Эрлинг

Размер шрифта: - +

Глава 12. Богоизбранность

Окрестности Эйлы, 36 г.э. Леам-беат-Шааса

В лагерь Кайла появление Леам-беат-Шааса принесло изрядное воодушевление. Люди и так верили в своего полководца, как в живого бога, но после попарной демонстрации в небесах его статус подскочил до этих самых небес. Избранником Богов Кайла Росса называли уже открыто. И Ламберта это слегка беспокоило. Подставлять юношу под удар ему не хотелось.

– Он стал совсем взрослым, – с лёгкой грустью сказал он Корлайле, в течение дня понаблюдав за своим воспитанником и досконально осмотрев лагерь. – Мой мальчик стал мужчиной, а я всё пропустил.

– Может, потому и стал, что ты ему дал самостоятельность проявить, – резонно заметила Корлайла.

– Ой, можно подумать, я так уж чрезмерно его опекал…

– Не то чтобы чрезмерно… но закалка характера происходит под давлением обстоятельств. Ты себя в его возрасте вспомни.

– Что-то не хочется, – поморщился маг. – Не лучшие годы моей жизни.

 

Ставка Святейшего, 36 г.э. Леам-беат-Шааса

– Но у него же был меч Судьи… – уже едва слышно прошептал серафим, висевший на двух цепях посреди светлой, просто залитой солнцем камеры. Человек, стоявший рядом с  ним, выдрал из его окровавленного крыла ещё одно маховое перо.

– Осколок Вечности ещё не даёт права противиться воле богов, – сухо сказал он. – Ты просто струсил. А я очень не люблю трусов.

– Он прав, – подал голос мрачного вида мужчина, уже некоторое время наблюдавший эту сцену. – Меч Судьи означает, что Кайл Росс под защитой высших. Не рядовому серафиму идти против него.

– А ты вообще заткнись, проклятый, я что, давал тебе слово?

Однако Святейший и сам понимал, что его оппонент прав – просто был очень не в духе. Кто бы мог подумать… Осколок Вечности. Да, Виллин пугал его Антаром, но глашатай бога креста был осведомлён о дурацкой клятве, когда-то произнесённой этим дерзким мальчишкой. Кто бы мог подумать, что тот так просто отдаст семейную реликвию в руки чужака? Это было непредвиденно, странно… что-то, видимо, было в этом Ламберте фон Штосс, сыне Народа Холмов, что так пленило Нездешнего. Что-то, вероятно, делавшее его более опасным, чем Святейший привык думать. А с Осколком Вечности в руках…

Одним быстрым движением он добил серафима: ничего нового тот всё равно уже не сообщил бы. И повернулся к крылатой девушке, отчаянно забившейся на цепи. Святейший погрузился в невесёлые думы о том, следует ли и дальше искать встречи с некромантом, или стоит поостеречься и собрать побольше информации. Кайл Росс наносил огромный урон войскам его последователей, но с помощью легионов крылатых воинов…

– Оставь её, – бывший великий инквизитор удержал Святейшего за запястье. Тот отвлёкся от своих мыслей, переведя взгляд на свою руку с занесённым клинком.

– Это с какой стати? Ты мне что, указывать вздумал? Не зли меня, Арман, а ни то…

– А ни то что? – невозмутимо отозвался второй служитель культа. – Убьёшь меня?

– Что ж, – сузил глаза Святейший, – есть вещи и пострашнее смерти, инквизитор, тебе ли не знать этого?

– Хуже тебя со мной вряд ли что-то произойдёт.

– Я могу превратить твою жизнь в ад.

– Ты уже это сделал. Ты таскаешь меня за собой по всем мирам, заставляя смотреть на то, что творишь Его именем.

Святейший кровожадно ухмыльнулся и перевёл взгляд с мужчины на замершую на цепи девушку. Схватил её за волосы и притянул к себе.

– Ты научишься хорошим манерам, Арман. И быстро. Или по твоей вине погибнет ещё одна красавица. Каково тебе будет снова это пережить?

Мужчина опустил голову с видом полнейшего смирения:

– Простите, Ваше Святейшество, я позволил себе недопустимую дерзость.

– Так-то лучше, – прошипел наместник бога на земле. – Встань на колени.

Инквизитор беспрекословно повиновался. Выпустив девушку, Святейший вцепился в короткие волосы мужчины, заставив его поглядеть снизу вверх.

– Он проклял тебя. Помни своё место, отродье, или…

– Господин! – маленький шестикрылый серафим прервал пафосную сцену. – Вокруг лагеря приспешника тьмы открываются порталы из Демониса!

– Из Демониса? – недоверчиво переспросил Святейший. Он уже забыл и о девушке-серафиме, и об инквизиторе.

Как только он исчез во вспышке света, Арман встал с таким невозмутимым видом, как будто ничего особенного не произошло.  Он подошёл к Севии и снял с неё цепь. Она смотрела на него непонимающе, испуганно.

– Улетай, – просто сказал он. – И больше не возвращайся. – Её личико приобрело совсем детское выражение, на котором отчётливо читалось отчаяние. – Ты теперь изгнанница. Но это лучше, чем смерть. Особенно такая, какой он может тебя придать.

– Но куда мне лететь?

Он пожал плечами.

– Куда хочешь. Я не знаю этого мира.

– Но я не понимаю… – в её голосе зазвучали слёзы, – как Святейший мог… он ведь Глас Бога!

– Попомни моё слово, девочка, – устало произнёс бывший Великий Инквизитор, – этот глас ещё объявит Эрлингов порождениями тьмы. Да, вот тебе, кстати, и ответ. Найди Последнего из Эрлингов. Или того, у кого в руках Осколок Вечности. Они смогут защитить тебя. Если, конечно, захотят.

Взмахнув крыльями, она поднялась в воздух, но, сделав небольшой круг, вернулась к нему.

– А что он сделает с вами? – она заметно содрогнулась. – За то, что вы отпустили меня?



Анастасия Курленёва

Отредактировано: 29.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: