Эротическая фотосессия для девственницы

9.

- Знакомься, это мой отец, Виктор Николаевич…

Ваня тут же вскакивает с меня, улыбается широченной улыбкой, любой бы голливудский актер позавидовал, и протягивает папе руку:

- Приятно познакомиться, Виктор Николаевич.

Отец смотрит на руку блондина, словно та побывала в канализации, и ещё сильнее сжимает кобуру. К заслуге Ивана хочу сказать, что тот молодец, не теряется. Ещё шире натягивает улыбку, как у него только губы не рвутся.

- Я друг вашей дочери и пришел поговорить с вами по очень важному вопросу, - самоубийца кладет ранее протянутую ладонь на плечо папы и уводит того на выход. Ну всё, теперь он точно не жилец после такого панибратства.

В оставшееся время до моей расчлененки собственным родителем я со скоростью света навожу в комнате порядок. Перья из подушки руками кое-как заталкиваю под кровать. Потом вымету оттуда. Пока не до церемоний. Так же на скорую руку заправляю постель. Остальное вроде всё как обычно. Творческий беспорядок из моих методичек, тетрадок, чертежей на рабочем столе. Пришпиленные на стене в хаотичном порядке фотки с подружками из селфишной будки. Блин, надеюсь фотограф это не видел. На некоторых я выглядела из серии: Мама я сбежала из дурдома. Давно надо было избавиться от этого компромата, но вроде как память. Завтра же от их выкину вместе с перьями от подушки. Наверное.

- Чёрт! Чёрт! Чёрт! – кричу я, обнаруживая комплект нижнего белья на полу. Как можно быть такой растяпой! И ладно бы будь оно таким, в котором я приходила на фотосессию. Так нет же. Это те самые милые трусишки в цветочек, которые уж очень «любит» Каринка. Хватаю находку и запихиваю под подушку. Подхожу к зеркалу, приглаживаю свои растрепанные волосы, поправляю одежду и сажусь на кровать в позу девочки-отличницы.

Может мне повезет и буря слегка только меня коснется. Хотя Иван первый парень, который пришел к нам домой. Не пронесёт. Тем более ладно бы мы чинно-блинно попивали чаёк. Так нет же, нас угораздило вляпаться по самые помидоры, по самое не балуй. Застать нас на моей постели практически целующимися для бати всё-равно, что, если бы я сказала, что решила поменять пол.

Сижу пять минут… десять… пятнадцать…

Что-то подозрительно тихо. Может папа его уже прибил и пошел закапывать в лесочек. Любопытство достигло точки, когда булки не могли усидеться на одном месте. На запах адреналина и приключений на свою не совсем здоровую голову на цыпочках выбираюсь из комнаты. Из кухни раздаётся дружный мужской хохот. Что-то я не поняла, убийство отменяется что ли? Лунной походкой подползаю к столовой и вижу примечательную картину. Папа, обхватив фотографа за плечи, с большим энтузиазмом рассказывает про свою любимую рыбалку. Да, папа у меня заядлый рыбак. И если начнет говорить про своё увлечение, то это надолго. Пока собеседник не откинется.

А Иван-то не так прост оказывается, нашел лазейку к моему отцу.

- Владимир Николаевич, это что! Мы с дедом такого леща поймали этим летом! – вот это поворот, фотограф-белые ручки рыбачить что ли умеет. Неожиданно. – Я вам сейчас покажу, - Ваня залезает в телефон и тычет пальцем на фото. Папа так вытянулся, что даже шея из туловища появилась, как у черепахи.

- Уважаю, Иван. Вот это добыча! – хлопает по плечу счастливого блондина.

На кухню заходит Снежок недовольно мурча, что всё внимание достаётся другому блондину. Папа поворачивается на звук своей любимой животинки и замечает меня.

– О, Наська, а мы уж думали ты там заблудилась в перьях и своём бардаке.

Ну спасибо папа! Ладно хоть Ваня не мой парень, а просто… Фиг знает кто он мне. Если бы он такое при Лёшке отмочил, я бы вообще со стыда сгорела!

- Ванька у тебя толковый парень. Одобряю, - блондин нагло подмигивает мне, а я теряю дар речи. Почему это у меня? Ничего не у меня. Надо бы сразу папе всё объяснить. Но Иван мне и рта не даёт раскрыть.

- Владимир Николаевич, спасибо за такую высокую оценку! Только Настя меня совсем не ценит. Я её зову на оперу, а она отказывается. И на вас ещё клевету наводит, мол вы такой весь замечательный порядочный отец не пускаете её на просветительно-культурные мероприятия. Ох не ценит ваша дочка меня.

Моя челюсть плавно сползает на грудь, а папа тут же меняется в лице.

- Дочка правду сказала. Я её наказал. За дело. - поднимает указательный палец вверх отец. – Но ты мне, парень, нравишься. Сразу видно, что толковый. От хулиганов мою девочку защитить сможешь, да и сам не обидишь. А если надумаешь, то…, - отец прочерчивает большим пальцем вокруг шеи и как ни чём не бывало хохочет и снова похлопывает Ивана по спине, - вообще доверяю я тебе, сынок, - поворачивается ко мне и со счастливым лицом «радует» меня:

- Ну что, Наська, иди собирайся на свою оперу.

- Но…

- Без но! Мухой! Пока не передумал.

Да лучше бы вы батенька передумали. Зло стреляю глазами на фотографа. Тот довольно подмигивает, мол я же говорил, что договорюсь.

Понуро плетусь в свою комнату и плюхаюсь на кровать. За что мне на пути встретился этот несчастный?! Хотя нет, как раз-таки слишком счастный, тьфу ты, слишком счастливый член общества. Ну никак он не вписывается в мою картину мира. Не даёт мне преспокойненько пострадать в своей любимой кроватке, грезить о Лешке, в обнимку с романом про лохушку, тьфу ты, совсем запутал меня этот демон в обличие фотографа, про простушку. А ведь правда. Околдовал моего кота, брата, а теперь и батю. Может он ведьмак в десятом поколении? Это бы всё объяснило.



Юлия Т.

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться