Еще ближе

Размер шрифта: - +

Глава 11

Я в очередной раз вернулась в гостиницу с разбитым лицом и в ужасном настроении. 
Не справилась. 
Дар снова отправил меня в нокаут одним точным ударом, и на этот раз я пришла в себя только после того, как прибежавшие медики поднесли к моему носу ватку с нашатырным спиртом. Всю дорогу до дома я прижимала к переносице пакет со льдом. Лицо стремительно опухало, нос замерз и стал похож на сливу. Губа Дара тоже выглядела не лучшим образом. Он молчал и казалось, о чем-то напряженно размышлял.
Я догадывалась о ходе его размышлений.
Три дня тренировок. Три дня неудач, за которым снова — я это знала — последуют неудачи. Ни одна группа не показала хорошего результата. Мы провалились.
– Видок у нас, как у какой-нибудь банды с большой дороги, - заметила Сатри за ужином.
Мы, надежда человечества, вот уже третий вечер подряд являли собой печальное зрелище. Разбитые губы, распухшие носы, рассеченные брови. Испорченное к чертям собачьим настроение. Ирина говорила, что все зависит от нас. Но мы даже не знали, за что хвататься, на что делать упор, в каком направлении двигаться.
– Дер исцелит нас завтра, - сказала Льза, которая, как обычно, почему-то знала чуточку больше остальных. - Сегодня он на Совете.
Ее речь звучала невнятно из-за пары выбитых зубов. Я мысленно застонала. Неужели кроме Дера нас больше некому исцелить? Сегодня мне досталось по полной программе, я даже видеть одним глазом не могла.
– Что-то случилось? - спросила Сатри, аккуратно укладывая руку со сломанными пальцами на стол.
– Сильное времетрясение в одном из миров. Кажется, сдвинулась временная ось. Мой куратор еще сам ничего толком не знает.
Как оказалось, мой знал все.
Я поднялась к себе, чтобы принять душ и лечь спать. Глаз заплыл и почти не открывался, в голове бухал тяжелый колокол. Мне хотелось закрыть глаза, накрыть голову подушкой и не выбираться из постели дня два, как минимум. 
Я проверила сообщения на телефоне уже перед сном, с трудом сфокусировав на экране взгляд одного глаза. СМС-ок не было, но был пропущенный звонок. Увидев, от кого он, я тут же набрала номер.
Вампир ответил сразу.
– Пожалуйста, бери с собой телефон на тренировки, - сказал он вместо приветствия, и в голосе его я услышала не просто обычное — и привычное мне — раздражение. Нет, там было что-то другое. Если бы в голове не били барабаны, я бы, пожалуй, смогла определить, что именно.
– В чем дело? - спросила я, но он молчал. В трубке слышались голоса, среди которых я различила один очень знакомый. - Уз’кул? Это там Корт с тобой?
– Да, он, - ответил вампир. - Собирайся, есть дело. Мы заедем за тобой через полчаса.
Я бросила взгляд на часы. Была половина девятого. Не так уж и поздно, если учесть, что завтра на тренировку нам к двенадцати часам дня.
– С условием, - сказала я и поморщилась от новой волны боли. - Корт должен исцелить меня.
– Ангелы не должны ничего ни тебе, ни кому-либо еще из низшей расы, - сказал Уз’кул. Я приготовилась высказать ему все, что думаю, но он опередил. - Хорошо, Кортвандайре исцелит тебя, если это необходимо.
– Ты так мил, - заметила я, поднимаясь с постели. - Я жду вас.
Я нажала на «отбой», оделась в джинсы и водолазку, влезла в кроссовки и спустилась вниз, решив подождать их там.
На улице было еще светло, хоть солнце уже и коснулось горизонта. Я добрела до тротуара, встала у припаркованной на обочине машины владельцев гостиницы. В голове шумело, правый глаз почти не видел. Я почти не думала о том, зачем ангелу и вампиру понадобилось увидеться со мной – вдруг, ибо Корта я видела очень давно, и после приезда он даже «привет» не удосужился мне сказать, а что до Уз’кула, тот не звонил мне с тех самых пор, как мы начали тренироваться на полигоне.
Я увидела машину минут через десять ожидания. Тонированный «форд» темно-серого цвета остановился почти у моих ног, резко затормозив и подняв тучу пыли. За рулем сидел Уз’кул, он опустил окно и скомандовал мне забираться внутрь. Я потянулась к ручке задней двери, но тут она открылась сама. Я услышала голос Корта — сидя на пассажирском сиденье спереди, он разговаривал по телефону с каким-то Альбером. Наверное, разговор шел по-французски.
Открыл мне дверь Керр. Его темные волосы были растрепаны, подбородок покрывала щетина, выглядел он не лучшим образом. Глаза буквально впились в мое лицо. Наверняка зрелище было то еще. 
– Здравствуй, Нина, - сказал он. Я растерянно застыла на месте. - Присаживайся.
Не запылился, надо же. Не прошло и двух недель. Не было печали.
Я уселась в машину и так хлопнула дверью, что они все подпрыгнули, и даже Корт отвлекся от беседы. Керр не сводил с меня глаз. Видимо, выглядела я в самом деле ужасно. 
– Добрый вечер, джентльмены. - Голова взорвалась вспышкой боли, но я сдержала стон и даже изобразила на лице подобие улыбки.
– Минутку, Нина, сейчас я тебя исцелю, - сказал, обернувшись, Корт.
Вампир нажал на газ, машина тронулась с места. Я откинулась на спинку и закрыла глаза.
– Больно? - спросил Керр. 
– Да, - коротко ответила я, не открывая глаз.
– Прости, что не приехал раньше, - сказал он.
– Да все нормально.
Я была так зла на него, что мне почти было все равно. Опухшее лицо горело, дышать было тяжело. Инфи великий, скоро там Корт закончит свой разговор?
– Не нормально, - сказал Керр. - Ничего, к демоновой матери, не нормально. Ты себя в зеркало видела?
Я открыла глаза и уставилась на него. Керр никогда не позволял себе ругательства. Как бы ни был зол, он никогда не упоминал огненных. Я пригляделась здоровым глазом и только сейчас увидела, что он не просто выглядит усталым. Он кажется… старше? 
Должно быть, я издала какой-то звук. Керр посмотрел на меня, но я отвернулась, прижимая ладонь к бешено забившемуся сердцу. Я не решалась снова смотреть на него, опасаясь, что догадка моя верна.
Но этого не могло быть. По времени Земля находилась не так уж и далеко от Снежного мира. За то время, что прошло здесь, Керр не мог… состариться?
– Все, - ангел отложил телефон и обернулся ко мне. - Подвинься поближе. Ничего себе, это тебя на тренировке так отделали?
Корт протянул руку, и я затаила дыхание, ощутив покалывание в том месте, где его пальцы коснулись моего лица. Перед глазами вспыхнул белый свет.
– Все хорошо, Стилгмар, теперь ты здорова.
Я вытерла со щек слезы и кивнула.
– Спасибо, - наконец-то я смогла дышать спокойно и открыла второй глаз.
Мысли обрели ясность, теперь я была готова услышать, зачем они приехали. Или не готова. При взгляде на Керра, в волосах которого я теперь заметила седину, у меня перехватило дыхание. Он отвел взгляд, и я тут же попыталась справиться с собой.
Хватит, хватит, Нина. Не придумывай. Ты только что злилась на него, ты забыла?
Но он был другим, он не казался, а действительно был другим!
– Куда мы едем? - спросила я, чтобы прервать тишину, а заодно и свои мысли.
– Прокатимся до аэропорта, - сказал Корт.
Аэропорт? Кто-то улетает?
– Керр, что происходит? - спросила я. - Почему ты так выглядишь, что с тобой?
На мгновение лицо Керра вспыхнуло, словно я ударила его. Но он взял себя в руки, повернулся ко мне своим красивым профилем, сжал в тонкую линию губы.
– Времетрясения, - сказал Корт. Я почти ожидала, что ангел так скажет, и все же вздрогнула, когда он произнес это слово. - Истинное воплощение Керра оказалось на пути временной волны.
– Истинное воплощение? - я понимала, что, задавая вопрос за вопросом, выгляжу глупо, но ничего не могла с собой поделать. - Керр. Почему ты не сказал мне? Когда это случилось?
– Это было микросотрясение, - сказал он, не глядя на меня. - Всего несколько лет добавилось. Все нормально.
Но ничего, к демоновой матери, не было нормально. Всего несколько лет? Сколько Керру сейчас, пятьдесят по земному исчислению? Больше?
Я перевела взгляд на Корта, который внимательно наблюдал за нами в зеркало заднего вида. Вампир вообще вел себя так, словно никакого разговора и нет. Как обычно. Все как обычно.
– Похоже, вы трое издеваетесь надо мной, - я разозлилась. - Все как всегда, да, Уз’кул? Дергаете меня, везете куда-то, а я из вас по чайной ложке информацию выуживаю. Инфи великий, Керр, да что с тобой? Когда было это времетрясение?
– Две недели назад по здешнему времени, - ответил вместо него Корт.
– Ты потому прыгнул сюда?
– Да, - сказал уже сам Керр. - Совет вызвал и меня, и Корта. Он присутствовал при… ударе.
– У Керра был инфаркт, - сказал ангел. - Разрыв сердечной стенки в результате сотрясения. Ему повезло, что я оказался рядом. Теперь он должен мне обещание.
Уголок рта Керра дернулся, словно в насмешке. Я же опустила голову, чувствуя, что не могу дышать.
Керр оказался на волосок от гибели, и даже не сказал мне. Мысль эта обожгла меня огнем. Потому и был этот поцелуй, после которого он сбежал, оставив меня в растерянности и недоумении. Он просто не хотел мне рассказывать. Не хотел.
– Дать тебе воды? - Но я замотала головой. - Мы свели эффекты сотрясения к минимуму, поверь. Мы сделали все возможное. Но это истинное воплощение, так что последствий было не избежать.
Я вскинула голову, сжав зубы и едва сдерживая желание завопить.
– Зачем мы едем в аэропорт?
– Керр улетает в Америку. Там у нас есть клиника, он пройдет в ней курс реабилитационной терапии, - снова сказал Корт. - Опасность миновала. Относительно. Мне поручено разыскать истинное воплощение Керра, но он сможет помочь мне только после того, как придет в себя и восстановится. Здесь, в этой стране, к сожалению, таких условий нет.
– Останови машину.
Уз’кул не сразу сообразил, что я обращаюсь к нему, и что я серьезна. И только когда я нажала на ручку, намереваясь открыть дверь, надавил на тормоза. Машина остановилась посреди пустой дороги, ведущей к аэропорту. Я выскочила из салона, чувствуя, что сейчас закричу и устрою истерику, если не вдохну свежего воздуха.
Я отошла от машины к обочине и встала лицом к лесочку, мимо которого шла дорога. Деревья шелестели листвой, ветерок ласкал кожу. Я старалась прийти в себя, но пока мне это не удавалось.
– Стилгмар.
Я закрыла глаза, услышав позади себя голос Керра, и не смогла заставить себя обернуться.
– Ты собирался улететь, не сказав мне ни слова.
– Да, - его голос звучал устало.
– Ты едва не умер, и не сказал мне ни слова.
– Да.
Я все-таки обернулась, злые слезы жгли мне глаза. Он стоял в нескольких шагах от меня, ветер развевал отросшие волосы, глаза были полны сожаления.
– Почему, Керр? Я не понимаю.
– Тебе сейчас нужно не обо мне думать, Стил, - сказал он. - Скоро прибудет демон. Тебе нужно сосредоточиться на тренировках. Думай о них. Со своими проблемами я справлюсь сам.
От его тона и выражения лица внутри у меня все сжалось. Он словно возводил перед собой стену, которую – еще немного — и мне будет не пробить. Он пытался спрятаться от меня, спрятать свои чувства и свой страх. Но что мне делать с моим страхом?
– Так тебе все равно, что я чувствую? – Мне показалось, что вокруг сердца у меня обвилась змея, и с каждым ударом кольца ее становятся все туже. - Керр, разве ты не видишь, что делаешь только хуже?
– Пора ехать, Стил, - сказал он. - Я опоздаю на регистрацию.
Керр развернулся, намереваясь пойти к машине, но злость во мне была слишком сильна, и слез было слишком много, и обида выплеснулась наружу потоком, который смыл нас обоих.
– Нет! Стой!
Он замер, словно споткнулся. Застыл на месте неподвижной статуей, глядя прямо перед собой, и я почти сразу поняла, что что-то не так. Спустя секунду, осознав, что наделала, я закрыла лицо руками.
Узы. Я наложила узы смирения и покорности на человека, который ненавидит демонов больше жизни.
Я тут же сняла инвазию, но было поздно. Керр обернулся, на его лицо было страшно смотреть.
– Прости, - я сделала к нему шаг, но он вытянул вперед руку, защищаясь.
– Нет. Стой на месте, Стил. Стой, или я за себя не ручаюсь.
Ангел и вампир выскочили из машины, как по сигналу. Глаза Корта горели голубым огнем, над головой вампира клубилась тьма. Я отступила на шаг, когда все трое встали передо мной, глядя на меня взглядами, в которых читалась одна и та же мысль.
Демоновровка.
– Я не хотела, - сказала я. - Корт, Керр, клянусь, я не хотела.
Меня вдруг затошнило, сердце подскочило куда-то к горлу, дыхание сорвалось. Я использовала инвазию на человеке. Не на враге, не на демоне, на человеке, которого люблю, который мне дорог, который и так пережил то, что никому не пожелаешь пережить.
– Забирайся в машину, - скомандовал вампир. - Поедешь сзади с Кортвандайре. Керридар, тебе нужна помощь?
– Все нормально,- сказал Керр. - Это было недолго.
– Если ты будешь использовать инвазию воли направо и налево, мне придется запретить тебе покидать полигон, - сказал Уз’кул. Мне оставалось только молча смотреть на него. - Это незаконно.
– Это опасно, - добавил Корт.
– Поехали, - позвал Керр уже из машины. - Мы опоздаем.
Я уселась в салон рядом с Кортом, чьи глаза все еще вспыхивали голубым, и остаток пути провела, изо всех сил сдерживая слезы.
В аэропорту Корт взял меня за руку. Вспышки голубого света из его глаз пропали, но я знала, что он начеку, наготове, настороже. Уз’кул тоже не отходил от меня, стараясь держаться между мной и Керром. Я чувствовала себя преступницей под конвоем. Одна ошибка, и вот уже меня держат на поводке, как дикое животное.
Я чувствовала, что долго так не выдержу.
Керр прошел регистрацию и вернулся к нам, чтобы попрощаться. Мы за это время успели выпить кофе тут же, в зале ожидания, и даже съесть по булочке. Я буквально запихнула в себя свою любимую ватрушку с вишней. Она показалась мне безвкусной из-за переживаний. А может, и была такой.
– Мне пора.
Корт кивнул, не отпуская моей руки.
– Как прилетишь, позвони. Контакты куратора у тебя есть, но если что-то понадобится от меня — рад помочь.
Керр обменялся парой ничего не значащих любезностей к вампиром и повернулся ко мне. Опустил взгляд на руку Корта, которой тот вцепился в мою, посмотрел на ангела.
– Корт, разреши нам минутку.
– Ты уверен? - Голос Уз’кула звучал напряженно, и я не выдержала.
Повернувшись к вампиру, я уставилась на него злым взглядом.
– Слушай, я не собираюсь его кусать или заставлять петь песни. Я же сказала, что это вышло случайно. Я была на эмоциях!
Корт сжал мою руку, напоминая, что мы не одни, и вокруг люди. Я огляделась. Несколько человек встретились со мной взглядом, другим же, казалось, было все равно.
– Корт, все нормально, - сказал Керр. - Я не думаю, что это повторится.
Ангел повернул голову и посмотрел мне прямо в глаза. То, что он увидел там, его успокоило — наверняка успокоило, потому что он отпустил меня и кивнул, давая разрешение отойти.
– Только недалеко. И недолго.
Я и Керр отошли к окну. Народу в здании было полно, но здесь хотя бы не приходилось каждые пару минут уступать кому-то дорогу.
Синие сумерки превратили окна в зеркала. Керр помолчал немного, глядя на свое отражение, потом заговорил.
– Я хочу, чтобы ты знала, что отныне я тебя не держу. - Он жестом попросил меня выслушать, когда я открыла рот, чтобы заговорить. - Времетрясения идут не год и не два. Они длятся тысячи лет. Нет никакой гарантии, что это для моего воплощения было последним. В следующее мгновение я могу стать восьмидесятилетним стариком. Я не хочу, чтобы ты была со мной из-за чувства долга. И я не поверю, если ты скажешь, что и таким будешь меня любить.
Я ждала чего угодно: ненависти, презрения, упреков, но только не этого. Только не агапе  – жертвы во имя любви. Думала, что он бросает меня из-за того, что я сделала. Из-за того, что я — демон в человеческом обличье, а он ведь так сильно ненавидит демонов.
Я внимательно посмотрела на Керра. Губы крепко сжаты, глаза полны решимости.
– Я не могу отказаться от тебя, - сказала я. - И не верю, что ты говоришь это всерьез. Корт сказал, он найдет твое воплощение…
– Если бы это было так легко, воплощения не дохли бы пачками из-за сотрясений времени, - сказал он жестко. - Вселенная огромна. Почти бесконечна. Найти в ней отдельно взятую душу так же тяжело, как найти иголку в стоге сена. Я предпочитаю сжечь мосты сразу. Говорю тебе, как есть, Стил. И решения не изменю.
– То есть, ты вот так просто сдаешься?
Он не мог так поступить. Еще пару месяцев назад мы строили планы. Я сказала ему, что стану его женой. Он целовал меня не так, как целует человек, решивший отказаться от своей любви.
– Ты знаешь, что такое «времетрясение». - Дождавшись моего кивка, он продолжил: - Я не просто физически постарею, Стил. Я и разумом стану старик. И я не хочу тебя к себе привязывать.
Он вдруг ухмыльнулся злой пронзительной ухмылкой.
– Да и Лакс скоро вернется. Ты не будешь скучать без меня, уверен.
Кровь отлила от моего лица.
– Так вот как ты это воспринимаешь. Ясно, Керр. Все ясно. - Я буквально выдавливала из себя слова. - Только вот одна мелочь. Вместе с Лаксом прибудет демон. Я могу присоединиться к пачке сдохших воплощений даже раньше тебя.
– Да мы просто идеальная пара, - сказал он.
Я отвернулась и посмотрела в темное окно. Блестящие глаза, всклокоченные волосы, сжатые в кулаки руки. Неужели это я — женщина, которая восемь лет назад цеплялась за Керра, спасаясь от кошмаров? Я посмотрела на его отражение. Приподнятые в ухмылке краешки губ, тусклый взгляд, морщины в уголках глаз. Неужели это он — мужчина, который говорил мне о любви и называл единственной?
Что с нами стало?
– Да, - сказала я ровным тоном. - Идеальная.
Я посмотрела на Керра, ощущая, как ярость уходит, оставляя после себя пустоту. Бороться было бесполезно, я знала его тон, и очень хорошо. Он уже принял решение. За нас двоих. И вряд ли его изменит за те пару минут, что у нас остались.
– Хорошо, Керр. Я приняла твою точку зрения. И я не буду говорить тебе, что стану ждать, верить и любить.
Он сделал ко мне шаг, наклонился, и на мгновение я решила, что он хочет меня поцеловать. Но нет. Склонившись ко мне, Керр прошептал мне в самое ухо всего три слова.
– Я не сомневался.
Он отсалютовал мне земным жестом и, махнув ангелу и вампиру рукой на прощание, ушел на посадку. Я вернулась к Уз’кулу и Корту, и даже смогла изобразить спокойствие, которого не ощущала.
– Нам пора. Мне завтра на тренировку.
Вместе мы вышли из здания и направились к машине. Корт поглядывал на меня, но вопросов не задавал. Меня же трясло от последних слов Керра, от инвазии, которую я на него наложила и от странного, но почти неконтролируемого желания завопить и разбить что-нибудь, желательно об чью-нибудь голову.
Я едва сдерживалась.
– Я не буду докладывать в Совет об использовании инвазии воли за пределами полигона, - сказал Корт мне уже по пути домой. - Уз’кул тоже не станет.
– Я не говорил этого, - сказал вампир. – По протоколу я обязан…
– Мы не будем докладывать, - повторил ангел, глядя вперед, на дорогу. - Это только все усложнит. Затеется проверка, расследование — а времени у нас вообще нет. Только постарайся больше так не делать, Стил. Здесь слишком много тех, кто следит и знает. И речь не о нас и не о вампирах.
– Демонопоклонники? - догадалась я.
– Демонопоклонники. - Ангел откинулся на спинку сиденья и помолчал. - Мы кое-кого уже вычислили, но уверены, что к моменту прибытия последней из демонов здесь соберется тьма тьмущая желающих ему помочь.
– Вам следует быть очень осторожными, - добавил вампир. - Никому не доверяйте.
Я вздохнула. Как будто мне было, кому доверять.
Вернувшись в гостиницу, я поднялась к себе. Шок от случившегося прошел, и осознание того, что только что произошло, накрыло меня с головой. 
Я потеряла Керра.
Я использовала на нем свои демонические способности.
Мы расстались, возможно, навсегда.
Я не могла в это поверить. Слишком крепко мы были связаны. Слишком прочной была эта связь. Керр был в моей жизни так долго — почти шестнадцать лет — и теперь он просто исчезнет из нее навсегда?
Все происходящее здесь и сейчас подчинялось незримому закону, постичь который было не под силу никому. Земляне называли его Фатум или Рок. До того, как события прошлого и будущего переплелись в моих снах воедино, я в него не верила. И даже смерть подчинялась этому закону, хоть ангелы и вампиры и пытались подчинить ее себе.
Я не думала, что Керр погибнет или пропадет навсегда. Я запретила себе думать об этом и просто приняла происходящее, как есть. У меня не было выбора.
Наутро никто не удивился моему внезапному исцелению. Только Льза поинтересовалась, куда это я вчера уезжала, остальным до этого, казалось, не было дела.
Я ехала на тренировку, вспоминая вчерашнюю вспышку и то, как я в мгновение ока наложила на Керра узы смирения и покорности. Эта вспышка что-то мне напоминала, что-то столь же эмоционально сильное, почти забытое, то, что произошло давным-давно.
И она была очень похожа на тот спонтанный всплеск шестнадцать лет назад, когда лихорадка возвращения помогла моей способности вырваться наружу.
Я не хотела снова испытывать то, что испытала тогда. От воспоминаний о лихорадке меня бросало в дрожь.
– Это ведь Уз’кул вчера к тебе наведывался? - спросил Дар, и я вернулась к реальности.
– Что?
Он повторил вопрос.
– Да. Он.
– И зачем?
Я пристально на него посмотрела. С чего вдруг такой интерес?
– Мы проводили кое-кого в аэропорт.
– Ничего нового не узнала?
Я дернула плечом, не в силах сдержать раздражение.
– Нет. А что должна была?
– К тебе приезжали вампир и ангел, - пожал плечами Дар. - Неужели они и словом о демоне не обмолвились?
Еще как обмолвились, но Дару знать об этом было вовсе не обязательно.
– Они говорили о времетрясениях. Льза сказала правду, один из миров сильно задет.
– Надеюсь, трясет время не в том секторе, где сейчас Лакстерн и демоническая девочка, - сказал Дар почти задумчиво. - Иначе мы можем проиграть еще до начала матча.
Я похолодела при мысли об этом. Но ведь Совет наверняка просчитал маршрут группы. Они бы не стали подвергать последнюю из рода такому риску ради того, чтобы вернуть группу побыстрее.
– Наверняка нет. - И я очень на это надеялась.
После исцеления мы с Щадаром заняли уже обычные свои места на полигоне. Предварительный осмотр — и техники в четвертый раз внесли в помещение узы. Ирина уже не ободряла нас и не говорила, что все будет хорошо. Время неумолимо бежало вперед, а успехов за четыре тренировки не сделала ни одна группа.
Сегодня была моя очередь первой надевать узы. Я покорно вытянула руки, и техники застегнули на них браслеты. Дар со вздохом встал передо мной и приготовился.
– Нина. Ударь Дара. Я сказала.
В голове стало пусто и легко. Я шагнула вперед и со всей силы отвесила Дару пощечину. Он едва успел уклониться. Скользнул в сторону под моей рукой, подставил ножку и, когда я споткнулась, легко швырнул меня на землю. Кажется, стиль моего боя он потихоньку осваивал. Я вскочила на ноги и снова попыталась ударить. Неудача.
Мы танцевали друг напротив друга, как два кикбоксера на ринге. Минуты текли, Ирина не останавливала действие уз, видимо, решив сегодня дать нам максимальную нагрузку. Мне приказ помогал оставаться собранной, а вот Дар после десяти минут прыжков по полигону уже начал уставать. Его лицо покрылось бисеринками пота не столько от физических, сколько от умственных усилий. Но ничего не выходило. Я заметила, что он чуть расслабился, и, подчиняясь узам, нанесла сильный удар ногой в его солнечное сплетение.
Дар задохнулся. Упав на колени, он схватился за живот, но Ирина не сняла узы, и приказ заставил меня снова ударить его, на этот раз коленом в лицо. Кровь брызнула во все стороны, пачкая пол и нашу одежду. Дар упал на бок. Я подскочила к нему и принялась пинать — методично, точно, спокойно.
У меня было задание, и я его выполняла.
И я намерена была довести дело до конца.
Его стоны разносились по полигону. Дар не сопротивлялся — он просто уже не мог. Он только заслонял голову и пытался свернуться на полу клубком. Я наносила удары, куда придется. Голова, спина, живот, закрывающие голову руки… 
Ирина безучастно наблюдала за всем этим из-за стеклянной стены. У нее тоже было задание, и она тоже намерена была довести дело до конца.
Мы обе были совершенно бесстрастны.
Наконец, каким-то нечеловеческим усилием Дар заставил себя приподняться. В момент, когда носок моего кроссовка уже начал движение к его лицу, он собрался с силами и закричал.
– Хватит! Остановите!
В этот момент в моей голове что-то щелкнуло.
Окровавленное лицо Дара всколыхнуло в моей памяти образ из прошлого. Образ мужчины, сидящего в клетке, образ притворщика — аниморфа, который попал в плен вместе со мной много лет назад. И каменные лица птицелюдей, избивающих его по приказу Ра’ша, пока я, отвернувшись от этого ужасного зрелища, прижималась к плечу Корта и говорила себе, что я не виновата. Не виновата.
Хотя в том избиении была целиком и полностью моя вина.
Они избивали его до потери сознания, а я не делала ничего — не потому что не могла, а потому что речь тогда шла о нашем — общем спасении.
Я не простила себе этого. Тот оборотень погиб в пожаре, вспыхнувшем во время сражения внутри тюрьмы. Он пострадал из-за меня, а я даже не смогла отблагодарить его за это. Не смогла искупить вину.
Окровавленное лицо Дара заставило меня вспомнить того оборотня и пламя, вырвавшееся на волю из-за железных стен тюрьмы. Крики людей и нелюдей, пытающихся выбраться из ловушки.
На мгновение я остановилась, словно заколебавшись, и почти тут же Ирина крикнула:
– Нина, твоя воля свободна! Я сказала!
В следующее мгновение я упала на колени рядом с Щадаром, который, заметив мое движение, еще больше сжался и застонал, предчувствуя удар — видимо, слов Ирины он не услышал.
– Все нормально, - я сказала глупость, но это было первое, что пришло в голову. - Дар, все кончилось.
Я попыталась коснуться его, но Дар отшатнулся и не позволил. Так и лежал, свернувшись клубком на полу, пока я приходила в себя.
Открылась дверь, и внутрь вошел ангел. Я была несказанно рада — после того, что я сотворила со своим напарником, заставлять его ждать исцеления до вечера было бы просто издевательством. Дервандайре оказался рядом с нами в мгновение ока.
– Отойди, - бросил мне. Склонился над Даром.
Я отвернулась, отползла чуть дальше, стараясь не наступить на кровь, с трудом поднялась на ноги. Усталость навалилась на меня, руки задрожали, ноги отказывались слушаться. Я кое-как заставила себя добрести до кресла и рухнула в него без сил. Действие уз прошло, и теперь я понимала, что едва не убила своего напарника.
Щадар, похоже, тоже это понял. Я услышала, как что-то предостерегающе начал говорить ангел, но Дару уже было все равно. Он прошел мимо меня туда, где за стеклянной стеной стояла Ирина, готовая дать техникам знак снять с меня браслеты, чтобы надеть их на него. Встав у самой стены, глядя Ирине в глаза, Дар заговорил, четко и резко, проговаривая слова по буквам.
– Если вы думаете, что подобное оправдано вашими глобальными целями, вы ошибаетесь. С меня хватит. Я отказываюсь от участия в ваших демоноиграх. И мне все равно, сдохнет эта планета или нет.
Он развернулся и пошел прочь, даже не посмотрев в мою сторону. Я ждала, что Ирина или Дер попробуют его удержать, но они просто молчали и глядели ему вслед. Я ничего не понимала. Они что, позволят ему вот так просто покинуть полигон? Просто потому что с него хватит?
Щадар вышел за двери, и военные расступились перед ним, даже не попытавшись задержать. Я проводила его взглядом и повернулась к ангелу, хранящему на лице выражение невозмутимого спокойствия.
– И что теперь?
– Мы не можем заставить его, - сказал Дер, следя за чем-то поверх моей головы. - Одно из условий успешности нашей миссии — ее добровольность. Да и сейчас, когда мы научили его, он уже не так безобиден.
– Как мило, - сказала я.
Раскрылись двери, и в помещение вошла Ирина. Но выражению ее лица было далеко до ангельского. Глаза метали молнии, на скулах проступили красные пятна.
– Дер, вы должны что-то сделать! - ее голос звенел на грани истерики. - У нас остается меньше двух месяцев! А если кто-то еще покинет группу вслед за Щадаром?
– Согласно протоколу Совета, мы не имеем права удерживать…
– Но ведь у него же почти получилось! - перебила Ирина.
Дер замолчал, глаза его вспыхнули.
Ирина посмотрела на меня, обхватила себя руками за плечи, словно защищаясь.
– Он почти снял мои узы. Он закричал «Хватит», и Нина остановилась. - Она сделала шаг к Деру, заглянула ему в глаза. - Это наш шанс. Пожалуйста, попробуй его вернуть.
Дер несколько мгновений смотрел на нее, потому перевел взгляд на меня. Глаза его светились синим, словно предупреждая: не лги мне. Я съежилась в кресле, хотя и не собиралась обманывать.
– Это так? - спросил ангел. - Он снял с тебя узы, Нина?
Я закусила губу, вспоминая то, что случилось тогда почти одновременно: его крик, вспышка моих воспоминаний. Что из этого заставило меня замереть на месте, что именно меня остановило? И если я скажу, что, возможно, освободилась от уз сама — пусть даже и на мгновение — не совершу ли я большую ошибку?



Юлия Леру

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться