Эротическая фотосессия для девственницы

7.

Утро воскресенья выдалось весёлым. Началось всё с того, что мои глаза отказывались разлепляться. Всё-таки нужно было слушаться мамочку. Хотелось прокричать, как в известной книге:

- Поднимите мне веки!

Было ощущение, что песка в глаза насыпали. Тру их кулаком, полегчало, но несильно. Решила, что душ мне в помощь. Шлёпаю, словно зомби из фильма «Тепло наших тел» и кричу:

- Аааа, мама дорогая! Реально зомби!

В комнату забегает Егор с мамой. Брат ржет и начинает снимать меня на камеру, я забываю про свой ужасающий видок и вприпрыжку бегу за мелким засранцем.

- Дети! Успокойтесь! Вам же не по пять лет, - возмущается мама.

- Мам, он меня на камеру снимает, - жалуюсь я. - Не хочу становиться звездой ютуба!

- Что ты такое говоришь! Егор никогда так не поступит! Он же твой брат!

- Вот именно, - чуть не плачу, пытаясь дотянуться до Егорки, который трусливо прячется за спину родительницы.

- Егор, сотри всё, что только что записал. А ты, - повернулась мама ко мне, сама виновата. Я же тебя просила вчера смыть косметику. Ты сейчас на кенгуру похожа.

- Может на панду, - выглядывает из-за маминой спины мелкий хулиган.

- Может и на панду, - соглашается родительница. Теперь понятно в кого Егорка троечник.

- Так, ты иди умывайся. А ты, - тычет она брату, - завтракать. Нам ещё к бабушке надо съездить.

Я завыла, только не туда. Это же на весь день. Но деваться некуда. Обнимашки с книжкой на сегодня отменяются.

Домой наша семья, как я и предполагала, вернулась только к вечеру, объевшимися от пуза бабулиными пирожками с луком и яйцами. Папа к тому времени пришел с работы и громко ругался на телевизор по поводу рукопопой игры в футбол нашей сборной.

Без ног валюсь на кровать. А завтра мне предстоит пересдача.

В институте на следующий день появляюсь вовремя. Даже в глаженной рубашке, застёгнутой на все пуговицы и с конским хвостом на голове. Резинка наконец сжалилась надо мной и отыскалась в лежанке Сугроба, правда покоцанная.

Захожу такая вся прилежная и аккуратная в кабинет экономики. У Котофеликса даже глаза сквозь очки повылезали. Видимо убедиться, что это действительно я. А не моя сестра-близнец. Нет, «любимый препод». Зиты у меня и в помине нет. Просто наконец решила включить режим пунктуальной девочки и придти вовремя.

Подхожу к столу, беру билет и сажусь за первую парту.

Феликс даже онемел от шока. Поднимаю руку.

- Что тебе, Завидова, - отвисает мой препод.

- Феликс Аверьянович, я готова ответить.

- А подготовиться?

- Я всё знаю, - уверенно отвечаю.

- Прям уж всё? – щуриться маленький гоблин недобро, поглядывая на меня.

- Да!

Зря! Ох, зря, Завидова! Это было моей стратегической ошибкой. Через десять минут выхожу из кабинета вся пунцовая и с очень сильно заниженной оценкой собственного ай кью. Котофеликс меня завалил. Вот я же говорю, ненавидит он меня. Причём люто.

Сажусь на подоконник и реву. Обидно так стало. Я ведь всё учила. А этот нехороший гоблин взял меня и завалил. И ещё вдогонку кинул:

- А это вам, Завидова, урок на будущее. Нечего утверждать, что всё знаете. Ничего вы не знаете, - усмехнулся Котофеликс.

Конечно не всё знаю. Зачем мне знания, которые пригодятся разве что в Министерстве экономики? Я же будущий медик!

- Насть, ты что ли? – слышу откуда-то сбоку мужской голос. Поворачиваюсь и вижу ещё одного засранца. Его только здесь не хватало. Снова отворачиваюсь к окну. Из-за него всё воскресенье Каринка отклоняла мой номер. Так и не смогла объяснить подруге субботний инцидент. Хотя что тут объяснять-то.

- Ты чего ревёшь? – спрашивает горе-фотограф.

- Не твоё дело, - отмахиваюсь я.

- Так дело не пойдет, - подходит он ближе. - Ну ка возьми себя в руки! - я аж икнула. Обычно папа так со мной разговаривает. Но чтобы посторонний человек, тем более мужчина, никогда. Слезной поток тут же прекращается.

- Молодец. А теперь отвечай, что случилось.

- Котофеликс случился, - вытираю мокрые глаза об рукав рубашки.

- Понятно. Собирайся и пошли, - продолжает командовать белобрысый гад.

- Куда? – таращусь на него. А он уже перехватывает меня за руку и куда-то тащит. В итоге довёл до своей кареты. Снимает сигнализацию и запихивает на переднее сидение. Садиться рядом и улыбается.

- Есть у меня одна волшебная тетрадь, которая спасёт тебя от злого кощея бессмертного и спасёт хрупкие нервные клетки, - шепчет он, хитро подмигивая.

- А почему так тихо говоришь? И что это за тетрадь такая? – начинаю в унисон снижать тембр голоса.

- Тихо, потому что мало кто знает об этом и надеюсь ты тоже не станешь разбалтывать.



Юлия Т.

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться