Эротическая фотосессия для девственницы

22.

Настя.

В клуб Танцульки Ваня ведёт меня за ручку. Мы прямиком поднимаемся на второй этаж. Даже не успеваю толком рассмотреть интерьер. Только девчонки гоу гоу на сцене цепляют моё внимание. Восхищенно на них таращусь. На их пластику, возможности тела можно смотреть бесконечно...

- Нравится, как танцуют?

- Да! Всегда мечтала так же уметь.

- В чем проблема? Запишись.

- Не могу. Папа убьет, если узнает. Вот когда замуж выйду, тогда обязательно.

- Я бы на твоем месте не стал откладывать.

- Это почему же?

- Будет мужа чем порадовать до вступления в брак. Посадишь парня на стульчик и как доведешь его до эстетического, а может и физического оргазма. Тогда точно от тебя никуда не денется.

- И так не денется. Мой хук справа ему не даст. А я смотрю ты опытный. Уже устраивали наложницы из твоего личного гарема приват танцы? - прищуриваюсь я.

- Ревнуешь? - довольно скалится фотограф, - А ведь я тебе предлагал руку и сердце, ты сама отказалась, - подмигивает мне Ванька, и мы добираемся до нужного столика. Эх, даже не успела достойно отпарировать сопернику. Но ничего всё впереди.

Лешка сидит на диванчике, напротив него двое друзей. Я их ещё с института помню. Компания во всю хлещет алкоголь и курит кальян, запах которого разливается в округе. Увидев меня, у него зажигается плотоядный взгляд, отчего я то ли ёжусь, то ли переполняюсь гордостью. Сама не пойму. Друзья далеко не отстают, раздевают меня глазами. Мама конечно потрудилась на славу, но лучше бы я в джинсах пришла.

- О, Настюха! Подваливай сюда, ко мне на коленки, - громко кричит парень, разводя широко руки, как бы приглашая. Недоверчиво смотрю на те самые коленки, которые достаточно острые на мой взгляд. Моя пятая точка потом не простит таких мытарств.

Пододвигаюсь к Алексею и сажусь рядом с ним на диванчик. Мужская рука грубо прижимает меня к себе.

- Ванька, че как долго? - пристает Леха к фотографу.

- На работе задержался.

- Вот скажи, нафига тебе работать. У твоих же предков деньги куры не клюют. Живи и радуйся. Успеешь ещё набатрачиться, - слышу голос слева, пропитанный сладким запахом кальяна.

Леха начинает расписывать прелести беззаботной студенческой жизни. А Ванька спокойно слушает и не перебивает. Почему-то в этой ситуации я полностью на стороне фотографа. Что веселого в пустом прожигании времени? Это же круто заниматься тем, отчего душа радуется.

- Настюха, давай с нами коньячок.

- Леш, я лучше коктейль попью. Мохито, например.

- Какой коктейль?! Тебе что, семнадцать лет. На, держи стопарь. Буду тебя сегодня учить взрослой жизни, - сует мне в руки рюмку с темной жидкостью и я недоверчиво на неё морщусь. Мне и в моей невзрослой жизни живется неплохо.

Ваня незаметно ко мне подходит и меняет рюмку на пустую. Я благодарно улыбаюсь ему в ответ. Мою он выплескивает в ближайшую пальму и ставит рядом с собой. Надо бы запомнить такой трюк и тоже проворачивать.

Через час попойки и пустого трепа, я готова завыть. Парни хвалятся своими подвигами на женском фронте, отчего мне хочется блевать. Лешка с энтузиазмом расспрашивает детали, совершенно не стесняясь меня. Один Ванька молчит, попивая безалкогольное пиво. Кто сказал, что ходить в клуб это весело? Да и Леха заколебал шариться по моему телу. Я уже вся изъёрзалась, пытаясь хоть на миллиметр отодвинуться от парня. Наверняка уже даже дыру в диване прожгла.

- Я пойду потанцую, растрясу немного свои кости, - встает Иван. - Насть, ты со мной?

- Да! - тут же вскакиваю с дивана. Лешка не обращает на нас никакого внимания, и я делаю вывод, что он не против.

Ваня тащит меня на танцпол, а я замечаю в центре бар и пулей несусь к нему. У бармена заказываю вкуснейший бабановый милкшейк и черничный маффин и с жадностью набрасываюсь на вполне сносную еду.

Ванька расплачивается и с любопытством смотрит не меня.

- А почему за столиком не сказала, что голодна?

- Тогда бы мне Лёшка вместо милкшейка коньячину в стакан налил. Ну уж нет.

- Могла бы мне сказать. Я бы тебе сахарную вату и мороженку заказал, - смеётся шутник.

- Я уже поняла, что ты была бы твоя воля, ты меня бы в ясли сдал, - говорю в набитым ртом.

- Ну уж в детский сад это слишком. Средние классы школы тебе бы больше подошли.

- Спасибо и на том. А вообще Ванька я тебе так благодарна за то, что заплатил за всю эту вкусноту, - жадно поедаю последний кусочек не самого вкусного бисквита. Но сейчас мне и ржаной хлеб покажется райской едой. Я ведь не ужинала, не успела из-за всех этих приготовлений.

- Знаю. А теперь пошли танцевать. Растрясем твои углеводы, которые ты с такой жадностью втолкала в себя.

- Это ты меня только что толстой назвал?

- Нет, аппетитной! – снова смеётся парень и тащит на танцпол.

Под звуки зажигательных заремиксованых песен братьев Гаязовых мы с Ванькой танцевали, как в предпоследний раз. Статус «как последний раз» намертво занят за моим папой, который отплясывает твист на всех юбилеях с роднёй так, что сам Джон Траволта позавидовал бы.



Юлия Т.

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться