Эра гуманизма

Размер шрифта: - +

глава 1

                Если верить ионным часам на запястье, то на кростен-станции Гидра-3 наступил восход. С недовольным вздохом темноволосый мужчина попытался изменить положение затекшего тела, но увы, пассажирские кресла транспортной компании Эль-авто были безжалостны и беспощадны.

- Наш звездолет подходит к кростен-станции Гидра-3[1], гражданское название Андромеда,- из динамиков лился приятный женский голос, и мужчина расслабленно вытянул ноги, точнее будет сказать, попытался. Каждый раз, отправляясь в отпуск, он совершает одну и ту же ошибку, выбирая самый быстрый и неудобный способ передвижения.- Пожалуйста, проверьте крепления магнитных ремней, закройте глаза и глубоко вдохните, начинается стыковка с основным портом станции. Десять, девять…

                Мужчина поспешно прикрыл глаза, в прошлый раз пилот-недоучка размазал нос корабля в трех метрах от портового шлюза, к сожалению, Эль-авто, маршрутные звездолеты эконом-класса, предпочитали экономить на пилотах-навигаторах, набирая тех, кто срезался на вступительных экзаменах, или и вовсе имеет поддельные документы.

- Стыковка произведена, Эль-авто желает приятного дня, летайте рейсами компании Эль-авто, наш девиз: быстро – значит, очень быстро,- даже в профессионально-приветливом голосе бортпроводницы было слышно удивление великолепному входу в шлюз.- Георгич, ты перепил, что ль вчера? Надо тебе перед каждым рейсом нали…

                Темноволосый мужчина со смешком прикрыл светлые глаза, подумать только, пьяный пилот вел корабль от СК-231 до Гидры-3. Маршрут простой, благодаря кростен-вратам, но и на нем есть свои особенности.

                По стерильным улочкам станции в сером утреннем освещении тек серый и неприметный народец, спеша занять рабочие места, пока не началась санобработка улиц. С силового купола, закрывающего станцию, на суетливую толпу благодушно взирали звезды, таинственно перемигиваясь и радуя взгляд россыпью то тут, то там возникающих игл-сообщений. Серые стены станции матово блестели, отражая случайные потоки света от открывающихся космических переходов. Сердце станции, штаб-квартира оперативников СК как и полагается такому важному органу находилась в центре, левее никогда не засыпавших доков, и чуть в стороне от космопорта. Там живут и работают необходимые для бесперебойной работы сети кростен-переходов люди, носители «совмещенного генома». Именно их ДНК позволяет управлять доставшейся от предков системой связи между отдаленными станциями и планетами, находящимися на их орбите.

                Мужчина, поправив воротник форменной куртки оперативника СК, и внимательно оглядевшись, зашел в чайную лавку. Потратив несколько минут, на тщательный осмотр, оперативник купил свой любимый чай и несколько плиток натурального шоколада, для своих младших сотрудников. Поудобнее перехватив бумажный пакет, он прижал локтем непривычно оттопыривающуюся кобуру с пистолетом. В отпуске оперативникам Специального Корпуса орудие не полагается, и плазмер был честно заперт в личном сейфе в кабинете. А ввиду происходящих, не очень приятных вещей, оперативник через старых знакомых приобрел простое огнестрельное оружие. В «чистых» мирах его перестали производить, и сканирующие рамки на входе в большинство общественных мест не опознавали простую механику.

                Проведя первую половину отпуска на СК-231, зеленой планете принадлежащей армии Республики, мужчина возвращался на службу. Чистые узкие переходы станции с яркими вставками рекламных баннеров вызывали улыбку. Желая заново познакомиться с Гидрой-3, и в немалой степени осмотреться, оперативник не стал использовать скорые станционные переходы, о чем вскоре крупно пожалел. На подходах к главному тоннелю, ведущему помимо всего прочего еще и к рабочему месту оперативников СК, маячила высокая, немного сутулая фигура бесконечно усталого человека. Выругавшись, мужчина свернул в ближайший малый тоннель, чтобы сделав небольшой крюк выйти к основному проходу обойдя нежеланного собеседника. Увы, его надежды не оправдались, и на выходе из тоннеля ему пришлось останавливаться и с рабочей улыбкой здороваться мужчиной, чье худое, нервное лицо выражало крайнюю степень недовольства вселенной.

- Доброго утра, Франц-Петер.

- Франц-Иосиф,- скорбно поправил мужчину собеседник и вежливо спросил,- на работу, герр Осенний?

                Братья Франц-Петер и Франц-Иосиф, близнецы, были из тех редких людей, кроме аристократов, кто сохранил память о предках. И оба брата, всячески выставляя этот факт напоказ, обращались к своим вольным или невольным слушателям в исключительно немецких традициях. Так, как эти традиции понимали сами братья, разумеется.

- После отпуска возвращаюсь,- поспешил откреститься от каких-либо жалоб оперативник СК, и с отчаянием узрел приближающегося Франца-Петера, коего брат-близнец приветствовал энергичным взмахом руки.

- Доброго утра, герр Осенний. Как поживает фрау Эльвира?

- Превосходно,- Осенний усмехнулся, вспоминая, как фрау Эльвира отправила в стену весь сервиз из раритетного, веганского фарфора. Фурия, по ошибке родившаяся в человеческом теле пришла в ярость узнав что он, Осенний, планирует провести с ней лишь половину отпуска, а вторую посвятить киберам и свозить их куда-нибудь на озеро.

- Не хочется кляузничать, герр, вы ведь понимаете, но,- Франц-Петер придержал за локоть порывавшегося ускорить шаг оперативника.- Гражданская сознательность не дает мне права молчать.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться