Энтариаты: Стражи Хаоса

Размер шрифта: - +

Глава 5.5

День назад…

Солнечные лучи струились из деревянных огромных рам, освещая своим светом небольшую комнату, погруженную во тьму и ночной холод, который шел от деревянных стен. На шести кроватях мирно посапывали. Но тут неожиданно громко прокричал петух и в комнату зашла высокая крупная женщина, одетая в белый сарафан, и закричала:

— Подъем! Встаем! Утро вечера мудренее! Скотина сама себя не накормит!

Ее громкий могучий голос звучал как гром среди ясного неба. Способен разбудить всю деревню.

— Милослава, вставай! Куры сами себя не накормят!

Так начиналось каждое утро для младшей дочери охотника. Ровно в четыре утра, когда крик петуха громким звоном пробежал по всей деревне, тетушка Агнеша вырывалась в тихую конуру спящих детей и подростков и будила.

— Подъем! Корову давно доили, теперь остальную скотину надо накормить! — женщина похлопала в ладоши.

С трудом разлепив веки и отойдя от прекрасного царство Морфея в суровую реальность, дети разных возрастов поднялись с кроватей и направились к тетке Агнеше. Все, кроме Милославы.

Девушка, свернувшись калачиком и обхватив ногами лоскутное одеяло, продолжила тихо посапывать. Агнеша, сурово глядя на спящую девушку, подошла, наклонилась и заорала в ухо:

— Милослава, вставай!!!

Мила резко подскочила. Крик тетушки не только разбудил ее, но и испугал до жути. Сердце задрожало в груди, стуча больно по ребрам. Мила оглядела комнату, слабо освещаемую солнечными лучами, и заметила, что все смотрят на нее недовольно.

— Вставай, соня-засоня. Куры тебя ждут. — сообщила Агнеша, сжимая пальцами бедра.

Крестьянская работа является неотъемлемой частью для каждого жителя государства Юндии. Ровно в четыре утра, перед завтраком, Мила с остальными ребятами под надзором суровой тети Агнеши шли кормить живность. В Юндии считалось сначала давать пищу домашним животным. Они были священными.

Придерживая руками небольшую бочку, Мила направилась к калитке, за которой ее поджидали курицы и цыплята. Бочка была не тяжелой, но ее поверхность была скользкой, и пальцы девушки соскальзывали. Руки умоляли отпустить груз, но Мила игнорировала это желание, так как тетя Агнеша заметит и посчитает, что девушка пинает балду.

Поставив бочку, Мила, устало вздохнув, вытерла рукой лоб. Курицы окружили любопытно бочку, а Мила отворила крышку и, достав из фартука ложку, высыпала горстку зерна в большую глубокую деревянную миску. Птицы понеслись на миску и, шевеля крыльями, принялись клевать. Наблюдая за ними, Мила тихо хихикнула. Животные всегда приводили ее в восторг.

Пока куры клевали зерна, Мила направилась к огромной бочке, где на кристальной воде кружили опавшие листья. Окунув ладони в прохладную воду, Мила медленно мокрыми руками проводила по лицу, скидывая с себя сонливость. Девушка, потерев заспанные глаза, посмотрела на двойника, отражающегося в воде. Большие, близко расставленные к тоненькому носу бирюзовые глаза, красные губы, усыпанные веснушками щеки. Волосы светло-пшеничного цвета волнами лежали на плечах, свободно спадая с красной повязки, одетой вокруг головы. Утренний ветер колыхал подол красного сарафана, украшенного вдоль воротника и плеч золотыми пришитыми нитями, и одетого поверх фартука. Сандалии утопали в мокрой траве, на которой сверкали капельки росы, похожие на жемчужины. 

Задрав повыше левый рукав белой рубахи, Мила оглядела тоненький шрам на коже, тянущийся от запястья к локтю. Поцарапала глубоко руку она случайно, когда в полном предвкушении направилась со своим отцом на охоту. Одно неаккуратное действие со стрелой изуродовало навсегда девушке руку. Шрам сейчас не сильно заметен, но Милослава его ненавидела и всячески скрывала. Во время купания в пруду прятала руку за спиной, привыкла в сильный солнцепек носить длинные рукава. А еще она ненавидела свои веснушки, считая, что они уродуют ее лицо и привлекают на себя внимание больше, чем яркие бирюзовые круглые глаза.

Солнце выглядывало из широкой линии горизонта, озаряя своим сиянием деревню Братских — пятое крупное поселение государства Юндии. Из деревянных высоких домов выходили люди. Коровы стаей стояли посреди тропы и, болтаясь хвостами, жевали листья.

Мила, стуча пальцами по поверхности бочки и наблюдая пристально за курами, которые плотно окружили миску, вспомнила сон, который оборвал крик тетушки. Страшное сновидение. Видение было настолько красочным, будто происходило в реальности. Милослава прекрасно запомнила, как все небо, голубое и чистое, прожгло тысячи ослепительных огней, подобно свету солнца, или еще ярче. Земля дрожала, как сумасшедшая. Раздался оглушительный грохот, подобный грому, только намного пронзительней. На землю спустились гиганты. Огромные чудовища, в чьих глазах горел яростный огонь. Из своих рук они выпустили стрелы, похожие на молнию. Неведомая сила смертоносно уничтожала все живое, деревню охватило огромное пламя огня. Черный дым расстилался повсюду, люди в панике разбегались по сторонам. А гиганты продолжали уничтожать все на своем пути. Огромные крылья сильно махали, отбрасывая людей мощными порывами, будто ураган…

До этого Миле не снились кошмары. В своих снах она бороздила просторы бирюзового океана, летала, как птица, кружась сквозь облака, мчалась навстречу к сияющей луне, которая казалась ей такой крошечной, такой недосягаемой, но такой завораживающей. Во снах сбывались ее мечты, во снах она была счастлива. Мила с нетерпением ждала ночи, чтобы вновь увидеть нечто прекрасное. Но сегодняшняя ночь не оставляла ее в покое.

— Милослава, ты что, уснула?!

Мила пришла в себя и растерянно огляделась по сторонам. "Неужели Агнеша меня заметила?" — испуганно пронеслось в голове. Но голос принадлежал не тетке.

К Миле подошла девушка ее возраста, плечи сдавливало коромысло, придерживающее опустошенные мокрые ведра. Русая лохматая шевелюра сияла при свете солнца, красная повязка на голове придерживала волосы. Одета в похожий сарафан и рубашку.



Саша Стивенсон

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться