Эпоха раздора. Часть 1.

Размер шрифта: - +

1 глава

   1 глава
  
   С самого старта всё пошло наперекосяк, а ведь всё так хорошо начиналось! Казалось бы, самый простой рейс, каких у меня было сотни за пять лет службы. Необходимо было доставить пополнение на военную станцию Альянса. Стоило нам только направиться к вратам, как центральный компьютер выдал "химическая тревога!". Что тут началось! Полный ахтунг, как бы сказал главный навигатор.
   Сначала намучились с призывниками, благо сержантов нам для их организации на время пути дали. Затем срочная эвакуация на пристыковавшийся транспорт, где мы прождали два часа, пока прибудет специальная группа по зачистке местности от отравляющих газов.
   Полдня они там лазили. Не показывают ничего приборы и всё тут, а система упрямо твердит "химическая тревога". Думали, компьютер полетел. Специалисты ошибок в системе тоже не нашли. Стали тогда все датчики на корабле проверять на неисправность. Никогда не догадаетесь, что там было! Оказывается лейтенант Снытко - этот сын Дона с профессиональной болезнью всех заведующих складами, чтоб его перекасобенило - заныкал шмат сала в одной из неиспользуемых комнат на складе. Кто же знал, что изначально это помещение задумывалось как хранилище боевых газов и имело несколько датчиков по контролю воздуха. Ну, а поскольку боевые газы были запрещены, то проект свернули, систему слежения убрали, а датчики забыли. Поэтому, кстати, и не нашли место сразу. Я думал, наш главный навигатор Вагнер Раух сожжёт кладовщика вместе с его складом. С тех пор наш бравый лейтенант перемещается по кораблю так, чтобы не пересекаться с ним.
   Поскольку время поджимало, то снимать с должности Снытко не стали, и так два дня потеряли. Командующий сектором нас потом долго песочил: меня, как командира корабля, Снытко за создание проблемы, ну и Вагнера за компанию, всё-таки контроль систем корабля - его епархия. Хотя, по-моему, он здесь вообще никаким боком, система-то сработала, пусть и на чеснок. Он же не знал, что чувствительность на них завышена.
   Вот сейчас сижу у себя в каюте, пишу очередной рапорт. Как известно, начальство питается исключительно бумагой. Помощника себе найти что ли? Вроде боевой транспорт это не крейсер какой, а писанины... будто я каждый раз из боя возвращаюсь. Во всяком случае, не из-за происхождения, это у наших заклятых союзников офицерские династии начинают складываться.
   У нас попроще с этим, пусть и ненамного. Сложно пробиться во флот, если ты родился в богом забытой колонии. Нет, места там хорошие, повезло, что мои родители выбрали именно этот мир, когда у них возникла тяга к приключениям. Мои родители переехали туда непосредственно перед моим рождением, сразу после открытия планеты, в числе первых поселенцев. Романтика первооткрывателей и все такое. Наверное, это и мне передалось: с детства я увлекался всякой фантастикой - книги, фильмы, неважно. Главное, чтобы поэффектней, чтоб пули свистели, а над головой на просторах космоса в сражениях сходились армады кораблей. В пехоту бы меня взяли с радостью, при моём-то росте в метр девяносто. Здоровьем природа не обделила, как и внешностью. Вагнер говорит, что я вылитый ариец, если бы не чёрные волосы.
   С флотом интересно получилось. У отца после службы осталось много знакомых, среди них был и отставной адмирал. Сейчас он, правда, стал промышленником и ему принадлежит больше половины предприятий колонии. Как я и говорил, с миром нам повезло. Покрытый бескрайней степью он имел в своих недрах много полезных ресурсов, вот и суетился адмирал на заре его колонизации. Так вот, к чему я всё клоню, пригласил он отца к себе молодость вспомнить, на рюмку чая. Отец меня с собой, мол, на живого адмирала поглядишь. Слово за слово, когда чай у них стал приближаться ко дну бутылки, адмирал и говорит: "задалась тебе эта пехота, Александр. Вот флот это романтика, это да! Скажу по секрету, есть у меня пара знакомых в академии на Новой Венеции. Только так просто тебя туда не возьмут! Иди-ка ты учиться на инженера, пять лет учёбы и два года практики у меня на предприятии. Потом я за тебя похлопочу, а передумаешь во флот идти - оставайся у меня. Глядишь, и в директора выбьешься". Дальше всё было просто: в двадцать два я с дипломом и отметкой о практике поступаю в офицерскую академию, и в двадцать семь я уже капитан корабля.
   Сейчас мне тридцать два, но благодаря медицине и пластическим операциям я выгляжу на двадцать пять. Современная медицина творит чудеса, большинству людей доступна процедура омоложения. Другой вопрос - чем дальше, тем дороже и сложнее нужны процедуры. Абсолютный рекордсмен на корабле - наш главный навигатор. Если не знать его реальный возраст, то больше тридцати лет ему не дашь. Дело в том, что почти всю свою зарплату он спускает на медицинские процедуры и пластику тела. Результат налицо - на семьдесят он не выглядит. Знать, что человеку восьмой десяток пошёл и видеть перед собой истинного арийца, будто сошедшего с исторических плакатов, вызывает некий диссонанс. Он бы с документами, конечно, справился, но нагружать его сверх меры не стоит. Я не хочу во время перелёта врезаться в планету на ускорении из-за невыспавшегося навигатора. Есть у него помощник и автопилот, но бережёного бог бережёт.
   Окинул взглядом каюту, чтобы найти, чем себя отвлечь от документов, настроения нет совсем с бумагой работать. Обстановка-то небогатая: стол, стул, да шкаф с кроватью. Всё казённое, а мог получше что-нибудь приобрести. Ведь где мы только не бывали, столько разных вещей повидать с экипажем успели! Может, пойти подкрепиться? Все равно ждать, пока врата на нужный нам маршрут настроят.
   В кармане запищал коммуникатор. Вот блин, даже подумать о еде не дадут! Интересно, кому там не спится в три ночи по-корабельному?
   - Соколов, слушаю.
   - Гер капитан, у меня важная новость. - И что у немцев за привычка будить по ночам?
   - Ещё ведь целый час.
   - То есть? - Недоумение в голосе собеседника чувствовалось даже на расстоянии.
   - До новости твоей ещё целый час. В последний раз, когда немцы и важные новости пересекались, это обернулось большими проблемами. Ладно, не бери в голову. Что там у тебя? Опять Снытко нас потравить решил? Ну так передай ему, пусть утра подождёт. - Мне стало лень вообще хоть что-то делать. А ведь придётся, если новость действительно важная.
   - Сообщение от командующего сектором. Для прочтения требуется личный код командира корабля, у меня его нет.
   - Через пять минут буду в рубке, отбой. - Может, ну его нафиг, этого генерала? Но так нельзя... Я потянулся и вышел в коридор. О, помяни чёрта... Идя по коридору, замёл быстро удаляющуюся фигуру начальника склада.
   - Снытко, стой. - Он аж подпрыгнул от неожиданности.
   - Здрав буде, пан Соколов. - И откуда у меня такое ощущение, что он что-то уже прикарманил сегодня? По крайней мере, на складе всегда всё есть, а не ворующий заведующий склада - это красивая легенда.
   - Объявляю тебе благодарность, Снытко.
   - Служу Российской Федерации. - Выпалил он на автомате - А за шо? Пан капитан, я же нигде ничего, у меня всё по спискам.
   - А чего ты тогда так разволновался, что ридну мову забыл? В общем, лейтенант Снытко, от имени Российской Федерации, Альянса и себя лично, объявляю вам благодарность. Благодаря тому, что от вас чесноком прёт за километр, нам никакие вампиры не страшны. А когда эта новость распространится, враги при нашем появлении будут автоматически выведены из строя! Ибо кто не отравится - умрёт со смеху. Какого хрена ты вообще туда всё поскладировал?
   - Пан капитан, так бы и сказали, что сальца фирменного захотели. А то придумали тоже... - вот жук, как разговор перевернул!
   - Сало это, конечно, хорошо, но перед боем не рекомендуют.
   - Да типун вам на язык. - Заведующий складом - человек полезный и нужный, поэтому некоторые вольности без посторонних, как давнему знакомому, позволялись. Как- никак в параллельных группах учились.
   - Ладно, иди уже, Ван Хельсинг украинский.
   Во почесал, и откуда у нас столько уникумов в команде? Я конечно понимаю, что кораблю нужна хорошая команда. В себе-то я не сомневаюсь, я здесь самый гениальный буду. А кто кроме себя похвалит при такой работе? И вообще, пафос рулит!
   На волне пафоса я и добрался до мостика. Стоящие по бокам прохода часовые вытянулись при моём появлении, надо же чем-то людей занять. Вот и стоят у нас, где только можно часовые, пусть и без оружия. Попривыкнут пока к армейской службе. Вагнер, когда услышал мою идею, предложил на складе к каждому стеллажу часового в костюме замкнутого цикла выставить. Сумел он тогда настроение поднять.
   Мостик имел размеры десять на десять метров, напротив входа висел огромный, слегка вогнутый обзорный экран. Инженеры всё-таки не дураки, поэтому мостик спрятан в центре суда, а внешние камеры уже транслировали все на экран. Справа и слева вдоль стен находились рабочие места операторов, по два с каждой стороны. А на расстоянии в три метра от экрана рабочие места навигатора и капитана. Место навигатора сейчас занято лейтенантом Лешко, что неудивительно, когда треть команды с Запорожья. Земляне етить! Рядом с экраном справа находится дверь, ведущая к аварийному генератору и запасной системе фильтрации воздуха.
   Раз уж начали говорить про экипаж, то он у нас сравнительно небольшой для махины в семьсот метров длиной. Всего семьдесят человек. Такое стало возможным благодаря частичному роботизированию. Уборку и мелкий ремонт переложили на механические плечи дроидов. Боевых у нас, к сожалению, на борту нет, да и производят их малыми партиями. Для боевого дроида нужен хороший электронный мозг, а они крайне дороги. Всего существует четыре поколения электронного мозга. Первый и второй используют для создания уборщиков и ремонтников, третье поколение это уже бригадиры менее развитых дроидов, дроиды-солдаты, четвёртое поколение - дроиды-техники и командиры групп солдат. Есть ещё дроиды-спасатели, строители и множество других. Я сам слышал, что на рабочего одного из цехов по производству электрических плит, упал плохо закреплённый стеллаж. Благо он полупустой был, иначе убило бы сразу.
   Буквально за день до этого, владелец производства купил подержанного дроида, который должен был проверять электронные цепи приборов и платы управления на брак. Услышав шум упавшего стеллажа, дроид пришёл на звук и, определив происшествие как несчастный случай, он отправил сообщение в ближайший медицинский центр, продублировав его владельцу и в полицейскую сеть. До прибытия бригады врачей, он остановил кровотечение и прижег рану. Хоть и сделано было всё топорно, по крайней мере, жизнь человеку спасло.
   Команда не отвлеклась от работы, когда я вошёл, и правильно. Я считаю - отвлечёшься в самый неподходящий момент и трындец. Оккупант еще скрылся в неизвестном направлении. Правильно, если озадачил начальство, то и самому как-то лучше спится.
   Сел за своё рабочее место, ввёл личный код. Что тут у нас? Сообщение из штаба сектора:
   "Капитану Соколову А.И. лично. На законсервированной станции "Москва" сработала сигнальная система. Задача прибыть в систему ТН-20 и выяснить причину срабатывания, координаты прилагаются. Разрешаю вскрыть ящики со специальным оборудованием.
   Командующий сектором Генерал Басов.
   3.2.2245."
   Вот охренеть! Я ещё раз перечитал текст. Пришла беда, откуда не ждали... И я даже догадываюсь, откуда у нас специальное оборудование.
   Я устало протёр глаза; заснуть мне сегодня точно не удастся. Ну, хоть настроение себе поднял маленькой местью, набрав Вагнера и не дав ему сказать и слова, начал:
   - Четыре часа, а мы спим. Поднимай, солдат, на Москву пойдём.
   - Дурацкие у вас шутки, гер капитан. - Шутки может и дурацкие, но настроение поднять помогают.
   - А это не шутки. Приказ сверху, идём к станции "Москва", остальное лично расскажу. Конец связи. - Повернулся к навигатору, одновременно пересылая ему координаты. - Рассчитать маршрут по полученным координатам, прыжок по готовности.
   - Будет исполнено, тащ капитан.
   Я встал с кресла и пошёл на склад. Выходя, приказал навигатору найти и отправить лейтенанта Снытко туда же, по пути думая, откуда у нас могли взяться неведомые специальные комплекты. Неужели начальник склада приволок откуда-то, а во время проверки на химическую тревогу их нашли. Но почему тогда не изъяли? Только по этим данным понять предназначение комплекта невозможно, слишком много вероятностей. Из динамиков раздался сигнал подъёма.
   Ага, вот он - источник всех бед, чья способность грабить награбленное превосходит даже аналогичную у евреев, наше звено снабжения. Лично встречает.
   - Снытко, раскулачивать тебя иду.
   - А я шо? Я всегда, у меня усё по спискам, по накладным. - Он разводит руками в стороны, вероятно для пущей убедительности.
   - Скажи мне, что там за комплекты у тебя такие, из-за которых мы сейчас летим, чёрт знает куда? - А ведь могли спокойно отдыхать и не только я, а весь экипаж.
   - Так пан капитан, они там ещё до меня лежали, а я и не трогал. - Так я и поверил!
   - Ага, не трогал он! Да чтобы ты и в хозяйстве не приспособил, не поверю.
   - На них печать с гербом предыдущего главы совета стоит. Я ведь не самоубийца. - Тогда вполне мог и не трогать.
   - Открывай пещеру, Али Баба, у тебя, кстати, акцент пропал. - И на кой ляд ему эти игры с акцентом?
   - А что таки случилось? Тьфу! А что случилось, пан Соколов? - Спросил он, открывая закрома родины магнитной картой. Стальные двери дрогнули и отъехали в сторону.
   - Вот я тебя и раскрыл, господин Снытковерман. - Сказал я, проходя мимо стеллажей с валенками. Что ещё понять не могу, так это то, что нахрена нам двести пар валенок на корабле?! Они же в описи идут, чтоб икалось тому, кто их сюда впихнул. - Где там этот таинственный груз того, чего нельзя вскрывать?
   Он провёл меня через весь склад к одной из многих дверей.
   - Вот. - Сказал он, открывая дверь.
   За дверью оказалось ещё одно помещение, вдоль правой стены которого стояли три огромных контейнера. В них, пожалуй, метра три в длину будет, метр в ширину и высоту.
   На серо-стальных контейнерах крупным шрифтом красовалось "особый комплект ОКДКП ?12. Партия ? 23 5.3.2170".
   - Вот ни хрена ж себе!
   - Я также подумал и не стал никому сообщать. Я ведь их год назад нашёл, когда эти чёртовы валенки отсюда убирали. Ящики под завалами лежали. Представьте, что началось бы! Я ведь пять лет на этом корабле служу. Вопросы ненужные бы появились у кого не надо, мол, как такое возможно и почему недоглядели. Я на гражданку пока не тороплюсь.
   - Ладно, поздно пить Боржоми. - Сказал я, срывая печать.
   Моё удивление нельзя было передать словами! Пятьдесят винтовок "Гранд-7" с цинком патронов к каждому. В отдельных ячейках пятьдесят осколочных гранат.
   - Это мы, получается, пять лет с собой целый арсенал роты возили... Я не удивлюсь, если в двух других контейнерах то же самое. Значит так, я сейчас иду, узнаю, как там продвигается дело с прокладкой курса и заодно узнаю, что там у нас с бойцами. Ох, не зря нам про эти комплекты сказали. Ждет нас приключение на одно место. Пока меня нет, никому ни слова о том, что мы здесь нашли. - Развернувшись я быстрым шагом покинул помещение склада.
   ***
   Система ТН-20 встретила тишиной и пустотой. В ней вращалась всего одна безымянная планета. За то время, пока мы добирались, удалось получить немного информации о находящейся здесь станции.
   На орбите планеты, так и не получившей своего имени, находились ремонтные верфи. В 2230 году они были законсервированы и забыты на долгие пятнадцать лет, пока от автоматической системы наблюдения не пришёл файл со снимками и сообщением о том, что объект расконсервирован. То есть, на него проникли люди. Конечно, в ранние года завоевания космоса и пиратство было очень распространенным, но в 2245 году было почти полностью искоренено и встречалось максимум на самых отдаленных колониях. Когда-то давно в глобальной библиотеке нашел роман про морских корсаров, в отдаленных земных веках бывших грозой всех земных морей. Интересное было чтиво, да и время наверно было интересным. Но как парадоксально меняется время, корабли уже давно не из дерева, а из самых прочных сплавов, начали летать в космос, а пираты остались. Люди не меняются никогда.
   Когда со станции пришёл сигнал, начали искать ближайший корабль, и крайними тогда оказались мы. Ждать дольше было нельзя, ведь неизвестно, что там творится. В свете событий с восстанием, в отдалённых от метрополии мирах начальство решило не рисковать. У меня на борту целый батальон молодых и горячих бойцов, плюс опытные сержанты. Выбить со станции пиратов мы в любом случае сможем. Начальству станцию, мне - благодарность. Возможно даже медаль, и все довольны.
  Единственная проблема - костюмы. Экипажу по штату положено, сержантам по службе, а с призывниками что делать? Придется думать как решить еще одну проблему, свалившуюся мне на голову. Возможно они даже не понадобятся.
   Я находился на мостике, когда корабль вышел из ускорения. Учёные так и не решили проблему отклонения в пути во время ускорения, поэтому путь до цели займёт ещё восемь часов. За это время нужно ещё раз все проверить и убедиться, что в плане операции не допущено ни одной ошибки. Провалить несложное, по сути, задание означает конец карьеры, и это в самом-то начале пути.
   - Навигатор, доложишь, если заметишь что-то подозрительное. Я буду у себя. - Восемь часов. Если удастся все быстро сделать быстро возможно и подремать получится.
   - Нельзя столько сидеть над бумагами, гер капитан. - Навигатор посмотрел на меня осуждающе.
   - Знаю, Вагнер, но начальство, как известно, питается рапортами. Если я не займусь этим сейчас - позже их накопится ещё больше. - Старый немец был прав, с документами я провожу слишком много времени.
   Убедившись, что всё идёт по плану, я покинул мостик и отправился к себе в каюту. Тем более, что смотреть особо не на что. Звезда и одна единственная каменистая планета, на которой, возможно, есть залежи металлов.
   Чтобы отвлечься, решил посмотреть запись заседания сената. Они там про новые технологии роботостроения вещали.
   Запустив компьютер, выбрал нужный файл. На экране монитора показался огромный круглый зал, заполненный людьми. Три сотни сенаторов, представителей независимых планет, представители трёх крупнейших корпораций и главы ведущих государств собрались здесь. Заседание подходит к концу, последнее выступление на сегодня должно вот-вот начаться.
   В центре зала на небольшом возвышении стояла дубовая трибуна. За ней, под прицелом сотен пар глаз, стоял Марк Тоус, представитель компании "Нью Тех". Невысокий старичок с седой аккуратной бородкой. Его белый лабораторный халат был накинут на дорогой чёрный костюм. Он окинул зал взглядом и начал:
   - Господа, сегодня я готов представить вам новейшие достижения нашей компании в области роботостроения. Начнём с того, что до этого момента боевые автономные механизмы производились только в качестве экспериментальных моделей. Военным же помогали дроны, которые развивались с 21 века. Они-то и осуществляют огневую поддержку, разведку местности и отсеков кораблей. Сами дроны полуавтономные и управляются при помощи неизменяемых адаптивных программ. Они не имеют искусственного интеллекта и управляются непосредственно оператором. В случае, если их задача - патрулирование базы, то управление дронами передают главному компьютеру базы, который под присмотром оператора самостоятельно нарезает задачи, цели и приоритеты в рамках территории наземной, либо базы. Однако для патрулирования они используются крайне редко. Вижу ваше нетерпение, перейдём ближе к делу. - Говорящий откашлялся и продолжил. Благодаря нашим последним открытиям был создан процессор нового поколения. Он универсален и подойдёт почти куда угодно. Но наиболее ценен он там, где важен малый размер вычислительного устройства. Процессор А-класса превосходит все остальные по мощности. При этом аналог процессора третьего поколения для установки на дроида обойдётся в сотню кредитов и будет превосходить его по мощности в два раза. Решена проблема ограниченности и цены: ключом к этому стало вещество, обнаруженное на окраине наших миров. По этой причине его не обнаружили раньше. Сколько возможностей нам откроется теперь!
   Досмотреть мне не дал звуковой сигнал на часах; пора готовиться к стыковке. Время пролетело, как один миг. Несмотря на то, что мне не положено лезть на операцию самому, в этот раз я решил пренебречь правилами. Молодость, бурлящая кровь, желание выделиться, ну вы понимаете. Сейчас же нас ждут великие дела! Конечно, если об этом узнает начальство, можно получить выговор. Но победителя не судят, а думать, что я могу провалить задание, очень не хотелось. Ну и кто там может быть, пираты или фанатики? Сложно считать отребье вроде пиратов и фанатиков серьёзным противником. Кто из них там резвится - скоро узнаем. Хотя, крайне сомнительно, что это фанатики. Против выучки и опыта регулярных частей те могли выставить только слепую веру и количество. Хотя, по поводу "опытных частей" - это я слишком сильно сказал! Вот если за теми, кто занял станцию, кто-то стоит, это уже может быть проблемой. С трудом верилось, что они появились сами по себе. Могли эти две стороны объединиться? Сомнительно, но всё возможно. Пираты вполне могли использовать фанатиков как бесплатное "пушечное мясо", и всё во имя веры!
   За два года, так называемое "братство" распространило своё влияние на множество планет периферии. В основном влиянию подверглись миры, где преобладали выходцы из стран Азии и ближнего Востока. Сейчас под их контролем было три планеты зелёной и семь планет жёлтой зоны, ещё на двух планетах идут бои.
   Сканеры корабля стали прощупывать верфь. Пора было возвращаться на мостик, чтобы руководить оттуда, но общее руководство было переложено на нижние чины. Других кораблей в системе не обнаружено, значит оставался шанс, что фанатиков там нет, и просто произошёл сбой в электронике. Однако была зафиксирована работа реактора, который при консервации глушится в первую очередь. Остальные процессы производятся уже на энергии из накопителей или вручную.
   Посылать на станцию сразу роту солдат, к тому же необученных, было бы верхом идиотизма. Поэтому пойдёт группа из пяти человек: я и четверо сержантов, приписанных к новобранцам. Так будет рациональнее, и заметить нас будет сложнее. Да и проблема с костюмами исчезает сама собой.
   Небольшой толчок, "Сицилия" состыковалась с аварийным шлюзом. Нам пора. Помещение на той стороне чисто, относительно. Мы попали на склад, правда, подчищенный до нас. Почему аварийный шлюз был здесь, знают, пожалуй, только конструкторы этого объекта. Возможно, склад образовался здесь позже. В любом случае, сейчас стеллажи были пусты и, что тут хранили - неизвестно. Размеры же склада были довольно скромными. После сообщения разведгруппы о том, что всё спокойно, я сам переправился на станцию. Приказав задраить за нами шлюз, я во главе отряда выдвинулся вглубь станции.
   Станция встретила нас полутёмными коридорами и застоявшимся воздухом. Сказывалось долгое отсутствие людей, лампы освещения частично не работали, а больше половины створок вентиляции перекосило в шахтах - стандартная процедура консервации предписывала перекрыть вентиляцию на случай разгерметизации. Коридоры широкие, метра три будет, остаётся вопрос: "нахрена?". Как правило, внутреннее пространство было принято экономить, и если необходимости не было, то проходы делали узкими и с низкими потолками. Делали это из-за практических соображений. Самое первое, что мне приходит на ум, это уменьшение нагрузки на фильтрующие воздух системы, и освещения они поменьше требуют.
   Может быть, это я рассуждаю немного не так, теряя суть? Ведь станция в отличие от кораблей не ограничена максимальной пропускной способностью врат. Здесь конструкторы могли оторваться по-полной. Их можно понять: при проектировании кораблей им необходимо втиснуть в ограниченный объём максимум от возможного. Но, опять же, это только мои домыслы.
   Короткими перебежками наша маленькая группа перемещалась по, местами, полностью темным переходам и заброшенным комнатам, внимательно осматриваясь по сторонам в поисках следов присутствия здесь кого-то ещё. Есть небольшой мандраж, я всё-таки не машина. С того момента, как я последний раз бегал с оружием в руках, прошло более пяти лет.
   Продвигались мы довольно быстро и четко, осматривая каждый пройденный метр. Всё, как по учебнику, кое-какие знания у меня после академии ещё сохранились. Пока не было никаких следов присутствия человека. Хотя, в моем понимании эти фанатики не были людьми. Биологические машины, без признаков разумной мысли в горящих фанатичностью глазах.
   Ну вот, стоило их только вспомнить... На стене одного из многочисленных коридоров красовался нарисованный жёлтой краской глаз огромных размеров, занимая практически всю стену от верха до низа и на метра три в ширину. Один из используемых "братьями" символов. Значит, все-таки фанатики. Я судорожно вздохнул, под защитной маской, к счастью, этого заметно не было, покрепче сжав в руках оружие.
   Через пару поворотов появились первые, множественные признаки того, что все искомые нами личности совсем рядом. И личности крайне некультурные и неряшливые. Складывалось ощущение, что я вернулся в трущобы новой Венеции, где мы перед выпуском помогали местной полиции в обыске. Взаимозачёт: мы им помогаем, они нам предоставляют полигон для стрельб.
   Стены коридоров изрисованы разноцветной краской, и где они ее только раздобыли? Возле стен кучками был свален мусор - остатки еды, ветоши, останки каких-то коробок и жестяных банок, фантики и прочий хлам. Я приказал бойцам, чтобы усилили бдительность.
   Из-за следующего поворота послышались голоса. Поудобней перехватив своё оружие, мы бесшумно приблизились к краю коридора настолько, насколько могли идти необученные этому люди. Один из сержантов достал из кармана разгрузки небольшой планшет размером с ладонь, прикреплённый к нему гибким кабелем, длиной в полметра. На конце кабеля имелась небольшая камера, изображение с которой поступало на экран планшета. Несколько штук мы нашли в контейнерах на складе. Довольно старый представитель специализированного оборудования, использовавшийся ещё в докосмическую эру, как и проверенное временем огнестрельное оружие, эффективную замену которому так и не придумали.
   Конечно, вы спросите, а как же лазеры и прочие продукты военопрома, которыми фантасты пичкали свои фильмы? С лазерным оружием всё упиралось в мобильность. Как правило, рабочие образцы потребляли столько энергии, что для одного выстрела с ручного лазера пришлось бы носить за спиной рюкзак с портативным генератором. Конечно, можно поставить их на платформу танка или на корпус космического корабля. Такие проекты существовали и испытывались, однако всегда находится своё "но". Таким "но" оказалась защита от этого оружия - простая отражающая поверхность, и более девяносто процентов урона сходит на нет, а если повезёт, выстрел можно отразить в стреляющего. Проще и надежнее огнестрелы и ракеты. Своё взяла и тугоплавкость металла. Всех подробностей из обучающего курса по истории вооружения я, конечно, не помню. Суть в том, что для того, чтобы прожечь лист стали в сорок сантиметров, понадобится энергии как при небольшом ядерном взрыве. Проще уже сразу ракетой выстрелить. Пару раз я встречал оружие с безгильзовыми боеприпасами, да и то у высокого начальства.
   За углом оказалась группа из пяти человек, увлечённо разрисовывающих стены. И что нам с ними делать? Бесшумного оружия у нас нет. Тот, кто комплектовал контейнеры, явно не собирался устранять врагов по-тихому. Сержант Сидорчук подбросил и поймал в воздухе гранату, намекая на то, что раз бесшумно убрать их не получится, то и рисковать без необходимости не стоит. А, где наша не пропадала? Киваю ему головой. Грохот был знатный, теперь вся станция на ушах.
   Картина, которую мы увидели за поворотом, напоминала декорации к фильму ужасов. Создатели гранат явно не поскупились и максимально увеличили убойную силу. Стены коридора были испещрены начинявшими гранату стальными шариками. О том, что на этом месте когда-то стояли люди, догадаться можно было по лежащим у стены телам в изодранной одежде. По полу растекалось пятно крови.
   - Охренеть! - вырвалось у одного из бойцов.
   - Полностью согласен с тобой сержант, но с гранатами теперь поаккуратней.
   - Так кто знал, что она так шарахнет, товарищ капитан? Эти гранаты один в один как НПП-17. Я с ними хорошо знаком, самая распространённая граната в Альянсе. Начинку кто-то заменил, как пить дать. Это самое, тащ капитан, оно шевелится.
   У меня от этого заявления у самого волосы на голове зашевелились. Все в одно мгновение отскочили от груды тел и направили на неё винтовки.
   - Сидорчук, твоя идея с гранатой была, иди, проверяй. - Киваю в сторону сектанта.
   Сидорчук осторожно ступая, подошёл к телам и, присев на корточки рядом с ними, потыкал в них стволом винтовки. Не удивлюсь, что если сейчас кто-нибудь, подкравшись, захотел нас напугать, то потеряли мы сержанта. А нас самих нужно было бы ловить на пути к кораблю.
   - Так, тащ капитан, тут живой один. - Все дружно выдохнули. Без понятия как он выжил, главное никакой мистики. Сидорчук отодвинул одно из тел и перед нами предстал пока ещё живой сектант. То, что ему осталось немного, было ясно по ранам от стальных шаров. Слишком много, чтобы стараться его спасти. Его рот беззвучно открывался. Возможно, он хотел сказать нам что-то, но его мучения долго не продлились.
   - Даже полные идиоты, вроде фанатиков, не заслуживают такой смерти. - Сказал сержант, отходя от стены.
   Мы прошли дальше по коридору и устроили засаду в одном из встретившихся нам кабинетов. На тот шум, что мы подняли, кто-нибудь должен прийти. Беззвучно замигала сигнальная лампочка на рации.
   - Группа разведки на связи.
   - Гер капитан, что у вас произошло? Грохот был слышен даже на корабле! - Знатно шарахнуло!
   - Да мы тут петардами балуемся - Сказал я, взглянув на виновника торжества.
   Нервное, наверное.
   - Не понял... повторите.
   - Обнаружили фанатиков, говорю. Решили их убрать без лишнего риска, так какой-то гад заменил начинку в гранатах, ими теперь стадо слонов можно остановить. Ты там прикажи медикам, пусть приготовят успокоительное, на всякий случай. Последствия применения были те ещё. Всё, отбой связи.
   Спустя пару минут раздались хлюпающие звуки вперемешку с топотом ног. Неужели кровь так далеко растеклась по коридору? Мы приготовились, звук понемногу приближался. Через щель оставленной неприкрытой двери было видно, как мимо нас прошла толпа фанатиков, сопровождая кого-то невысокого в центре. Оружия у них я не заметил, поэтому показал знаком, чтобы гранаты не использовали. Когда расстояние увеличилось до пяти метров, я показал, что пора, и первым выскочил в коридор. Как только мы оказались в коридоре, сразу открыли огонь по противнику: их было слишком много, чтобы пытаться взять кого-то живьём. Три десятка человек повалились на пол, и тут началось самое интересное: в середине группы фанатиков оказалась огромная каракатица размером с быка. Всё её тело было покрыто противной на вид слизью, вызывая отвращение вперемешку с рвотными позывами. Смотреть на эту гадость было противно до жути.
   Не сговариваясь, мы открыли огонь по этому существу. Потом будем разбираться что это, мы ещё после гранаты не отошли. Пули с чавкающим звуком впивались в плоть морского жителя. Неожиданно пара щупалец выстрелила в нашу сторону и, обхватив сержанта Момидзе за ноги, потянула его на себя. Часть сознания отметила, что существо достаточно сильное, поскольку сержант грохнулся на спину и, выронив оружие, заскользил в его сторону. В любом случае, сила не гарантирует бессмертия, и тварь сдохла, не добравшись до бойца пару метров.
   Момидзе быстро оттащили от зверюги и поставили на ноги.
   - Ай шайтан зверь, никогда не буду больше морепродукты есть. - Цел значит, самое серьёзное у него пару синяков, пожалуй.
   Адреналин бурлил в крови, а стук сердца можно было услышать не напрягаясь.
   - Бойцы, после того, что мы здесь увидели, не буду заставлять вас идти дальше, но мы просто обязаны узнать, откуда приползла эта тварь. - Говоря эти слова, я думал совсем обратное, но нельзя показывать свой страх перед неизведанным.
   - Товарищ капитан, да чтобы мы улитку переростка испугались? Да нас дома не поймут! - Все закивали, подтверждая слова сержанта Ворина.
   - Тогда проверить боезапас, сменить магазины в оружии на полные и доложить. - С патронами оказалось негусто, но терпимо. У Сидорчука с собой еще две гранаты, пиромант хренов.
   Через несколько поворотов мы натолкнулись на распахнутую дверь в реакторный отсек. Когда мы собирались заглянуть в него, полстанции дрогнуло, и в коридоре за нашими спинами опустилась стальная перегородка.
   - А это, товарищи бойцы, уже полный шандец!



Роман Смирнов

Отредактировано: 04.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться