, притворив за собой дверь. Спустя мгновение в комнате вновь появилась раскладушка, а на ней тяжело дышавшая Дара, тут же сунувшая палец в банку с вареньем.

-Иногда мама говорит такие вещи, - задумчиво сказал Митя, понизив голос. – Вроде бы ни о чем, но так к месту. Я подумал о чудовище, о том, что ему придется противостоять, чтобы не стать рабом, а это пострашнее игры на щелбаны. И я просто жуть как боюсь. Как думаешь, чудовище явится сегодня?

-Я не знаю, - прошептала Дара. – Но мне тоже очень страшно.

 

***

Приняв из рук чудовища очередную порцию сверкающих драгоценностей вместе с плотной трубочкой красных купюр, Олег с трудом подавил в себе желание швырнуть все на землю. Но жадность пересилила. Рассовав колючие цепочки, монеты и брошки по карманам, засунув туда же деньги, он нерешительно потоптался по краю ямы, а затем, не выдержав, заглянул туда вновь, не зная, что хочет увидеть.



Георгий Ланской

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться