Если он оборотень

Глава 13.

-Тема, что случилось? - Прошептала бледная как снег Вероника Аркадьевна, едва Артём зашёл в дом. Он специально задержался в гараже, в надежде, что мать отвлечется, и не будет ждать его под дверями, но она всё равно увидела его такого. Оборванного, с редкой запёкшейся кровью на волосах. Она сложила руки с пальцами-сосисками на груди, широко распахнула глаза и вдыхала как рыба, что бросили на лёд.

-Это снова она?

- Нет. Всё нормально, не переживай,- буркнул Курский и попытался обойти мать. Но не тут-то было. Она как монолит загородила путь из прихожей, с ужасом рассматривая ненаглядное чадо.- Подрался, ну с кем не бывает?

Мать отступила. Молча. И проходя мимо неё, Артём видел, что она, хмурясь, принюхивается к тому аромату, что он с собой притащил. Да уж, запашок ещё тот.  Смесь подвального воздуха с его кровью, ужасная гадость. Целый час струи воды и пена из мыла старались смыть то, что так раздражало оборотня. А когда вышел, то, как обычно горячий ужин поджидал его на кухне, а нервно расхаживающая мать ждала объяснений.

- Сын, бывало всякое, драки и разборки, не спорю. Ты мужчина и довольно необычный,- глубокомысленно вздохнула Вероника Аркадьевна, пытаясь заставить Курского почувствовать всю глубину её материнских чувств и заботы. А приложив к глазам платок, промокнула несуществующие слёзы. - Но такой ты приходишь впервые. А потому спрашиваю, что сегодня произошло? Ты встретил кого-то такого же необычного? Запах.

И он, как послушный отпрыск проникся заботой матери, и даже не возражал против её настойчивости, вот только отвечать сразу не спешил. Медлил. Тщательно прожевывая мясо и пытаясь обдумать каждое своё слово.

- Ты не поверишь,- произнёс оборотень, отодвинув от себя пустую тарелку. Большой кусок недожаренной свинины нашёл своё временное пристанище в его желудке и это было приятно. Разговаривать сытым гораздо удобнее, чем быть прерванным голодным урчанием собственных внутренностей.

- Неужели?- С легкой иронией отозвалась мать, на лице которой наконец-то промелькнуло нечто вроде скупой улыбки. Оно понятно, чадо поело, а значит, не все так плохо.

- Я сегодня в первый раз в жизни встретил оборотня,- Артём проговаривал медленно, как будто сам себе не верил. Надо же, четвертый десяток пошёл, а только сегодня произошло такое событие.

- Это были псы? Они пришли за тобой?- Простонала мать и Артёму вдруг стало стыдно. Всегда с прямой осанкой, она внезапно ссутулилась, поникла.

-Нет, - поспешил исправиться сын.- Я встретил волка. Одного. И к прошлому он не имеет никакого отношения, даже уверен в этом.

- Да? – Встрепенулась женщина,- и что он от тебя хотел? Почему вы подрались?

-Мы просто решили помериться силами,- маленькая хитрость во благо душевного спокойствия матери не слишком отягощала совесть Артёма. Тем более, что в принципе-то и не соврал. Он с Петровым действительно померился силой и сильнейшим, а точнее умнейшим оказался он, Курский. А это, несомненно, было приятно. А о будущем он ещё подумает. Неудачная попытка избавиться от Лики не радовала абсолютно, но все еще впереди. А наличие волка на горизонте только придавали этому событию остроту, и даже появился азарт. Вот интересно, Петров расскажет Васильевой про то, кто пытался её убить? Вряд ли. Артем хорошо знал, что тот, другой мир, к которому принадлежал и сам, в силу своего рождения, тщательно скрывался от людей. Соседствовали, временами переплетаясь в сложных взаимоотношениях, но знать об этом простым людям не полагалось. Да и выглядеть это будет довольно абсурдно.

- Раз ты живой и в данный момент находишься дома, то значит, он мертв?

-Нет, мы оба живы. Лучше скажи, почему ты подумала, что появились псы?- Артем решил перевести стрелки на больную для матери тему. Очень не хотелось, чтобы она знала правду всю. До конца. И прибила где-нибудь Анжелику. Он сделает это сам, своими руками. Зверь умеет выжидать свою добычу, не впервой.– Ты кого-то заметила и не сказала мне?

- Нет, Тёма. Хоть я уже и старая, но ничего такого вокруг нашего дома, да и вообще рядом не почувствовала.

            -Это хорошо.

            -Где ты его встретил? В лесу? Или в городе? Он опять придёт за тобой?- Проницательные глаза матери сверлили сына, пытаясь заранее прочитать ответ, но все было бесполезно.  Говорят, что глаза это зеркало души, вот только его собственное давно помутнело.

-В городе, ну, а если придёт, так и поговорим, - оборотень постарался увереннее улыбнуться своей матери, чтобы она успокоилась. И вообще не поднимала панику раньше времени. Он сам все решит и со всем разберётся, а сейчас интересовало абсолютно другое,- скажи, ты когда-нибудь слышала о таком, чтобы волколак, волкодлак или вервольф, как угодно, не пах собой? Диким зверем? Вообще, абсолютно!

-Ты хочешь сказать, что от этого волка не пахло?- Нахмурилась мать и покачала головой,- никогда. Может быть, как и ты пользуется чем-то особым? Те, кого я знала, пахли всегда как псы.

-Возможно, - согласился Курский и ласково прикоснувшись рукой к плечу матери поспешил к себе. Есть множество вещей, которые надо обдумать в одиночестве, а если ему понадобится её совет, тогда он придёт.

             

            Артём лежал и смотрел на луну, пусть не полную, но весьма значительную для таких существ как он и не только. Дети Луны… сколько их таких, разных. И угораздило же мать, да и его самого стать одними из них. Да и сама их семейная история странная, непознанная до конца, что казалось, вот-вот прорвётся из прошлого.

Когда-то много лет назад в годы войны  солдаты подобрали совсем маленькую девочку около сгоревшей деревни, на опушке леса. Пожалели, обогрели и отправили в ближайший детский дом. Но перед этим дали имя Вероника, приносящая победу. Спустя год, командовавший теми солдатами майор Аркадий Крылов, вернулся и удочерил ребёнка. У него не было никого и ничего, а малАя принесла в его жизнь смысл и вернула радость. Он отмахнулся как от назойливых мух от предупреждений медицинского персонала детского дома, рассказавшего о странностях малышки, пытающегося ухватиться за любой мех, шкуру и напяливающего это все на себя, при этом издавая рык. Не видя в этом ничего удивительного, помня саму историю Вероники и множества подобных детей войны, Аркадий ещё больше привязался к ласковой девочке, отвечавшей ему полной взаимностью. А на диагноз ликантропия, что был поставлен каким-то очень умным эскулапом, плевал с высокой колокольни. Пережившие ужасы войны ещё и не то вытворяли, уж в этом солдат убедился сполна и сам. А прикидываться зверенышем, боящимся людей не самое страшное последствие для того кто привык с этим бороться.



Ирина Снегирева

Отредактировано: 17.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться