Еретик

Размер шрифта: - +

4. Наследники. 2000г.

Когда жигуль с помощью трактора вызволили из коварной западни в виде заполненной грязью ямы, и семейство Кости благополучно доставили в Пуньки, уже начало темнеть. Гости собрались в избе Кузьмы отметить приезд, да поговорить по душам. Все-таки как-никак родственники…

Как оказалось, только одного Костю угораздило привезти с собой семью. Оба старших брата сорвались по телеграмме с работы, а вот младшему пришлось перепланировать долгожданный отпуск. Самым обидным было то, что, похоже, приехали братья напрасно – дед помирать не собирался и чувствовал себя вполне сносно для своего векового возраста. Кузьма и не думал слать телеграмм – по всей видимости, постарались другие благожелатели.

Костик мучительно отслеживал смену выражений на лице жены. Его Светик ему ни за что не простит испорченный отпуск, и сданные билеты в Сочи... Пожалуй, из всего этого несуразного путешествия одному человечку все-таки выпала радость – девятилетняя Варенька, никогда в деревне не бывавшая, с восхищением носилась по двору, распугивая домашнюю живность. Она успела перетискать и пятнистого поросенка, и лохматую тихую дворняжку, и парочку млеющих на печи котов. Досталось и деловитым пеструшкам и озабоченной своим потомством гусыне. Даже поглощенный собой индюк торопливо ретировался в свой загон, увидев в руках рыжеволосой девчушки трофей из хвоста кочета Петьки.

 

– Зря вы приехали, – наконец, высказал Кузьма то, что давно вертелось у него на языке, – Старик, конечно, плох... Но о нем есть кому позаботиться...

Прозвучало это так: “ваша забота всем только навредит”.

– Почему вы тогда не взяли деда к себе в дом? – возмутилась Света, – Оставили пожилого человека одного на хуторе. Там же ни света, ни телефона... Никаких удобств. Воды некому подать.

– Да не пойдет колдун из своего дому никуда – сухо сказал Кузьма, всем своим видом показывая, что городские тут ни ничего не поймут, и добавил, – К нему все же заходят...

– “Заходят” – фыркнула Света, – Я свою мать давно из деревни перевезла, а ей, поди, не сто лет с гаком.

– Да, и тоже еще та ведьма, – хихикнул Костик.

Но почему-то его веселья никто не разделил: жена дяди – Тамара взглянула на племянника осуждающе, братья передернули плечами, а Светик надулась.

– Вообще-то, мы у него теперь по очереди дежурим, – прояснил обстановку раскрасневшийся от выпитого самогона Валентин, – Только...

– Только, долго так продолжаться не может, – закончил за него Олег, – У нас тоже дела стоят. В телеграмме чуть ли не на похороны звали. А дед ничего себе... еще поживет...

– В таком возрасте, состояние может быть обманчивым, – Валька прятал глаза, – Неизвестно, сколько он протянет. Старика надо в семью, хоть и упрямится он... Ничего всем скопом уломаем...

Кузьма скрестил руки на груди и презрительно посмотрел на племянников. Скрытый упрек в их словах он проигнорировал.

– Я его домой не возьму. Даже если он сам попросит, – отрезал дядя.

Олег поперхнулся чаем и в растерянности пересадил очки с кончика носа обратно на переносицу.

– Он же твой отец, – выдавил старший племяш и закашлялся.

– Не понимаю я тебя, дядя, – сказал Валентин. Слово “дядя” у него получило слегка презрительный оттенок, – Детей у тебя нет, дом просторный. Вот бы и присмотрел за стариком. Мы могли бы заплатить за содержание... Ты ж образованный человек, агроном... Неужели всерьез веришь во всю эту чертовщину?

– Да не в деньгах дело! – вспылил Кузьма, – Понаехали тут, умники. Хотите забирать деда – забирайте. Посмотрим, как у вас это получится. А я в его дом ни ногой. Мне его “наследства” не надо.

– Чего-то я вас братцы не пойму...– начал было Костя, – Что у Кузьмы за зуб на деда? Разве ж можно на старика обижаться. У него уже это... маразм... на почве старости.

– Это у тебя скоро будет маразм... на почве алкоголизма, – отобрал у Костика стакан Олег, – А у деда маразма нет. Дед получше тебя соображает.

– А Кузьма его боится, – развеселился вдруг Валентин, – Боится-боится. Он думает, что старик ему своих чертей-подручных передаст... или как там их... В наследство! Во! Слышь, Кузьма, я там уже три ночи ночевал, и никаких чертей... Слышь, агроном, нет чертей у деда. Кошка есть черная... пакостная, ужи какие-то ползают, ежики по ночам топают – а чертей-то и нет!

Агроном скривился, но возражать подвыпившему племяннику не стал.

– Лично мне брать деда некуда, – сообщил Валька родственникам, – Мы и так впятером в двух комнатах теснимся...

– А я один живу, – заметил Олег, – Не помню, говорил ли, разъехались мы с женой... Так что в коммуналку старика... сами понимаете... Целый день на работе... Сиделку, что ли нанимать?

– По всему видать, дед к нам поедет...– уныло встряла в разговор долго молчавшая Света.

– Да не расстраивайся, Светик, – утешил ее Олег, – Кузьма только что говорил: не поедет дед! Не силой же его тащить? Тем более, раз он это... в здравом уме и твердой памяти...

Олег махнул рукой и стал собираться на хутор. Уходил он неохотно – сразу видно было, показной удали Вальки он не разделял.

Тамара озаботилась, куда бы уложить спать гостей, а Кузьма вышел во двор. Воспользовавшись отсутствием хозяев, Костя толкнул Вальку в бок и спросил:

– Чего ты там про чертей молол?

– Да ничего, – отмахнулся брат, – Я-то материалист, в ахинею эту колдовскую не верю. Ну, со странностью дед – так у кого их не будет к его летам. Попробуй, доживи еще!



Натали Исупова

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться