Эшер

Размер шрифта: - +

Глава 6

Эшер вынырнул на поверхность реальности из омута беспамятства и ещё не успел определиться, спит он или бодрствует, как вспомнил, что должен идти – его где-то очень ждут. Он попытался сделать шаг вперёд вперёд и только тогда понял, что почти не может пошевелиться: руки заведены за столб, упиравшийся в спину, и скручены хомутом, ноги обездвижены. Эшер с трудом разлепил пересохшие веки и увидел пластиковый ремень, туго затянутый вокруг щиколоток.

Запах крови бил в ноздри, шея затекла, а в затылке пульсировала боль, но он попытался поднять голову и осмотреться. Столб, к которому приковали Эшера, находился на дне неглубокой ямы, а вокруг неё уходили вверх трибуны, заполненные людьми. В лицо бил электрический свет, а свинцовая тишина в голове постепенно наполнялась голосами – испуганными, настороженными и злыми. Эшер сосредоточился и, прищурившись, попытался найти в толпе Пьетро, Тату или, на худой конец, Родникса. Но никого из них здесь не оказалось, зато в первом ряду, прямо напротив него в паланкине восседал Мактуб и ожесточённо спорил о чём-то с дёрганным молодым человеком.

– Ты уверен, что это он? – Эшер не столько расслышал слова последнего, сколько прочитал вопрос по губам. – Но ведь это невозможно…

– Уверен больше, чем в том, что четыре жизни назад ты был моим сыном. Смотрите, он очнулся! Пора начинать! – разобрать ответ Мактуба не составило труда: его голос прогремел над рядами, и волна напряжённой, выжидательной тишины накрыла зал, заглушив все разговоры.

Эшер хотел закричать, но рот заполняла вязкая субстанция, от которой онемели язык и нёбо. Он что есть силы рванулся вперёд, но путы на ногах мешали упереться в землю как следует – тонкие пластиковые хомуты только сильнее врезались в запястья, отвлекая от ноющей боли в черепе.

– Мы собрались сегодня по воле старейшины Мактуба, чтобы решить судьбу чужака. Чужака, который в прошлой жизни совершил преступление против народа Амиса, – раздался звучный голос за спиной Эшера. – Когда стороны обозначат свою позицию и приведут аргументы, на всеобщее голосование будет вынесен окончательный приговор: безотлагательно казнить преступника или передать в руки Порядка.

– Никаких «или»! Смерть, только смерть! – запротестовал старик. – В прошлый раз координаторы покрывали его, и теперь они наверняка в сговоре! Нельзя допустить, чтобы Порядок позволил ему переродиться и вернуться на землю, которую он осквернил!

– Но Мактуб, если прилетевшая с ним девушка говорит правду, координаторы ищут его, чтобы предъявить обвинения в другом преступлении, – Эшер не видел говорившего, но в его тоне звучала разумная осторожность и нежелание идти на радикальные меры. – Если это действительно тот, кем ты его считаешь, мы уже пытались разорвать его энергетическую линию пятьдесят три года назад, но он сумел вернуться. Если передать его Порядку, он окажется под надзором координаторов далеко от Амиса, а для нас такой вариант безопаснее всего.

– Глупец! Координаторы заодно с ним! Порядок защищает не нас, а богачей из Солнечной системы! – горожане покорно внимали речи Мактуба, и чем больше он говорил, тем явственнее на лицах читалась ожесточение. – Это правда, в прошлый раз нам не удалось разорвать его энерголинию. Больше мы не допустим такой ошибки и убьём его прямо здесь, на Амисе. А когда найдём его реинкарнацию – убьём снова. Завещаем нашим детям убивать его в каждой последующей жизни, снова и снова, пока он не успел причинить зло. Вот это – это и будет надёжнее, безопаснее всего!

– Мактуб, одумайся. Ты предлагаешь обречь бесчисленное множество поколений наших потомков на охоту за их собратом-человеком. Обречь ни в чём не повинных женщин, его матерей, приносить в жертву своё дитя. А ведь кроме тебя его никто не узнал. Из всех свидетелей его преступлений по земле ходишь только ты, Мактуб. Остальные переродились, и многие из них сегодня находятся здесь, но никто его больше не вспомнил. Мы не подвергаем твои слова и твою память сомнениям, но узнать человека в новом теле по одному только голосу невозможно, и тебе это известно, – защитник Эшера ступил на зыбкую почву. Но вместо того, чтобы обратить на него взгляды, присутствующие ждали ответа старейшины, затаив дыхание.

– Мало же вам надо, чтобы забыть, как он убивал наших детей. По-вашему, лучше дождаться, пока он снова начнёт убивать – чтобы у забывчивых и слабых духом не осталось сомнений?! Тебя, Ксента, там не было, никого из вас там не было по-настоящему! – ярость в голосе Мактуба сменилась горечью, и вместо грозного обвинителя перед народом предстал немощный старик, отягощённый грузом прожитых лет, но не сломленный. – Наша память прошлых жизней слаба. Разве у наших предков было время на медитации, когда они от рассвета до заката возделывали полынные поля? Разве хватало на всех чудесной сыворотки, что помогала вспомнить прошлые жизни и развить это умение? Нет, всё это досталось тем, кто живёт в центре мира. Так можно ли винить вашу память прошлых жизней в том, что она подвела вас? Нет! Но не дайте малодушию и страху затуманить ваш разум.

– Мы сами навлекли беду на наш дом… Мы позволили жадности ослепить нас, пустили чужаков на Амис, и в ответ наша земля породила демона в человеческом обличье. Он, – Мактуб ткнул узловатым пальцем в сторону пленника, – проклятье нашего народа, наше бремя. И, да, наши дети и дети наших детей станут его палачами, а женщины будут отдавать на заклание своих сыновей и дочерей, если в ком-то из них проявится новое воплощение изувера. Защитите себя! Не ждите, пока зло снова придёт в ваш дом! Отдайте душу отступника Амису – скормите его смертной полыни!



Екатерина Ремизова

Отредактировано: 10.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться