Еретик. Войны мертвых

Размер шрифта: - +

Глава 16. Чумной пир

Как ни пытались слуги превратить меня в нечто похожее на человека, у них ничего не вышло. От пудры щипало в носу, а наряд Хелмадры не желал отпускать мою плоть, словно вцепившись в нее крючьями. Никогда не доверять магам и слепым вестиариям. Новое правило в этом чертовом мире.

Тихо проворчав что-то себе под нос, служанки все же смыли с меня все мерзкие дамские раскрасы, пытаясь не касаться руками моих губ. Нянчились со мной, словно с младенцем, разве что для них я был не капризным дитем, скорее любимым зверьком их хозяина, которого стоит холить и лелеять, если не хочешь остаться без пальцев и получить плетей.

По дороге в зал мне встретились два десятка сородичей, каждый из них кланялся мне, скрывая в сумерках фонарного света свои усмешки. Воистину, я смешон. Где это видано, чтобы у вампира на ходу седели и выпадали клочки волос? Проклятый дурман спас мне жизнь, и теперь начинал брать свое. Трое подобных мне молодых сородича сочувственно кивали, пытаясь укутаться в тяжелые одежды, словно они могли согреть их холодные тела. На девушку, с ног до головы увешанной фальшивым мехом, и вовсе было страшно смотреть. Старуха с девичьим телом, увешанная золотом и блуждающая словно в тумане, зажав в иссохших губах длинную, пахнущую Лунной Пылью трубку.

Наконец сквозь бесконечные коридоры, уставленные пыльными доспехами и заполненные гостями и челядью, предо мной раскрылись огромные двери из окаменевшего, почерневшего от времени дуба. Яркий свет полоснул по глазам и десятки смеющихся, рычащих, шепчущих голосов ворвались мне в уши.

Зал блистал золотом и серебром, терзая меня обилием красок и пестрой кампанией собравшихся. Справа в пояс кланялись стражники, закованные в узорчатую броню и нервно покачивающимися мечами на поясах. Слева пришедших приветствовали иные солдаты, чей доспех не отделить от гнилой плоти. Поскрипывая матовыми шестернями, стражники-Механисты лишь плавно кивали, провожая меня мягко сияющим взглядом искусственных глаз.

За огромным металлическим столом расположились гости. В начале зала сидели за позолоченными блюдами чиновники, жадно разглядывая бьющуюся в огромных клетках дичь. Вдоль стен под фонарями ревели, пищали, бились во всю мощь медведи, кабаны с обломанными бивнями, рыси и гигантские пауки, злобно шипящие из темных углов своих неприступных будок.

Чуть ближе к хозяину восседали в сородичи. Те не дожидаясь начала пира хлестали Эссенцию, нюхали блестящие порошки и курили вонючие трубки. От такого количества дурманов меня чуть не стошнило, но руки сами потянулись к зельям. Словно из воздуха рядом появился Ангус. Подхватив меня за руку, он молча повел меня вперед, пытаясь отвести подальше от искушения.

Уже ближе к восседающей во главе стола семейной чете сидели чародеи и жрецы, справа и слева. Они молча перебрасывались косыми взглядами, и лишь снующие туда-сюда из под темных ряс души о чем-то перешептывались между собой, улетучиваясь, словно дым, и прячась под опекой монаших одежд.

Я хотел спросить раба, что происходит, но он лишь усадил меня на мягкий стул и пристроился рядом. Выглядел он на удивление серьезным, хотя напудренное лицо и увитый рюшами, словно плющом, наряд не вызывал ничего, кроме смеха. Рядом со мной сидели Кларисса и Эльза. Пророчица с детской радостью помахала мне рукой, а рабыня Ангуса прятала взор в лезвии серебряного ножа.

Напротив нас расположился закованный в патину Механист. Он был гораздо выше, чем его собратья-охранники, стальной башней возвышаясь над гостями. Его зеленый глаз, из плоти, неспешно осмотрел нас, другой, механический, вертелся волчком, высматривая что-то свое среди собравшихся. Стул возле него оставался пустым.

Наконец, когда поток гостей иссяк и двери грузно захлопнулись, Сарес и его супруга, похожие на близнецов-призраков, встали со своих троноподобных кресел и подняли руки вверх.

- Приветствую вас, дорогие друзья! – начал вампир. – Уже не первый раз мы встречаемся в этом зале, и я все так же рад видеть вас гостями в моем доме.

- Мир вашим землям и милости Богов, – пропела Адизель, приложив руки к груди.

- Мы все собрались здесь, дабы обсудить наши планы на будущее. Безусловно, в свете последних событий, весьма туманное. Господин Зеин покинул нас в это нелегкое время, во всем Белендаре. Пустоши не пощадили нас и нашего господина, мир его праху и милости Богов его душе. И все же, мы пришли сюда не для того, чтобы горевать и лить слезы по ушедшим временам. Мы собрались здесь для того, чтобы пробиться сквозь мрак неизвестности и продолжить приносить нашим землям покой и процветание! Помянем же добрым словом господина Зеина и развеем грусть замечательным пиром!

Гости радостно воскликнули, подняв руки подобно хозяевам, и звери испуганно сжались в своих тесных казематах.

- Заносите угощения!

Под радостные вопли гостей в зал ворвался целый ворох слуг, неся на золотых подносах куски бескостного мяса и тушки зверей. Весело звенели бутыли с дурманами и плещущимися в заколдованном стекле душами, верещали и бились мелкие звери, пытающиеся вырваться из своих клеток. Не дожидаясь команды, вельможи набросились на угощение, разрывая порченую плоть голыми руками, или медленно и не спеша разделывая ее ножами и вилками.

- Урок этикета, - прошептал Ангус, отвернувшись от лающей на столе собаки. – Угощайся от души, говори только по делу. И никогда не начинай говорить с хозяином первым. Он сам должен обратиться к тебе.



Александр Черногоров

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться