Ером

Размер шрифта: - +

Глава 3

Ером опустил арбалет.

— Ты здесь один?

— Да — речь незнакомцу давалась очень тяжело. — Старик куда-то ушел.

— Это они с тобой сделали? — спросил Ером и сурово посмотрел на лохматого.

— Они — сглотнув, ответил пленник.

Гаденыш виновато опустил голову.

— Это не я, это все дед.

— Дай мне отвар! — снова попросил незнакомец.

Ером направил арбалет на Гаденыша.

— Развяжи его и дай, что он просит.

Пока Гаденыш освобождал пленника, Ером бегло осматривал жутковатый лагерь. Он был увешан связками сухих грибов, травяными вениками и выделанными шкурами ежей. Вдоль плетеного забора гнили выдолбленные из бревен бочки. В некоторых квасился зеленый лук, и плесневели молотые желуди. В центре лагеря стоял растрескавшийся по бокам пень, в нем торчал добротный боевой топор и нож для разделки мяса. Взгляд Ерома плавно перешел на кострище. На громоздком черном вертеле коптилась человеческая нога. Ером с отвращением посмотрел на Гаденыша и схватил его за волосы.

— Это его нога?

— Да, — как ни в чем небывало ответил тот. — Только она еще не готова.

Удар рукоятью арбалета пришелся по щеке лохматого. Из глаз Гаденыша снова потекли слезы.

— Зачем ты меня бьешь?

— За тем, что ты жрешь людей! — вышел из себя Ером.

— Я только саму малость ел. Остальное все дед — оправдывался лохматый.

Ером указал на быстро опустевшую чашу в руках незнакомца.

— Что это был за отвар?

— Дед называет его вруном. Он обманывает глаза и боль. Сами мы этот отвар не пьем.

Подумать только, — мысленно рассуждал Ером. — Даже они смогли приготовить средство лучше, чем даромирские купцы.

— Вытащи меня отсюда — обратился безногий пленник.

— Я направляюсь в Волеград, могу тебя доставить туда — предложил Ером

— Мне нужно в Меречь — уточнил незнакомец. — Поможешь, получишь хорошую награду.

— До Меричи далеко. К тому же тебя придется тащить, а Волеград близко. Там можно добыть коней и отправиться в Меречь. Так будет намного быстрее — попытался убедить Ером.

— Волеград так Волеград, — недолго думая согласился незнакомец.

— Как твое имя?

— Ярогор.

Ером протянул ему руку.

— Хорошо, Ярогор. А ты зови меня Еромом.

Ярогор кивнул головой и протянул руку в ответ.

— Гаденыш! — гаркнул Ером, так что у того подкосились ноги. — Будешь нести Ярогора, и, если я услышу хоть один недовольный стон, вытрясу из твоей косматой шкуры все кости.

Лохматый быстро захлопал глазами.

— А дедушка Муль тоже пойдет?

— Нет! — отрезал Ером, прихватив боевой топор, пару связок грибов и глиняный сосуд со врун-зельем.

***

В спальне принцессы гармонично уживались роскошь и простота. Круглая, крытая прозрачным балдахином кровать стояла под светло-голубым куполом. Арочные витражные окна были расположены так, чтобы свет, проходя сквозь них, осыпал белоснежную постель красочными фантастическими узорами.

Зореслава стояла на солнечной стороне, поэтому окно возле нее казалось особенно ярким. Глядя на свое отражение в обсидиановом зеркале, принцесса заметила как цветные лучи, падая на ее белое траурное платье, придавали наряду праздничный вид.

Гладкий серебряный кубок с черным шелковичным вином слегка покачивался в тонких покрытых коростой пальцах.

В спальне возле самой двери сидели четыре напуганные девушки. Их посиневшие колени упирались в нетесаный гранитный пол, а оголенные спины горели ссадинами. Каждая служанка держала в руке маленькую леопардовую раковину. Рядом с девушками стоял бородатый стражник и вытирал окровавленные розги.  

— Я не хочу ждать до вечера, сделайте, пожалуйста, то о чем я вас попросила, иначе Мизгирь забьет вас до смерти.

Подтверждая слова принцессы, стражник ударил одну из служанок так, что рассек ей кожу. Девушка вскрикнула и обронила ракушку, из которой тут же вылилась прозрачная жидкость.  

— Простите! Простите! Я не хотела! — со страхом заговорила служанка. В ее покрасневших глазах больше не осталось слез.

В спальню вошла Смуга.

— Ваша светлость, я услышала крики.

Ее взгляд упал на служанок. Девушки беспомощно жались друг к дружке, их спины багровели от свежих ран.

— Что вы делаете, принцесса?

— Выполняю просьбу королевы, наполняю слезницу, —  ответила Зореслава, повернувшись к незваной гостье. — Я не могу одна столько выплакать.

— Вы могли бы взять соленую воду, — подсказала Смуга.

— Как видишь, не могла, — ответила, пригубив из кубка, принцесса. — Я очень ценю твою преданность королеве, но прошу тебя покинуть комнату. У меня первый траур, ты мешаешь мне грустить.

— Если ваш охранник еще раз поднимет руку, я ее отрублю.

— Только попробуй, старуха, — грозно сказал Мизгирь.

— Я держала меч, когда твой отец еще сосал грудь, — парировала Смуга. — Советую не испытывать мои навыки и мое терпение.

— Я не потерплю угроз в моей спальне, — вмешалась принцесса.

— А я не потерплю пыток при дворе, — твердо ответила советница королевы. —  Эти девушки пойдут со мной.

***

В корзине за плечами Гаденыша сидел Ярогор. В руках он держал свои дорогие, но больше не нужные ему сапоги. Ерому обувь тоже не подошла, поэтому путники решили продать ее первому, кто сможет заплатить. За одни лишь серебряные пряжки можно было выручить круглую сумму и купить какую-никакую лошадь.



Артур Капинус

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться