Если он оборотень

Глава 14.

Весь день Севка метался между любимой работой и ответственностью за не менее любимую девушку.  Сперва заехал домой и осмотрел себя перед зеркалом, переоделся. Шрамы почти затянулись, оставив на теле лишь небольшие белесые следы. Всё правильно нелюди, они такие, живучие.  Притащил старую Волгу клиента в гараж, дал несколько распоряжений и уехал. В другом случае бы его сейчас за уши или за хвост не оттащишь от авто, и даже запах масел, деталей ничуть не мешал. Но сейчас абсолютно не до того. А после он рванул в тот посёлок, где предположительно жил Курский. Но вначале сделал звонок Катрине, которая подозрительно молчала, не позвонила  ему поздним вечером. Не иначе вечеринка удалась.

-Кать, привет. Голова болит? – "Доброта", она так и перла из Петрова, особенно после всех припозднившихся вечеринок сестры. Только она, глядя на насмешливое выражение лица братца, который не спешил проникаться сочувствием, обычно  дулась. Но надо отдать должное, Сева хоть и подкалывал Катерину, но, тем не менее, и минералочки привозил и в покое оставлял. Всё, что она пожелает.

-Нет, - ответила как ни странно бодрым голосом Катринка,- всё нормально. А ты чем занят?

- Пока ничем особо. Машину очередную пригнал. Чем сегодня займёшься,- вопрос был задан не праздный. Он должен непременно рассказать всё Кате, только вот сорви-голова обязательно кинется на помощь Лике, но ещё неизвестно кто окажется сильней. Сестрица, чьё обращение может вызвать только сильные эмоции или этот зарвавшийся бывший муж, который по какой-то причине возненавидел Анжель до такой степени, что желает убить. А в задумке Курского Петров ни на минуту не засомневался. Бывшим женам грубят, хамят, не обращают на них никакого внимания, но чтобы желать смерти - на это нужна довольно веская причина, особенно если при разводе каждый остался, как сказала Катя при своих интересах.  Вот только рисковать ещё и сестрой он был не намерен, их у Петрова не сто штук, а одна единственная. А если самому куда надо будет отлучиться, посидят девчонки вместе, а на прогулку или по магазинам, то только с ним, с Всеволодом. От подобной собственнической мысли стало даже приятно, и он решил пока вообще ничего  Катрине не говорить. А уж если они с подругой пообщаются, то так тому и быть, он тоже раскроет сестре карты. Он ведь по-любому с ней поделится, только не прямо сейчас, а чуть позже.

            -Да,- она замялась и Всеволод улыбнулся. Сестра не умела хранить от него секреты, только если постараться. Они слишком одинаковые, чтобы не понимать друг друга. Промелькнула мысль об ухажере, которая тут же подтвердилась,- Сев, если тебе что-то нужно, то скажи, не мямли. Но вечер и весь день у меня расписаны.

            -Опаньки, родная, что за праздник? Значит, ночью плохо погуляла.

            -Хорошо. Просто я не одна и вообще. Ну, Сев! Могу я хоть какие-то вещи не рассказывать.- Возмущение было напускным, но вполне оправданным. Одно радовало, Катя пока не поняла, ЧТО именно чувствует брат к Ангеле. Он не выдержал бы её сочувственные косые взгляды. Уж лучше пусть ругается и пытается наставить на  "путь истинный ".

            -Ладно, разрешаю,- согласился он милостиво, - но если что, звони. Кстати у меня есть дело в пригородном коттеджном посёлке. Ты как-то говорила, что именно там живет  муж Ангелы,- равнодушно спросил Всеволод, стараясь, чтобы сестра не задала последующих наводящих вопросов.

            -Бывший,- мрачно уточнила Катя,- там. Если память не подводит, то на Цветочной улице десятый дом. А ты что, к нему едешь? Неужели этому козлу машину ремонтировать? Я бы ни в жизнь не стала, ни за какие коврижки. Плюнь на него двадцать раз.

            -Да нет, совсем другое,- уклончиво ответил Сева и поскорее распрощался с Катриной. То, что она подсказала, это хорошо. Не придется искать и выспрашивать у случайных прохожих.

            Десятый дом нашелся быстро, но останавливаться около него Петров не стал, а проехал немного дальше, чтобы исключить возможность увидеть себя из окон дома Курского. Удобным наблюдательным пунктом за подъездом к дому пса оказался какой-то местный магазинчик. Откинувшись на спинку сиденья, он  ненадолго прикрыл глаза. Особого плана по устранению Артёма не было, и  Петров решил действовать по обстоятельствам. Одно понял точно, оборотень, лишившийся своей собственности, редко отпускает её к другому. У простых собак нет постоянных пар, вон их, сколько по улицам бегает,  но, тем не менее, из-за своей пусть и не нужной кости они готовы вцепиться в глотку противника. Именно поэтому Курский и решил убить Лику, хотя возможно тут добавлена капля ревности. К кому, Всеволод пока и сам не понял, но очень надеялся, что кроме него у Ангелы защитников не найдётся. В тысячный раз он спрашивал себя, как так получилось, что он никогда не чувствовал запаха бывшего мужа Лики? Ведь его невозможно спрятать за духами и дезодорантом? Может, у пса есть какие-то способности, как у стаи оборотней Петровых, вынужденно подавляющих свою природу на этом уровне при жизни среди людей? Именно это умение сохраняло не раз жизнь стаи, уводя от опасности. Всё возможно, иначе он или Катя давно бы учуяли эту звериную особенность оборотня пса.

            В течение  семи часов Всеволод непрерывно наблюдал за дорогой у дома Курских, меняя стоянку, но всё безрезультатно. Единственный раз, когда он проехал мимо, на террасе дома показалась пожилая женщина, несущая в руках поднос. В идеале это могла быть мать пса, которая ухаживает за своим непутёвым отпрыском. Севка вспомнил то частичное обращение соперника и мысленно отметил, что тот хорош. Интересно, как он выглядит изменившийся окончательно? В псах, в отличие от волков Петров не особо разбирался. К тому же тот не обернулся полностью, а бурую шерсть можно соотнести к разным породам.



Ирина Снегирева

Отредактировано: 17.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться