Эротическая фотосессия для девственницы

3.

Мне уже нужно было пять минут назад выйти из дома, а я всё ещё бегаю по квартире с голым задом. Ну не совсем голым, с задом в каких-то непонятных лямочках, которые мне услужливо подсунули нехорошие подруги в магазине нижнего белья.

Засунув свои длинные ноги в любимые джинсы, накинув на тело широкую рубашка оверсайз, я подхожу к зеркалу. Девчонки из салона конечно постарались на славу. Никогда себя такой не видела. Что в принципе и логично. Краситься я не умею. Даже на выпускной макияж мне накладывала одноклассница Полина. Образ конечно запоминающийся получился, называется я у мамы дурочка. Одним словом, класснуха Таисия Николаевна чуть раньше времени на пенсию не отправилась. Увидев меня, женщина успела поседеть, побелеть и похоже даже получить микроинсульт. Тогда я решила, что не моё это краситься. Ан нет, похоже просто косметолог безрукий в прошлый раз попался. Не зря родители Польку вместо стилиста на ветеринара отправили учиться. Ох не зря.

В зеркале мне подмигивает девушка с обложки модного журнала. Смоки айз делали мои глаза как у кошечки, сексуальными. Легкие локоны придавали образу мягкости, нежности. В кои-то веки пожалела, что парня нет. Даже похвастаться не перед кем. Если только перед котом.

Запихнув в свой рюкзак упаковку с чулками, туфли на очень высокой шпильке, Каринка мне свои подсунула, я выбегаю на улицу. Надеюсь автобус придет пораньше, и я успею.

Конечно по великому закону подлости автобус не только не пришел пораньше, но приполз со скоростью улитки позже обычного. Поэтому, сломя голову, несусь к фотостудии. В пуховике я чувствую, что сейчас сжарюсь. Волосы спутались, лицо горело. Надеюсь макияж не потек. Иначе девки меня прибьют и тихонько в лесочке закопают.

- Здрасте, - приветствую я парня, влетая в студию, словно за мной несется банда гопников. Фотограф преспокойно сидит и что-то рассматривает в камере.

- Ну привет, - поднимаются на меня прозрачные голубые глаза. Я выдыхаю. Та-дам! Закон подлости похоже продолжается. На меня смотрит тот самый блондин, которого я умудрилась покалечить тубусом. Надеюсь у него там всё в целости и сохранности, иначе не видать мне красивых фотографий, как своего аппендикса, который мне к слову в девятом классе удалили.

А может ну её, эту фотосессию. В самом деле. Зачем она мне? В соц.сети я всё-равно не выставлю фотки. Я ж со стыда иначе сгорю. Всё, решено. Валю. Начинаю осторожно сдавать задний ход, пятясь по направлению к выходу. Лицо фотографа при этом неожиданно меняется с улыбчивого на очень удивлённое. Видимо никто ещё не сбегал вот так эпично с его фотосессии. Скорее наоборот, многие мечтают попасть к нему. Уж не знаю, за какие грехи, то есть добродетели досталась мне эта милость.

- Стой! Ты куда? – кричит мне парень, подбегает и хватает за руку. Я удивленно смотрю на его захват, перевожу взгляд и выплескиваю первое, что приходит в голову:

- Да мне надо. Бабушка ждёт, чтобы через дорогу перевести.

Лицо блондина с удивленного переходит в стадию ошарашенного. Мда, снова бабушка?! Серьёзно?! Ну и где моя фантазия? Свалила зараза, когда она мне так нужна. Срочно надо что-то умное придумать, чтобы фотограф меня за чокнутую не принял. Потом ещё Лешке расскажет. Такой позор будет.

- Ну а что? Бегу я значит в студию, а тут бабушка на инвалидной коляске стоит, вернее сидит у пешеходного перехода, - продолжаю нагло врать и тараторить. - Хочу ей помочь, а потом вспоминаю…

- Так, стоп, - вклинивается парень, отпуская наконец мою руку. – Оставим бабку в покое. Больше поверю, что ты снова кого-то сбила своей трубкой-убийцей.

- Тубусом, - подсказываю я. Запомнил таки меня. Вот же злопамятный.

- Не важно, - усмехается он. - Это тебе что ли подруги на день рождения фотосессию заказали?

- Да, - осторожно отвечаю я, - но они это не подумав, по-глупости. Может отменим всё, а? И тебе время сэкономлю и себе… что-нибудь тоже, - подкупающе подмигиваю я.

- Нет, так дело не пойдет. Раз заказали, значит фотосессии быть.

- Может не надо? - выдавливаю из себя неуверенную улыбку.

- Надо! - уверенно отвечает блондинистая зараза и так противненько улыбается. Так и хочется подпортить что-нибудь в его идеальной картине мира. - Как тебя зовут?

- Настя, - хмурюсь. Может не стоило говорить своё имя. Хотя все-равно узнает, раз с братом Карины учиться. Та, первая меня и сдаст.

- Красивое имя, - улыбается парень. – а меня Иваном зовут. Иван Красильников. И сколько же тебе, Настенька, исполняется?

Кривлюсь. Терпеть не могу, когда Настенькой называют. Всё детство дразнили Настенькой из сказки про Морозко. Бессмертные даже намекали на схожесть с актрисой. За что получили от меня хук левой. Папка научил.

- Девятнадцать, - недоверчиво отвечаю. К чему этот допрос?

- Классный возраст! Фотки парню своему покажешь?

- У меня нет парня, - он что, работает в ФСБ? Надо бы через батю проверить. Мало ли.

- У такой красотки и нет? Не поверю, - засмеялся парень.

- Не верь, мне-то что, - пожимаю плечами и морщу нос.

- Хотя знаешь, начинаю верить, - смеётся Иван. – Ты сейчас на злобного хомяка похожа.



Юлия Т.

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться