Эра гуманизма

Размер шрифта: - +

глава 6

…У гроба императрицы замер молодой человек, чье лицо было испещрено свежими шрамами. Он еще только начинал свой путь в новой, гуманной и справедливой Республике, но уже ненавидел ее. Грубые пальцы, подрагивая, коснулись локона волос, срывающимся голосом он шепнул:

- Как же так, Мира? Как же так, они обещали оставить тебе жизнь, освободить от монстра,- последний раз огладив мертвый шелк волос, мужчина, положив черную лилию на тонкую руку императрицы. Никто кроме него не знал, что именно этот сорт цветов любила покойная императрица.

                У молодого человека с изуродованным лицом впереди было очень много дел, спрятать принцессу и принца, с последним особенно сложно, девятнадцатилетний упрямый обалдуй собирался воевать со всем миром, мстя за смерть матери, и времени на скорбь он мог выделить немного…

                Вильгельм, потягиваясь уже представлял как сейчас покинет рабочее место и вместе с капитаном О завалится в ближайший бар, отмечая пятницу, как на его рабочем столе сработал прибор, молчавший больше шести лет. Старый, доработанный умельцами передатчик, изготовленный в веганском протекторате и доставшийся ему во время военного конфликта. Один был у него, второй у Осеннего, что произошло, что бывший напарник вспомнил о нем?

                С маленького, узкого экрана на майора смотрела киберша, Рийя, активистка здорового образа жизни.

- Здравствуйте, майор, примите отчет,- органический глаз девушки опух и покраснел, заставляя майора прятать улыбку.- Осенний в руках альмионцев, кроме нас здесь лейтенант Ранте, с тремя карателями и Рафаэль Лаурр, по непроверенным данным в руках Альмионы Маркус Лаурр. Обнаружена генетически чистая, не мутировавшая раса, но ее представительница обколота наркотиками, и пока нет возможности ее допросить.

- Вашу мать, это была такая тихая планета,- медленно выдохнул майор и перевел информационный поток с веганской разработки на обычный комм, сразу же разворачивая видео и аудио материалы.- Будь на связи девочка, отбой.

                Основной массив информации находился в беспорядке, обычно за такое пренебрежение Вильгельм наказывал своих сотрудников, даже самых доверенных. Но сейчас на это не было времени, да и причина у кибер-девочки была достойная, все-таки непутевый племянник заменил ей и отца и мать.

- Ах вот ты где спрятался, мразь,- зарычал майор и по выделенной линии набрал Ли Сяо, мысленно потирая ладони.

- Зачем так громко звонишь, домашних пугаешь?- улыбнулся с экрана старик, потягивая из крошечной чашки чай, или что там он себе сегодня налил.

- Порадовать тебя хочу, старый хрен,- оскалился майор Вильгельм,- или огорчить. Глава двести четырнадцатой лаборатории находится в простеньком и безыскусном мирке с не оригинальным названием Терра-2.

                Узкие глаза Ли Сяо сначала ошеломленно расширились, став почти европеоидной формы, а после, гневно суженные и вовсе почти пропали под кустистыми бровями.

- Хорошие новости принес ты мне, Вильгельм, не может быть, чтобы это было единственным, почему ты со мной связался,- проницательно усмехнулся азиат, делая замысловатый жест в сторону кого-то из своих домочадцев.

- Измир попал в руки и к альмионцам, и к нему, планета в коконе, попав туда – обратно мы через кростен выйти не сможем. Только своим ходом, а это несколько месяцев.

- Ты нужен здесь…

- Экстренное сообщение, экстренное сообщение, распакуйте и подтвердите,- загнусавило сразу с двух сторон, и Вильгельм, не прощаясь, отключился, открывая пищалку.

                Комм развернул широкое вирт-окно, показывая очень молодую и очень красивую девушку, как две капли воды похожую на последнюю императрицу Кростеанн, Светломиру. В простом светлом платье чуть ниже колена, с пушистыми распущенными волосами, она стояла возле чахлого дерева, касаясь ладонью его серой коры.

- Люди Республики Мира…Звери, испоганившие прекраснейшие слова любого диалекта. Бойтесь. Нам не нужны ни ваши награбленные богатства, ни сомнительные культурные ценности, и уж точно нам не нужны ваши достояния, ведь у вас их просто нет,- красавица зло и жестоко усмехнулась, откидывая с лица упавший локон.- Мы не желаем поработить вашу порочную, прогнившую цивилизацию. Вы, короеды, твари, обезьяны взявшие в руки слишком мощную для вашего разума палку, и мы пришли, чтобы исправить этот дикий недосмотр Богов. Наша цель – станции перехода, гнезда зла, несущие смерть невинным, осмелившимся быть лучше вас. Что ж, знайте, начало кровавому террору положили Вы. Мы пройдем по всем станциям, оставив после себя лишь трупы. Иного смысла жизни вы нам – не оставили! Я Виола Кростеанн, Ур Йинин от корня Лиственницы, обещаю воздать Вам стократно!

- Твою мать,- выдохнул Вильгельм, только заметив, что всю экспрессивную речь племянницы прослушал сжатым, как пружина, не дыша и не моргая. Прикуривая дрожащими пальцами, он закрыл глаза, вспоминая, как они выбирали самый безопасный мир для крохотной принцессы. Как же так вышло? Он ошибся сам или ему помогли сделать не правильный выбор?

***

                Свистящий, прерывистый вздох нарушил тишину узкого металлического отсека. Избитый человек, со стоном попытался принять более удобную позу, но скрученные за спиной руки, притянутые друг к другу проволокой, мешали. Посиневшие, раздувшие пальцы уже не болели, и мужчина, натужно вздохнув смог перевалиться на другой бок. Позади, к разодранной в клочья коже, то тут, то там прилипли крупные белые кристаллы, словно жестокий палач, распахав кнутом спину, щедрой рукой осыпал получившиеся кровавые язвы солью.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться