Эпидемия добралась и до нас

Размер шрифта: - +

День 3

«Последний человек на Земле сидел в комнате и тут в дверь постучались» - это была, якобы, самая короткая ужасная история в мире, с которой я совсем недавно познакомился в интернете. Когда утром проснулся от негромко стука в дверь, то мои ощущения, думаю, были крайне похожи на чувства и эмоции того самого «Последнего человека». Стук был методичным и тихим  – стучащийся явно осторожничал. Значит, скорее всего, это был не зомби. Уж зараженные бы точно били во всю силу, совершенно не заботясь об осторожности, но менее тревожно от этого не стало. Опасность в этом новом мире, живущим по совершенно другим законами, чем раньше, подстерегала на каждом шагу. Кто там за дверью? Какие у него намерения? Может, соседу просто нужна помощь? А что, если он укушен? Мысли роем крутились в голове, а по телу пробежал холодок. Тем временем, стук продолжался. Осторожно, методично и уже больно настойчиво. Это означало, что стучавший был очень уверен, что здесь кто-то есть.  Я бы предпочел все-таки не открывать, но неизвестность пугала еще больше. В любом случае, можно просто посмотреть в глазок, чем и ограничиться.

Я встал, подошел к двери и правым глазом уставился в глазок. Я ожидал увидеть какого-нибудь мужика с кухонным ножом или молотком, но моему взору предстала девчушка низенького роста. Рука потянулась к замку, но в последний момент остановилась. А что, если ее укусили? Тогда девочка может обратиться в любой момент. Возможно, даже в тот момент, когда я открою дверь. Нужно обязательно все разузнать. За дверью стояла маленькая девочка. Стояла в подъезде, где было полно зараженных и ей грозила серьезная смертоносная опасность. Однко же страх за собственную шкуру мне мешал просто взять и открыть дверь. Снова приходилось поступать трусливо и цинично.

- Девочка, тебя покусали? – спросил я очень тихо, но дверь была старенькая с небольшими щелями, и девочка меня услышала.

- Дяденька, откройте, пожалуйста! Там папе плохо, ваша помощь очень нужна, - девочка была так напугана, что говорила очень тихо, а по голосу стало ясно, что она плачет.

- Я открою, просто скажи мне, если ли на тебе укусы или нет?

- Нет, дяденька, меня никто не кусал. Даже папа не покусал. Впустите, пожалуйста.

Через глазок было не разобрать, были ли укусы или нет. Несколько секунд я сомневался. Но, черт возьми, это же ребенок! И ему помощь нужна! Смогу ли я в будущем считать себе человеком, даже если спасусь из этого ада, если не помогу этой маленькой беззащитной девочке? Конечно, нет! Я, поборов недолгие колебания, резким движением руки открыл дверь, и девчушка тут же вбежала. Я бегло оглядел лестничную площадку – все было тихо. Закрылся и осмотрел свою гостью. На вид девочке было лет семь-восемь. У нее был милый курносый нос и яркие зеленые глаза, покрасневшие от слез. Русые волосы были заплетены в две косички. Довольно худенькая. Одета была  в синие джинсы и розовую кофточку.

- Как зовут тебя?

- Оля, – девочка робко смотрела в пол.

- Ладно, Олечка, не бойся. Обещаю, что не сделаю тебе ничего плохого. Я хороший. Зовут меня: дядя Витя. Тут тебя никто не обидит. Только расскажи мне, почему ты здесь? Из какой ты квартиры? И где твои родители?

-  Хорошо, дядя Витя. Я из квартиры 120-той. Мы там прячемся от этих злых людей с мамой и папой. Только папе стало плохо.

- Что с ним стало?! Его укусили? 

- Да, его укусили, когда он утром на работу пошел два дня назад.

- И что было потом, расскажи мне!

- Дяденька, моей мамочке помощь нужна прямо сейчас. На нее папа напал. Она заперлась и папу не пускает, а я убежала. Помогите ей, дядя Витя. Пожалуйста!

- Так, пока ты меня не расскажешь, что там у тебя дома твориться, я никуда не пойду! Расскажи мне все по порядку!

- Хорошо. Папа совсем скоро пришел с покусанной рукой тем утром. Он полазил по интернету и сказал, что скоро начнет злиться на всех, пытаться покусать меня и маму. Тогда он попросил маму запереть его в ванной. Потом он начала бить по двери и страшно-страшно рычать, как большая злая собака. Мама долго плакала и пыталась поговорить с ним, а он все бил и бил по двери. И разговаривать с ней не хотел. И со мной тоже не хотел. Тогда мама сказала мне, чтобы я сидела в спальне и никуда из нее не выходила без разрешения.

- Твою маму тоже покусали?!

- Нет. Она сказала, что на улице очень много злых людей, которые нас покусают, если мы туда выйдем. Мы сидели дома все это время. У нас еще вода кончилась и кушать стало очень мало. Мама целыми днями плакала и стояла возле двери в ванную. Все просила папу, чтобы он успокоился. Просила его, чтобы он вспомнил, как сильно мы его любим, и как сильно он любит меня и маму, но он все рычал и бил по двери. А сегодня он рычать перестал. Мама решила, что он умер. Попыталась осторожно приоткрыть дверь, а тут он ее за руку ухватил и попытался укусить. Она отскочила, руку вытащила и побежала. Папа побежал за ней, и мама тогда заперлась на кухне, потому что папа там совсем недавно поставил шпингалет. А я испугалась и убежала в подъезд. Я видела и слышала, как вы, дядя Витя, в окошко вылезали и разговаривали с соседями. Дядя Витя, мамочка сейчас там! Ей так нужна помощь! Давайте и спустимся и поможем ей! Прямо сейчас! А иначе папа ее покусает! – девочка сильно заплакала и принялась ладошками вытирать лицо.

Что делать? Черт побери, что делать?! Передо мной стоит девочка и умоляет меня спасти ее маму. Которую она очень любит. От зараженного отца… Мне сразу вспомнилась та девушка из автобуса. Но у нее не было шансов. Скорее всего… А вдруг - нет? А вдруг я мог ей помочь, но испугался и трусливо убежал? Может, сделал бы несколько шагов, протянул бы всего-навсего руку ей на помощь, и все. Она бы осталась тогда жива, может быть. А та женщина на перекрестке, мучительную смерть которой я использовал для своего спасения?! Возможно, и ей я мог помочь? Страх за собственную жизнь – это то чувство, которое способно принудить к совершению самых  ужасных и низких поступков. Именно этот страх  сковал мое тело и разум, и заставил содрогнуться от одной мысли, что придется выйти из своего уютного гнездышка. Открыть дверь и войти в злой и жестокий мир, который хочет твоей крови, а точнее, твоей плоти? Нет, я этого не хочу. Мне это не нужно! Но эта девочка так пронзительно смотрела мне прямо в глаза. По ее щечкам струились слезы. Я был ее последней надеждой. А еще было ясно, что если я ей откажу в помощи, то она не усидит в моей квартире,  а побежит обратно домой. А что она там сможет сделать? Будет пытаться поговорить и успокоить отца, который уже и не отец ее вовсе, а зараженная тупая и безмозглая тварь, способная без колебаний сожрать свою родную дочь и жену. Так и произойдет, если ей не помочь. Ну, не запирать же девочку в ванне, как отца ее. Тем более, когда высока вероятность того, что мать ее до сих пор не укушена и прячется. Если не помогу, то на моей совести навечно будут два трупа: женщины и маленького ребенка. Нет, этого допустить я не могу! У всего есть предел и у страха за свою шкуру тоже. Есть поступки, которые необходимо совершать, чтобы остаться Человеком. Даже если придется рисковать собственной жизнью. Я пойду и помогу той женщине! Решение принято!  



Александр Мак

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться