Эротическая фотосессия для девственницы

25.

- Что ж жених, заходи! Знакомиться будем, - отец трясёт стволом по направлению кухни.

Лешины глаза скачут в такт ружью, не отлипая от него ни на секунду. Тоже что ли такое захотел?

Практически пританцовывая, стаскивает пятками обувь и галопом мчится по указанному направлению. А говорил, что к Ваньке торопится. Странные эти мужики.

Егорка вылезает из своей берлоги и ухмыляется, наблюдая за развернувшимся цирком. Хоть одна позитивная новость, уборка в свинарнике отпадает сама собой.

- Бать, а ты где маму потерял?

- У бабушки за плохое поведение оставил, - хохочет отец. Этой шутке сто лет в обед. Не смешно. - Пусть без меня сплетничают. Во, - проводит ладонью по горлу, - где мне их трёп про родственников и обмусоливание сериалов по русскому роману.

- Снова ствол начищал? – забирает брат у папы ружьё и любовно проводит по металлической поверхности.

- Да, и почистил, и смазал, и даже ржавчину кое-где удалил. Готов молодчик для нового сезона охоты. Так что Егорка готовься. В этом году пойдем зайцев постреляем. А пока убери на место.

- Пап, неужели тебе не жалко животных? – скулю я. Не одобряю такого увлечения отцом.

- Цыц! Сам разберусь, кого мне жалко, а кого нет. Вот сейчас мне очень даже жалко Ваньку. Ты зачем такого видного парня променяла на этого индюка?

- Леша нормальный парень, - встаю на защиту.

- А вот нормальный он или нет мы сейчас выясним. Сходи лучше чайник поставь.

Плетусь с понурой головой к плите и ставлю чайник. Знаю я, как он выясняет. Это фотографу в виде его каких-то особых заслуг перед вселенной повезло. Вряд ли второй раз вселенная так расщедриться.

Папа тем временем подсаживается к парню, проходит по нему грозным взглядом и начинает свой допрос.

- Итак парень, меня зовут Владимир Николаевич.

- Здрасте, дядь Володь.

- Для тебя Владимир Николаевич, - припечатал отец. - Как я понял охотой ты не увлекаешься. Иначе не смотрел бы на моего молодчика глазами, как у трусливого зайца.

- Не, я за гринпис и всё такое.

Папа морщится в лице и продолжает.

- Рыбалка?

- Не, скукота. Сидеть с удочкой и таращиться несколько часов в речку. Столько времени впустую. Это не для меня.

- Не для тебя значит, - отец начинает недовольно барабанить пальцами по столу, и я понимаю, что это не к добру. - И чем же это ты таким занят? Работаешь?

- Когда мне работать? Я учусь!

- И на кого ты учишься? – пытливо сверлит глазами отец.

- На медика. Последний курс.

- Определился куда после института пойдешь работать?

- Диплом бы сдать. Интернатуру оттарабанить. А там как пойдет. Может ещё и не понравится мне в больнице работать.

- И кем же тогда пойдешь, если не понравится?

- Кто же знает. Поживём, увидим. Вообще мне нравятся клубы, музыка. Вся эта атмосфера. Диджеем могу пойти.

Папа недобро кидает на меня взгляд, от которого хочется, провалиться сквозь землю или слиться с интерьером кухни. Леха провалился окончательно и бесповоротно. Хотя это было и так понятно, после его ответа про рыбалку.

- Хочешь стать современным Сергеем Прокофьевым? Для этого надо быть талантом и много пахать. Давно музыку сочиняешь?

- Кем? Не знаю про кого вы. И музыку не, не сочиняю. В наше время это не проблема, Владимир Николаевич. Прогу на компе скачал и всё. Она за тебя всё напишет.

- Понятно, - всё сильнее батя тарабанит пальцами по столу. - Значит ни работы, ни будущего, ни таланта, а как же ты тогда жених женится собрался? На что жену будешь содержать?

- Так я это, не сейчас же. Когда на ноги встану.

- И когда это будет? К пенсии? – буравит взглядом отец, Лешка теряется, а я не выдерживаю.

- Пап, Алексей уходить собирался. А ты ему тут допрос устраиваешь!

- Уходить значит. Что ж, не смею задерживать. Пойду лучше в душ. А ты, доча, проводи парня. Раз он так торопится.

Лешка радостно вскакивает с табуретки и бежит в коридор. Отец, мотая головой, уходит. Вздыхаю и выключаю чайник. Не зря я не хотела его знакомить с родителями. Подсознательно чувствовала, что папину проверку он точно не пройдет. Как назло, и мамы рядом нет, она смогла бы смягчить ситуацию.

- Отец у тебя случайно не в ФСБ работает? – гогочет Лешка.

- Почти.

- В каком смысле? – тут же перестаёт смеяться Алексей.

- В полиции он работает.

- Тогда понятно откуда у него такие замашки.

Лешка целует меня в щеку. Видимо боится распускать руки, зная, что где-то рядом ходит мой грозный папа.

Закрываю дверь и слышу грозный рык, почти что львиный:

- А теперь объясни, где откопала такого самородка? На каком рынке сирых и убогих тебе это всучили?



Юлия Т.

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться