Энни Грин: Сон Забвения

Размер шрифта: - +

Глава 22. ПРИЕЗД АЛИСТЕРА

            Дерик Винтер, Пенелопа Роуз и Елена Станко провели собрание в тренировочном лагере. После десяти минут обсуждений они выбрали старосту первого курса среди трех претендентов. Им оказалась Тания Бэкер — капитан команды «Утренняя Звезда».

            — Ты же не расстроилась? — спросила Энни Хану. Компания собралась у тренировочных стендов.

            — Нет, — коротко ответила Хана.

            — И правильно! Лучше посвятить больше времени тренировкам! — поддержал подругу Джей.

            Теперь Хане Кодзима предстояло выполнять обязанности старосты C группы сразу по возвращению из тренировочного лагеря.

***

            Прошла еще одна неделя тренировок, близился главный праздник дримеров — День Первейшего. В этот день дримеры отправлялись во все миры Сомренты (кроме последнего) и посещали Святилища Сноу. А вечером устраивали пышные пиры и веселые танцы.

            Старосты отправились в обычный мир, обратно в академию, а вечером прибыл сам Алистер. Он горячо разговаривал с Кейнами во время ужина, а затем остался пить чай вместе с Аланом Ившаковым. Энни внимательно наблюдала за ними и хотела узнать, о чем они вели беседу.

            — Хочешь подслушать? — шепотом спросила сидевшая рядом Мэри. Джей и Акио ушли тренироваться, а Хана по своим делам.

            — Хочу, — ответила Энни.

            — В-вряд ли они будут обсуждать что-нибудь важное прямо при всех.

            — А мне кажется, будут, до их столиков далековато, да и Огненная река создает помехи и их не подслушать. Самое то...

            Кто-то из студентов о чем-то спорил с поварами, да так громко, что все устремили взгляды в их сторону. Энни воспользовалась моментом и применила технику ментальной невидимости. Она прошла мимо пустых столов и приблизилась к стулу, за которым восседал профессор Ившаков. Ментальная невидимость работала безотказно, никто не замечал девушку.

            — Давайте лучше поговорим о важном, — предложил Ившаков и изящно отпил из чашки чай.

            — Что-нибудь узнали? — осведомился Алистер. На этот раз ректор был без своей красной маски, перчаток и кейса, а предпочел шикарный черный костюм.

            — Акселерат, глава наемников, не говорит, кто заказчики, - эдакая этика наемников. Безусловно, Силвар, Феликс Сенсус и Нимфури работают на опасных людей и Энни Грин в большой опасности. Да и ловцы снов скоро отправятся охранять королевских особ во время праздника, но на замену придет обычная ударная группа.

            — У меня будет к Вам просьба, профессор, — серьезным тоном проговорил Алистер. — В лагере останутся Кейны, я хочу, чтобы Вы приглядывали за ними.

            — У Вас все-таки есть сомнения насчет Кейнов? — разного цвета глаза Ившакова удивленно вглядывались в ректора.

            — Вы же понимаете, что их сын, Нимфури, один из наемников. Я не хочу сомневаться в Кейнах, но было бы абсурдно не придавать этому факту значения. Алан, защищайте Энни Грин всеми силами...

            — Всенепременно. С ней ничего не случится, обещаю, — искренне сказал профессор, в его глазах не было привычного огонька, он говорил серьезно.

            — Дримбез так ничего и не узнал, зачем им нужна эта девочка. Я предполагал, что из-за иммунитета к ментальному дриму, но откуда они могли знать, что у Энни есть такая способность? Ведь даже Рудольф об этом не знал, да и сама Энни. Никто не знал.

            — А похищения детей? Вы что-нибудь узнали?

            — Узнал, — сказал Алистер и отпил из своей чашки. — Похитили девять детей, прямо как двенадцать лет назад. Детям 13-14 лет, и все они росли в семьях дримеров и посещали школу дримеров. Мы не должны допустить второго «Парад планет».

            — Вы правы, трагедия не должна повториться, — согласился Ившаков.

            Затем разговор зашел про весенние каникулы, а Энни вернулась к своему столику. Она внимательно осмотрелась и, убедившись, что в их сторону никто не смотрит, отменила технику.

            — Я вернулась, — спокойно произнесла Энни, чтоб не пугать подругу, но Мэри все равно слегка дернулась.

            — Ч-что-нибудь узнала?



Реваз Сесикашвили

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться