Если случится так

Размер шрифта: - +

Если случится так

СССР, 1975 год

   Глаза светлые-светлые, из-под чёрных бровей смотрят, не отрываясь. Тонкие губы кривит улыбка, а длинные пальцы держат зажжённую сигарету.
  Подружка, ярко - рыжая Наташка, шепчет тихо в самое ухо:
- Посмотри, как на тебя тот парень глазеет!..
 Мимоходом взглянуть, столкнуться с неподвижным взглядом светло – голубых глаз, отвернуться. Сказать:
- Пусть глазеет. Мне - то что…
  Но исподтишка, краем глаза покоситься на него и отметить про себя, что незнакомый студент - парень красивый. Пожалуй, слишком даже. О таких говорят - не обделён женским вниманием.
  Подружка продолжает шипеть в самое ухо:
- Нет, ты посмотри. Я, кажется, его уже видела. С ним ещё какая – то девица была…
- И что?
  Наташка делает большие глаза:
- Не понимаешь? Ловить его надо! Вон какой красивый. Зевать не надо.
- И зачем ты говоришь это мне?
- Потому что он смотрит на тебя. А раз так, значит, надо действовать. Хочешь, я тебя с ним познакомлю?
- Дай мне выставку досмотреть!..
  Повернуться спиной и к Наташке, и к незнакомому красивому студенту и демонстративно начать разглядывать какую - то картину. Наташка сопит рядом, а ты внимательно слушаешь рассказ экскурсовода.
- Ты меня, конечно, извини, может, я чего - то не понимаю, но лучше бы ты меня послушала. Я бы радовалась вниманию такого, как он.Он ведь с тебя глаз не спускает. Я за ним уже минут семь наблюдаю и зуб даю, ни разу ни отвёл глаз от твоей личности. Я же говорю - лови его!.
  Это снова она, твоя подружка, огненная Наташка Огурцова.Стоит и вовсю на этого голубоглазого пялится. И что не говори, не услышит.
  А она снова бубнит в ухо:
- Мне  это бездействие надоело!.. Пойду проводить разведку боем.
  Ты не успеваешь схватить её, а она уже крадётся к парню, как кошка. Аж смотреть противно, как иногда девушки теряют гордость из – за слишком красивой мужской физиономии.
  Когда Наташка возвращается, твоя группа движется к выходу. Друзья обсуждают увиденное – услышанное, а у тебя косят глаза и усиленно работают уши: хочется узнать, каковы успехи разведки.
- Я всё узнала, - сообщает Наташка, вышагивая рядом. - Он приехал из Латинской Америки. Мать, эмигрантка из Франции, умерла, когда ему было десять, а дед - швед, известный профессор. Зовут этого голубоглазого бога Этьен, и он круглый сирота. Остаётся только пожалеть и напроситься в гости. Хочу ещё сказать, что он так на меня ожидающе таращился, что моё бедное сердце не выдержало, и я пригласила его в наше кафе.
- Чего – чего ты сделала?!
- ПРИ - ГЛА - СИ - ЛА - В - НА - ШЕ - КА - ФЕ, - по слогам повторяет Наташка. - Он будет ждать нас там, так что быстро пудрим носики и вообще наводим боевую раскраску. И делать всё это надо быстренько - быстренько, в темпе вальса, чтобы никто не увёл нашего латиноамериканского гостя.
  Ты заряжаешься её темпераментом, честолюбием и вслед за ней спешишь в дамскую комнату - наводить марафет, потому что, что ни говори, Этьен- красавчик на все сто процентов.
  И вот вы несётесь в ваше кафе. Здесь всё время толпятся, перекусывают, пьют кофе, обмениваются мнениями, знакомятся сотни студентов.
  За вашим столиком белеет рубашка, синеют глаза и тонкие пальцы сжимают потухающую сигарету.
-Так, латиноамериканский гость точен, как кремлёвские часы, -довольно говорит Наташка. – Это ещё один плюс в его пользу. Ты, Зинуля, главное, не робей, побольше улыбайся и помни- он о тебе спрашивал.
- Как спрашивал?!! – вскидываешься ты. - А ты ничего не говорила!!
- Да? Значит, большой минус в мою сторону. Пошли, а то исчезнет.
  Но Этьен не исчезает. Более того, провожает до общежития тебя и Наташку. Наташка не здешняя, она с Урала и живёт в общежитии. А потом он провожает уже тебя – до твоего дома.
  По дороге вы очень мило беседуете. Этьен говорит на русском ничуть не хуже тебя. С улыбкой рассказывает, как его дед, известный профессор по… чему-то там, ты не поняла особо, приехал по приглашению советских коллег для совместной работы. А его, своего внука, устроил в Институт Международных отношений.
  И всё это он рассказывает, всю дорогу куря, стараясь, чтобы дым от сигарет не попадал тебе в лицо.
  Прибежав к себе домой, ты первым делом спешишь к нему, к своему Саше. Он смотрит чёрными цыганскими глазами с портрета на стене твоей маленькой комнатушки, и ты с ногами прыгаешь на диван и начинаешь исповедывоваться.
  Это у тебя уже традиция. Всякую новость ты обсуждаешь с ним. Перед ним ты каешься в своих провинностях. И не к родителям, нет, не к родителям, а к нему, своему любимому дедушке ты бежишь за советом и поддержкой.
  Ты не знала его лично.Не сидела у него на коленях, не качалась на его ноге, не каталась на плечах. Ты не застала его в живых.Он, твой дедушка, Александр Силантьевич Новиков, погиб на войне.
  Он был танкистом. Он бил врагов везде, где оказывался - твой Саша и его верные ребята. Но однажды они попали в засаду. Фашистов было много, очень много, а их было только четверо: четверо отчаянных советских танкистов…
  Был бой, и много немцев было уничтожено, но вышли все боезапасы, и патроны были на исходе. И тогда твой любимый Саша придпринял отчаянное решение: отправить ребят за подмогой, а самому остаться и прикрыть отход.
  Когда экипаж вернётся с подмогой, их командира не будет…
  До самого конца войны экипаж ждёт возвращения, но ни после войны, ни сейчас о   Александре Новикове нет никаких известий.Остались только боевые награды, присланные его экипажем, и пожелтевшая фотокарточка,одна – единственная -Саша не любил фотографироваться. А письма с фронта - они сгорели в яростном пламени. Это сделала бабушка незадолго до своей смерти. 
  А молодой, смелый Александр смотрит с портрета и поддерживает тебя всегда - и в тяжёлые минуты, и в радостные.
  Вот и сейчас ты разговариваешь с ним, открываешь все свои тайны.
- Знаешь, Саша, я влюбилась, - говоришь ты.
  Саша смотрит на тебя, и его глаза отвечают: 
« Это хорошо!»
- И, кажется, я ему очень нравлюсь, - добавляешь ты.
"Ещё лучше,- отвечает Саша.- Молодец!"
- Я люблю тебя!.. – поёшь ты и бежишь делать уроки.



Лилия Самойлова

Отредактировано: 02.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться