Еще ближе

Размер шрифта: - +

Глава 9

Закрыв лицо руками, сидела за столом и пыталась подавить дрожь. Меня трясло, но не потому что я все провалила и показала себя ни на что не способной неудачницей. Наоборот, все вышло даже лучше, чем я ожидала. Лучше, чем ожидали те, кто затеял всю эту игру с внушением — и одновременно настолько хуже, что мне хотелось сбежать обратно в свой Снежный мир, закрыться в деревенском домике и никогда больше не слышать об инвазии воли, демонах и интеграции.

А ведь еще вчера все было не так плохо.

Дер отдал распоряжение, и после выписки нас всех отвезли в «Аквамарин», в гостиницу, где мы должны были жить все время тренировок. Возвращаться в резиденцию мне пока было нельзя. Организм еще не пришел в себя, гормоны плясали, и Тринку нельзя было подвергать потенциальной опасности. Предполагалось, что заниматься с ней я буду по видеосвязи. Забегая вперед скажу, что до самого дня Открытия мы по видеосвязи и общались.

Уже вечером ангел привез какие-то коробки. Он раздал их нам, объяснив, что это все нужно для тренировок. Спортивные костюмы, кроссовки, перчатки — и повязки на глаза, при виде которых Щадар – который, кстати, настаивал, чтобы его называли не полным именем, а сокращенным, «Дар», – побледнел как полотно.

– Если ты думаешь, что заставишь меня надеть ее, советую подумать еще раз, - процедил он сквозь зубы, не попытавшись даже изобразить вежливость.

Остальные молча разобрали повязки. Ангел невозмутимо вложил клочок ткани в мою руку:

– Отдашь ему, когда придет в себя.

– Я не надену, и даже не собираюсь...

Дер обернулся, и глаза его вспыхнули.

– Не собираешься что?

Я никогда не видела ангелов в гневе. Корт ни разу при мне не поддавался эмоциям, Ли-ра могла позволить себе слезы, но не злость. Но слова Щадара, похоже, вывели нашего куратора из себя. По комнате пронесся ветер, я почти физически ощутила на щеке еле заметное прикосновение — как будто расправлялись невидимые крылья. Дер стал выше и потемнел лицом, его карие глаза вспыхнули золотом, и голос загремел:

– Не собираешься что, Щадар? Учиться управлять самим собой? Подчиняться требованиям Вселенского совета?

– Ты не знаешь, через что нам пришлось пройти.

– Вы — не единственные «овцы» во Вселенной, так что знаю. - Ангел махнул рукой в мою сторону. - Вместе с Ниной в плен к одному из демонопоклонников попал ангел. Кортвандайре выжил, но другой ангел погиб, его замучили до смерти. Мы все чувствовали его страдания. Мы ощущали его боль. Лично я ее ощущал.

– Я не буду надевать повязку.

Ангел был готов сказать что-то еще, но я протянула руку и остановила его, коснувшись плеча, как когда-то касалась плеча Корта. Деру явно не пришлось по душе мое прикосновение, и он дернулся, сбрасывая мою руку.

– Дер, пожалуйста. - Тем не менее, когда я заговорила, он не перебил. – Дай нам прийти в себя. Умерла одна из нас. Я не знаю, как Щадару, но мне не по себе.

Я не врала. В ночь после смерти Жазы я рыдала на больничной кровати, сотрясаясь в ознобе. Это была моя родная планета, это был мир, в котором не могло быть демонов, ангелов и глупых смертей. Я привыкла, что люди умирают под колесами машин, от рук ревнивых супругов и в авиакатастрофах — и где-то далеко, не рядом со мной.

Я жила в Снежном мире — но считала этот мир убежищем, безопасным местом, в котором со мной ничего не может случиться. Здесь у меня была спокойная жизнь, здесь я окончила школу, поступила в университет, начала встречаться с парнем. Моя жизнь на Земле была размеренной и спокойной — и подсознательно я все еще надеялась на то, что она останется такой же. Смерть Жазы выбила почву у меня из-под ног. Я лишилась единственного мира, в котором чувствовала себя в безопасности. Демоническая зараза проникла и сюда. И ее принес сюда не кто-нибудь, а ангелы и вампиры, решив сделать этот мир клеткой для демона.

Ангел посмотрел на меня, словно раздумывая, что ответить, потом тряхнул головой, снова обретая самоконтроль.

– Ладно, отдыхайте. Утром вас встретит Ирина Мамлеева. микроавтобус подъедет к половине девятого.

Он вышел, и я повернулась к Щадару, протягивая ему повязку на раскрытой ладони.

– Ты же знаешь, что это нужно.

Скрипя зубами, он почти выхватил клочок черной ткани у меня из руки и тоже ушел. Остальные покинули зал в тишине, как будто напуганные вспышкой ангела. Может, мне и не следовало изображать из себя голос разума. Но я знала, что права, и Дар это тоже знал.

Утром мы, уже в спортивных костюмах, прибыли к институту. Взяв из рук Льзы – той самой девушки в очках – наши медицинские карты, Ирина провела нас по коридору к лифту. Мы опустились на уже знакомый уровень, прошли по радиальным коридорам к площадке, на которой стояла Сфера. За столами было пусто, приборы не светились, экраны не мерцали, ученые не сновали туда-сюда. Я не думала, что все так просто, и в институте сегодня — выходной день. Скорее всего, персонал был отозван с уровня в честь начала наших тренировок. Эта догадка подтвердилась сразу же.

Уже на полпути к площадке я увидела знакомые узоры хаки и едва не замерла на месте, осознав, что иду навстречу группе вооруженных людей. Военные с автоматами наперевес стояли у выхода из каждого сектора, у дверей на площадку и вдоль прозрачной стены. Лица были холодны, глаза не отрывались от нас, сканируя походку, движения, манеры.

Ирина шла вперед так, словно ничего особенного во взводе солдат, стоящих у нас на пути, не было.

– Это что? Военные? - предположила шепотом Льза. - И в руках у них — оружие?

– Они, - сказала я, стараясь скрыть нервозность. - Так и есть.

– Зачем тут столько военных?



Юлия Леру

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться