Эротическая фотосессия для девственницы

38.

- Англия? Ты серьёзно? Что я там забыла? - грозно смотрю на мужа, теребя в руках формочки для кексов. В последние дни это стало моим увлечением. А чем прикажете заняться молодой девушке, которую выперли из института?

- Дорогая, тебе там понравится! Обещаю! Там столько достопримечательностей! Замучаешься обходить, - нервно похрустывает костяшками пальцев муж. Эту дурацкую привычку я заметила с недавних пор. Да я вообще много чего узнала про Ванька за последнюю неделю. Например, то, что утром он всегда непозволительно бодр и весел, в отличие от меня. И выглядит, как с обложки журнала. А я скорее на Бабу Ягу из сказки. За что прозвал меня совёнком, а его извращугой. Больше меня конечно поразила педантичность. Мужчина не может быть настолько аккуратным! Даже носки не валяются в разных концах комнаты, как у Егорки, а лежат в одном месте. Носок к носочку. А ещё Ванька — фанат кофе! И в этом я с ним солидарна. Тот божественный напиток, который варит мой личный бариста, невозможно променять ни на что другое. За эту неделю я убедилась в том, что мне достался идеальный муж. Кроме одного. Хруст пальцев. Но я мирюсь. Потому что во мне столько недостатков, что в пору бежать к моим родителям и возвращать негодный товар. Но Ванька стоически терпит. И вроде даже любит. Вот и я терплю и люблю.

- Конечно замучаюсь, - возвращаю свой фокус внимания к разговору, который меня ни разу не радует. - Тебя ведь не будет рядом. Ты будешь готовиться к выставке. А что прикажешь делать мне? Гулять по заморской земле со словарным запасом хуже уровня бегиннер (прим. начальный)?

- Мы наймем тебе репетитора. А вообще английский несложный язык. На месте ты его быстро выучишь. Насть, - берет меня за руки муж. А я отвожу от него взгляд. Когда он так на меня смотрит, я готова согласиться на всё, что угодно, даже выпить молоко с пенкой. А я к сведению с детства её не переношу. - Неужели причина только в языковом барьере? Это ведь решаемо.

Парень нежно гладит меня по рукам, из-за чего по телу разбегаются предательские мурашки. Соберись тряпка. Иначе дело закончится твоим согласием. Хотя кого я обманываю. Оно и так этим закончится.

- Вань, я не хочу уезжать. Здесь мой дом, мои родители, мои подруги. Как я всё это брошу? А куда мы Йетюшку денем?

Всё-таки прикипела я всей душой к мохнатому созданию. Он оказался очень милым и добрым. Одни его мурлыкания по утрам чего стоят. Как теперь отдать его в тиранствующие лапы Сугроба? Он же ему дедовщину устроит! Не позволю!

- Насть, если нам там не понравится, то через пару лет вернёмся, - поправляет мою выбившуюся прядь мужская рука, обдавая меня родным терпким ароматом.

- Пожалуйста, дорогая! Это такой шанс! Ты же понимаешь, что пока отец не успокоится, здесь нам рассчитывать не на что. Если только на место в кафе быстрого питания. Он всё сделает, чтобы мы сдались.

- Вань, я всё понимаю. Честно. Но может хотя бы в Москву? Это по крайней мере Россия.

- Насть, в Москве полно своих фотографов. Да и не делал мне пока там никто такого выгодного предложения. А эти уже пару месяцев меня обхаживают. Просто раньше мне это было неинтересно. Но раз сложились так обстоятельства, то надо соглашаться.

Тяжело вздыхаю, понимая, что он прав. Кругом прав. Здесь и к гадалке не ходи. Очевидно, что надо ехать.

- Хорошо, - грустно туплю взгляд на тарелку с подгоревшими шоколадными маффинами. Да, с увлечением мы пока на вы. Но я стараюсь, а Ванька поддерживает. Давится, но ест. При этом приговаривая, что ничего вкуснее он не ел. Льстец, но все-равно приятно.

Ванька хватает меня за талию и кружит по кухне.

- Насть, ты не пожалеешь! Вот увидишь, через месяц сама не захочешь возвращаться.

- Наверное, - кисло смотрю на мужа. Но блеск в его глазах говорит мне, что я поступаю правильно. Как настоящая жена декабриста. Хотя мне больше повезло. Не в Сибирь ехать.

***

Иду пешком вдоль улицы, подмечая каждую деталь. Желтые сталинки, у которых сделан кап ремонт только на внешних фасадах, а зайдешь со двора и увидишь настоящую картинку, весь её неприглядный вид. Плитка давно пооблупилась, местами отвалилась. Лавочки сутуло покосились у разбитых подъездов. Даже бабулечки бояться там держать свою ежедневную вахту, устраивая разнос своим более молодым соседям. Уверена, именно из этих домов без лавочек эти самые пенсионерки сразу идут в поликлиники, собес или толкутся в час пик в автобусах.

Вдоль двухполосной дороги тянутся величественный голубые ели. В центре стоит здание налоговой. Непонятно, как оно сюда затесалось. Вот оно выстроено согласно новым веяниям моды. Даже пандус имеется. Единственный во всем районе.

С этими местами связано много интересного из моей жизни. Дорога в школу с подружкой, просто болтание по улице с той же самой подружкой и сплетни о наших одноклассниках. Конечно же драка с мальчишками. Первый синяк и первая радость, что я смогла побить самого толстого. Папа тогда мне целый торт-мороженое купил. Гордился.

Я была у родителей. Рассказала о своём скором отъезде. О причинах решила промолчать. Не хочу, чтобы мои родители вмешивались в эти склоки. Их они не касаются. Пусть живут спокойно. Мама за меня обрадовалась. Папа назвал нас предателями родины. Что в принципе ожидаемо. Но я не обижаюсь. На его месте, я ответила бы также.

А сейчас я иду в сторону остановки, перепрыгивая сквозь слякоть и лужи, предвестники наступившей весны. Иду в кафе, в котором провела с подругами почти два года. Чего только тамошние стены не слышали из уст бесшабашной блондинки, уравновешенной и мудрой Аньки и полной пофигистки Насти. Да много чего! Можно было бы ещё столько всего рассказать, над чем посмеяться и вдоволь поплакать.



Юлия Т.

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться