Эрида. Битва за божественный трон.

Размер шрифта: - +

Глава 7.

Холодный, свистящий ветер клонил полевые цветы к земле и игрался с верхушками деревьев близлежащего, ясеневого леса, будто помахивая нам на прощанье. Солнце должно было вот-вот коснуться горизонта и скрыться, погрузив в преддверие ночи. На небе уже давно появились первые звезды, которые можно было разглядеть за редкими пробелами между облаков. Две маленькие, далекие луны занимали главенствующее место на небосводе.

 

Было чертовски приятно стоять, ощущая прелесть касания ветра, запах цветов и доносящийся шелест листвы. Вся напряженность от мелких неудач куда-тот испарилась, оставив место только спокойному предвкушению хорошей драки.

 

Конная дружина герцога пыталась выстраивать нас в подобие строя на невысоком пригорке. Напротив, метрах в двадцати, тоже самое пытались сделать и новички нашего сегодняшнего противника, медленно заползая на противоположенный холм как черепахи, они постоянно сбиваясь и меняли свое место в строю. Столкнуться нам предстояло в неглубокой ложбине, между возвышенностями.

 

Я опять невольно остановил взгляд на нашем командующем, находящемся на правом краю своего не до воинства, Генрихе Фальке, гордо сидящий на белом, могучем коне с заплетенной в косы гривой, нервно переставляющем копыта и выдыхающий струи горячего пара. Герцог окруженный своей, как близнецы экипированной дружиной, ни на кого не обращал внимание, вытирая по очереди руки батистовым платочком и рассматривая собственные ногти. Он был молод, лет двадцать наверное, с длинными, до лопаток, светлыми волосами и яркими голубыми глазами. В великолепных, черненых, полных латах, миланского типа, с нанесенными на них светящимися фиолетовым - рунами, закрытый, кавалерийский шлем - армет, был приторочен к седлу. На поясе висел меч в отделанных золотом ножнах и инкрустированными, мелкими сапфирами в рукояти.

 

Надменный взгляд, которым он изредка одаривал своих людей и гримасничества которые себе не должен был позволять благородный человек, говорили о нем скорее как о юнце недавно заполучившим огромную власть и считающем недостойным общаться с людьми более мелкого сорта, чем как о рассудительном правителе, заботившимся о благе граждан. Но все это, лишь мои умозаключения, сделанные на основе видимой картинки, которые могут и не иметь ничего общего с действительностью.

 

Когда две армии, хотя какие еще армии, скорее два сброда, наконец  выстроились в более-менее правильный строй, оба командующих выехали на встречу друг другу в сопровождении знаменосца и личного оруженосца. Если с нашим герцогом и его знаменем все было и так ясно, то вот вражеский командир вызывал некоторое любопытство.

 

Даже с моего место было видно, что он на голову выше своего оппонента и намного массивнее. Огромный, лысеющий пузан, с трудом упакованный в латные доспехи, когда-то прекрасные и блестящие, сейчас они представляли собой побитый и изрезанный вражеским оружием комок металла, с отсутствующими деталями. Сам он пьяно покачивался в седле, красный, видимо от выпитого, с двуручным топором в руках, который излучал фиолетовые блики и был единственной, прилично выглядящей вещью во всем облике. Герцог Вильям Бассиер представлял из себя больше обычного рубаку парня, чем титулованную особу. Знаменосцем у него был видимо сын, ибо размерами и чертами лица напоминал своего командующего. На развевающемся стяге в его руках, изображен черный медведь на красном фоне, держащий в лапах огромный топор, схожесть с самим владетелем герба была очевидна.

 

Съехавшись примерно посередине, первым решил заговорить наш знаменосец, не знаю магия ли это или просто игровые условности, но слышно его было будто он стоит прямо перед тобой.

 

- Его сиятельство, герцог Генрих Фальке, владетель всех земель Саарзии ...

 

- Грааа! - перебил его Бассиер, грубо отрыгнувшись.

 

- Завязывай ты со словоблудством парень! - радостно крича, продолжил герцог. - Слышь, молокосос холеный, мы собрались сегодня здесь опробывать молодняк в деле, решивший окунуться в наш жестокий и при этом прекрасный мир, а ты тут все свое эго раздуть пытаешься!

 

Мне не было видно лицо нашего командира, но судя по расплывшемуся в улыбке противнику, он его неслабо разозлил.

 

- Ты животное, Бассиер. - голос Фальке был резкий и властный - Ты получил свой титул просто прогнувшись перед королем и избрали тебя властителем Рогинсбурга лишь по случайной глупости, мне непонятной, но придет время и я лично сниму твою плешивую голову, а землю и дома тех глупцов, которыми ты правишь, превращу в пепел.

 

- Ух ты! Посмотрите ка на него, только от мамкиной титьки оторвали, а уже сколько гордости и бахвальства. В чем проблема парень, давай все порешаем прямо сейчас, ты и я, как в старые добрые времена, в поединке "Суда Богов". Мой топор давно не отведывал благородной крови, кажется последним был твой дядька, так же любящий больше потрещать, чем заниматься настоящим мужским делом.

 

Он попытался вплотную подъехать к Фальке, но ему на встречу выдвинулись сопровождающие с обоих сторон, загородив путь.



Oger

Отредактировано: 24.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться