Если свекровь - ведьма

Размер шрифта: - +

2-6

2.

 

Весь вечер я выбирала одежду. Спросила Мишу, что могут значить слова «все, что душе угодно», он ответил:

- Все, что душе угодно.

Шуточки ему. А я еду с родителями жениха знакомиться! Надо выглядеть милой, скромной, но в то же время и не серым воробышком – а то решат, что Миша мог бы найти кого и повиднее.

Вопрос первый – платье или брюки? Платье, оно, конечно, и наряднее, и женственнее. В ушах звучали слова мамы: «Викуля, ты же девочка! Снова эти драные штаны! Тебя воспитательница в группу не пустит!» (Ах, какие это были чудесные розовые джинсики в цветочек! До сих пор ищу похожие!)

Наверное, все матери ждут, что их сыновья придут с невестой, одетой в симпатичное платьице длиной чуть ниже колена, в мелкую клеточку и с расклешенной юбкой, или вот в это скромное мини, бледно-розовое, в узорах. Надеть туфли, трикотажную кофту, и я буду вся такая романтичная, нежная, как героиня старых фильмов. Я им определенно понравлюсь. И я решительно вытащила из шкафа вешалку с розовым платьем.

Но с другой стороны – что такое поместье? Это пастбища, поля и леса. Ну, мне так кажется. А в чем люди ходят на пастбищах? Мне вспомнились почему-то американские киношные ранчо, где обитают лихие ковбои в джинсах и кожаных жилетках. Джинсы! В них можно лазать по холмам и долинам, прыгать, бегать и спокойно перемахивать через изгороди. Ведь после обеда мы наверняка отправимся на прогулку!

Хороша же я буду в своих коротеньких миленьких платьицах, цепляющихся за колючий кустарник, и в туфлях, увязающих в земле!

Я вернула плечики с платьем на вешалку и вытащила из шкафа свои любимые темно-синие джинсы. Романтизирую их блузкой в мелкий цветочек, а для тепла возьму… пожалуй, кофту, которую сама связала из остатков разных шерстяных ниток.

Бабуля Миши тоже вяжет, да и мама, наверное. Они увидят, что я вписываюсь в их семью, как родная. И к тому же заметят, что я творческая натура.

И кроссовки, разумеется. Белые. Совершенно белые. В магазине было полно белых со всякими синими и черными полосками, но я увидела эти и поняла, что могу их надеть даже со свадебным платьем. Это было бы оригинально и очень удобно! Стоять весь день, принимать поздравления, танцевать, участвовать в конкурсах, которые придумывают ведущие свадеб – все это можно выдержать только в кроссовках!

Потом я вспомнила, что половина Мишиной семьи – вовсе не обычные люди. Я спросила его, ведьмы – одеваются по-другому, чем мы? Он оторвался на миг от журнала про компьютеры, наморщил лоб и сказал:

- Да вроде бы нет.

Ох уж эти мужчины! Им совершенно плевать на одежду!

- Может, они во все черное одеваются? – мне вспомнилась семейка Адамс.

- Вот это уж точно нет, - прозвучало из-за журнала.

Ага, значит, совсем наоборот – цветное. Уж чего-чего, а цвета в моем наряде будет предостаточно. Особенно если станет прохладно и я надену кофту.

Коробка с белыми свадебными кроссовками была на шкафу. Я не хотела их носить до свадьбы, но завтра же особенный повод.

Я поставила к шкафу стул и залезла на него. Коробка была далеко, я могла достать до нее только кончиками пальцев. Да кто ж ее так далеко засунул?! А, ну да, помнится, летом я убирала на шкаф пакет с зимней курткой. Пакет, видимо, толкнул коробку.

Я встала на цыпочки, потянулась, и вот уже, почти… Рука моя скользнула по коробке…

- Хотя, да, вспомнил, тетя Орхидея одевается во все черное, - произнес Миша.

- Почему? – Я попыталась взглянуть на него из-под руки, потеряла равновесие и, зашатавшись, как-то неудачно спрыгнула на пол. Вскрикнула: - А-а!

Нога! Ох, как же больно!

Сверху с шуршанием свалились коробка и пакет с курткой. Хорошо, что не на голову.

Миша вскочил с дивана, подбежал ко мне:

- Ты чего?

- Все нормально, - сказала я, шлепнувшись задом на стул. – Так почему?

- Что почему?

- Почему она носит черное? – я ощупывала левую лодыжку.

- Кажется, потому что черный стройнит, - озадаченно произнес Миша. – Что с ногой?

Я попробовала повертеть стопой. Ой, ой!

- М-да, - сказала я.

- Что? – испуганно спросил Миша.

- Имя у нее странное.

- У ведьм всегда такие.

- Какие?

- Цветы, растения, - пожал он плечами.

Я снова осторожно повела стопой вверх-вниз. Да уж. Вывиха вроде нет, но танцевать и скакать через изгороди я завтра наверняка не смогу.

Надеть, что ли, платье все же?

 

 

3.

 

В общем, наутро в субботу я хромала, а лодыжка была припухшей.

Но свадебный кроссовок на ногу все же налез!

Все утро я размышляла, что повезти в подарок. Неудобно же являться с пустыми руками! Цветы его маме – это понятно. А еще что? Тортик, наверное, будет в самый раз к чаю.

- Розы? – переспросил Миша, когда я ему об этом сказала. Мы усаживались в его «фольксваген-гольф». – Ни в коем случае.

- Почему? – удивилась я.

- Ведьмам дарят цветы только по их имени.

- Да? – Как интересно. – Но твою маму зовут Далия. Я не знаю цветов с таким названием.

- Вообще-то, ее настоящее имя – Георгина.

- Да что ты!

- В молодости она некоторое время жила в Англии и сменила имя на его английский вариант.

- Ах, английский вариант! Значит, подарим ей георгины. Может, даже бывают какого-нибудь английского сорта.

- Н-ну, я не уверен, что она обрадуется.

- Почему?

- Хм. Недавно сосед подарил маме букет георгинов из сада. Она ему этот букет на голову надела.

- Может, дело было не в георгинах, а в соседе, - сказала я и подумала, что георгины – они по крайней мере не такие травматичные, как розы.



Лилия Касмасова

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться