Эра правообладания

Эра правообладания

Хорошее настроение имеет только одну неприятную особенность - оно на дух не переносится другими людьми. Стоит кому-то заметить счастливое лицо на другом человеке, как тут же срабатывает древний инстинкт - смыть с его рожи довольную улыбку.

Первую, робкую попытку испортить мне настроение сделала робомедсестра. После очередной плановой замены противоракового импланта, она слишком больно ввела иглу шприца. Лекарство жгло вены изнутри и лишняя боль от укола была совершенно ни к чему. Я стерпел и спустя всего пять минут боль прошла. Это была последняя процедура и рак мозга был полностью уничтожен. Разве это не повод для отличного настроения?

Но дома меня ждала сердитая жена.

- Добрый вечер, лю-бима-ая! - пропел я последнюю строчку припева популярной песенки, пытаясь поделится с супругой своим настроением и отвести скандал.

- Какого, черта, Калитин? - зашипела она.

“Плохо дело” - подумал я, - “Если супруга называет меня по фамилии, то настроена она очень воинственно”.

В кармане пикнул смартфон - пришло смс:

“С вашего лицевого счета удержано 34 рубля за нелицензионное использование композиции “Добрый вечер, любимая!”” - женским голосом зачитал сообщение смартфон.

- Калитин! Ты опять? Ты же знаешь, что у нас каждая копейка на счету, а ты снова распеваешь защищенные авторским правом песенки? Боже! И когда же все это кончится? Сколько раз я тебе говорила, что нельзя использовать чужой контент без разрешения!? Правильно мне мама говорила...

- Извини, я не знал, что эта композиция платная. Она просто пришла мне в голову, когда я тебя увидел - пытался оправдаться я, но тщетно.

- Твоя учительская зарплата и без того крошечная,  а ты еще намеренно делаешь все, чтобы мы снова жили впроголодь! Нам за газ нечем заплатить! Об этом ты хотя бы подумал? Еще раз такая выходка и я уйду от тебя!! - визжала супруга.

В сердцах бросив мне свежую газету, она ушла в комнату. Настроение было испорчено. Помявшись в коридоре и так и не раздевшись я решил, что правильным будет не накалять обстановку и часик прогуляться.

В раздумьях я бродил по немноголю́дному городскому парку. Поздним вечером здесь быстро темнело и народ расходился по домам. Я шел по главной аллее не замечая никого, окутанный своими мрачными мыслями. Супругу я ни в чем не винил. Ей той же пришлось пережить операцию по имплантации противоракового прибора. Две операции на семью, тем более на такую не богатую, как наша, действительно было слишком накладно для бюджета. Сев на случайно подвернувшиеся скамейку, я наконец-то прислушался к окружающим меня звукам.

“Да твою ж мать!!” - спохватился я - “Где мои беруши?”

Я лихорадочно шарил по карманам, пока не нашел черную коробочку с электронными заглушками для ушей. Но я не успел. Предательская лавочка находилась в десятке метров от летней сцены, где местные артисты завершали свой ежедневный концерт для горожан. Я услышал, как скрипач взял высокую ноту популярного старого шлягера и мой смартфон тут же отчитался о снятии средств.

“С вашего лицевого счета удержано 157 рублей за прослушивание композиции “Vive l'amour”. Если денежные средства с Вас удержали ошибочно, то, пожалуйста, обратитесь в службу поддержки корпорации ”ТриМ-рекордс”.

Я даже не успел расстроится, как позвонила моя жена. У нас с ней был единой лицевой счет и она без сомнения тоже получила смс об оплате.

- С меня хватит! Я ухожу. - неожиданно кратко сказала она и бросила трубку.

 

Проснувшись утром я обнаружил, что лежу на диване в верхней одежде. Голова, зажатая в тиски выпитого накануне дешевого алкоголя, раскалывалась. Кинув в рот мятную жвачку, помятым, я отправился на работу.

Жена была права - учительская зарплата была очень низкой. Мировая история не приносила доход и не могла заинтересовать родителей учеников, которые сами решали сколько учебных предметов нужно для их отпрысков.

Я зашел в обветшалый трамвай. Последнее время техников не хватало для поддержания трампарка в приличном состоянии и городской автотранспорт постепенно отмирал - трамвай ходил все реже и реже. Прикрывая рукой глаза от картин художников на проекционном экране я оплатил за проезд. Автоматические камеры регистрировали любой, даже мимолетный взгляд на картины, заменявшие трамваю окна, и снимали со счета небольшие авторские отчисления в пользу художников. Я же решил экономить на всем, даже на самом дешевом.

- Смотри, какой дядя не хороший! Специально прикрывает рукой глаза, чтобы не платить за просмотр картин! - меня заметила молодая мама с дочкой в коляске. Она была чем-то раздосадована и имела огромное желание поскандалить. - Фу, таким быть! Запомни, Светик, что автору нужно на что-то жить и закрывая глаза мы лишаем автора его законных авторских отчислений! Никогда не будь такой как этот не хороший дядя!

Девочка не хотела быть дядей и потому во все глаза начала смотреть на картины. На телефон мамочки посыпались смски о снятии средств. Мне стало стыдно за себя и я опустил голову На проекционном полу демонстрировалась реклама. Какая-то певица рекламировала новый улучшенный смартфон. Трампарк зарабатывал на чем возможно, даже на тех кто хотел сэкономить. .

 

Я зашел в класс. Не смотря на то, что экзамены по истории запретили более 5 лет назад, ученики все еще приходили на мои лекции.

- Сегодня, ребята, мы начинаем большую и очень важную тему - “История авторского права”...

Эта тема интересовала многих. В наше время нужно было знать все об авторском праве. Быть деятелем муз означало стабильный доход, приличные гонорары и пожизненные авторские отчисления.

- История авторского права берет свое начало в средних веках. В то время только король мог выдавать, так называемые “привилегии” - прообраз современных патентов. Автор произведения должен был лично просить монарха выдать ему эти самые “привилегии”. Хотя это было далеко не так просто, как могло бы Вам показаться. Церковь, как прочем и многие деятели культуры того времени, считали, что произведение есть “божий дар”, который автор выразил в доступной ему форме. Потому просить право на “божий дар” считалось грехом. Первый закон регулирующий эту сферу человеческой деятельности был принят во времена правления английской королевы Анны, в 1710 году. Этот закон устанавливал право автора на владение произведением только на 14 лет, после чего только суд мог решить дальнейшую судьбу творения.В 19-м столетии, во многих странах, этот срок увеличился до 50 лет…В начале нашего века, не легальное цифровое копирование контента приобрело настолько ужасающие размеры, что авторы были вынуждены просить милостыню на всевозможных краудфандинговых площадках. Банды цифровых пиратов на торрентах, грабили не способных защитить свой труд, правообладателей, отнимая у них последние крохи. Взламывая контент, копируя его, они обрекали правообладателей на нищенское прозябание. Современные историки, после проведенных исследований, так описывают то время: “Авторы, загнанные в угол, голодом, побоями и пытками, теснились к друг-другу. Цифровые пираты, прямо у них на глазах, цинично растерзали маленькую девочку, посмевшую написать сказку про ослика Петю. Они выжгли у нее на груди “Веселого Роджера”. Пираты облили оставшихся правообладателей бензином и сожгли их”.



Константин Погодаев

Отредактировано: 01.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться