Если что, ты звони в колокол

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 5 Поединки - 1

- Ты собрал вокруг детей, чтобы они защищали тебя от меня? – тёмные глаза дэва заискрились весельем. – На что ты надеешься? Я сначала убью их, а потом опять вышибу дух из твоего слабого тела.

- Это сделал не ты. Я проиграл бой, поэтому чуть не потерял себя, - вытянув правую руку ладонью вверх, - отвечал спокойно Коста.

А мальчишкам и девчонкам, которые стояли за его спиной полукругом, стало страшно. Не всем. Насмешливо смотрели на дэва Аян и Михель. Иржи прижал ладонь к груди: сердце от глубинного тёмного ужаса готово было выпрыгнуть на мостовую: никогда он не встречал такую нечисть. Агнешка, казалось, не боялась, только её щёки побелели до синевы, в правой рук девчонки был привычный отточенный карандаш, а Мари вцепилась обеими руками в медвежонка, в пустых глазках которого сияли огоньки уличных фонарей.

В руке у Косты сверкнул меч.

А Михель повторил жест Рыцаря. Конечно, никакого оружия в его руке не появилось.

Все забыли об Эриэль, которая легко поднялась с земли, и начала бой, запустив в дэва заклинанием.

Тот изящно отклонился и потряс ладонями. Из широких рукавов полилась чёрная струйка дыма, как показалось сначала Иржи.

Но дым, прикасаясь к мостовой, разделялся на чёрных блестящих панцирями в свете фонарей скорпионов, которые окружили противников дэва, не давая сбежать. Как только Мари подняла ногу, чтобы перешагнуть линию идеального круга, скорпионы изогнулись, готовясь к атаке.

Никто кроме Рыцаря и дэва не заметил, что в руке Михеля есть меч.

- Двое против одного? – промурлыкал, насмешливо усмехнувшись, дэв.

Но Рыцарь не собирался с ним разговаривать, он атаковал и был отброшен, потому что силы Рыцаря и дэва были не равны.

Пока Коста вскакивал на ноги, Михель попытался отразить несколько ударов дэва, это было невыносимо трудно, мальчишке стало жарко, хотелось скинуть рубашку, рукоять жгла ладони, с лопнувшими мозолями.

Рыцарь набросился на врага, оттесняя мальчишку подальше, заслоняя его плечом.

Михель понимал теперь, что затея безнадёжна, что дэв убьёт Косту, а потом возьмётся за них. Он чуть не наступил на скорпионов, пятясь, и вскочил обратно в круг. Не выпуская из виду бойцов, Михель пытался рассмотреть, что делают остальные: Эриэль шептала заклинания, если бы не ритуал возвращения души, у неё бы хватило сил драться с нечистью. Аян дрожал и бился на мостовой. «Он хочет, но не может обратиться из-за каких-то чар дэва», - догадался Михель. Иржи тянул вывернутую ладонь к небу. Решил, что тоже получит меч, драться умеет, а мечом владеть - нет. Не будет оружия ему.

Девчонки жались друг к другу. Коста упал на колени: из нескольких глубоких порезов на щеке, плече, груди, капала кровь, пачкая куртку Михеля. Скорпионы оживились, проворно задвигались в сторону раненого рыцаря, поблёскивая панцирями чёрных лоснящихся тел. Михель закрыл глаза: не получится из него солдата за справедливость - вечного рыцаря. Боец должен смотреть на смерть, смерти в лицо, в безобразную её морду, чтобы переиграть чудовище. Михель заставил себя открыть глаза и увидел, как рвёт связавшие его заклинания дэв, как девчонки выталкивают Аяна из заколдованного круга, как чёрный огромный зверь с гривой и горящими жёлтыми глазами кидается на освободившегося дэва, и они клубком летят за скорпионов, привставших, вертящихся на месте, не подчиняющихся больше чарам ослабевшей нечисти. Коста подскочил вовремя, когда дэв сжал пальцы на шее лежавшего на спине пса преисподней. Рыцарь разрубил нечисть, удар, отвратительный скрип и, стук скатившейся с плеч головы. Кажется, Михель опять закрыл глаза. Голова дэва упала под ноги девчонкам, Мари и Агнешка отпрыгнули. Эриэль закрыла тело и голову нечисти плетением заклинаний, сверкнувших и спаливших чудовище. Горели и чёрные твари, обозначая огненный круг.

Коста стоял несколько вздохов молча, опустив голову, потом оглядел ребят, сказал:

- Мне пора, прощайте. Будьте осторожными. Спасибо вам, если бы не вы… Помогите псу. Он ранен.

В этот миг конь, огромный рыжий, медленно вошёл в переулок. Он был не таким, как магические лошади Эриэль. Чёрные глаза осмысленно блестели. Рыцарь легко прыгнул в седло.

И … всё изменилось – перед ними был звёздный рыцарь в полном доспехе. Но великолепие украшений: белые перья на шлеме, золотая чеканка нагрудника, драгоценные камни на рукояти меча и даже суровая и нежная красота его лица – уступали свету, превратившему ночь в день, сравнявшему фонари с бледными жалкими свечами.

- Что это так светится? – спросил Иржи.

- Его душа, - улыбнулась Эриэль.

- Прощайте! – голос Рыцаря звенел, - вы забудете обо мне, как только я покину вас, но свет моего меча пусть будет с вами. Он тронул поводья и … ветер развеял чёрный пепел по мостовой, смазав круг из жирной сажи.

- Что мы здесь делаем? – спросила Агнешка, помогая Аяну встать.

- Спасаем душу плюшевого медвежонка, - улыбнулся Иржи.

Он помнил, по взглядам Михеля и Эриэль догадался, что и они не забыли, а вот девчонки щебетали о чудесном воскресном пикнике, и только Мари временами тревожно всматривалась в мордочку молчаливого медведя.



Ольга Шестрова

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться