Если свекровь - ведьма

Размер шрифта: - +

7-10

7.

 

Мы вышли из кухни через другие двойные двери и оказались в небольшом со сплошь стеклянными стенами холле. На лужайке позади дома, среди аккуратных круглых деревьев, виднелся белый с золотом прямоугольный шатер.

Через стеклянную дверь мы вышли на улицу.

Перед домом, где был установлен шатер, газон был ровным, а потом полого спускался к небольшому озеру. Ух ты, у них и собственное озеро есть!

Шатер был открытым со всех сторон – шторы-стены были подвязаны к столбам. Внутри стоял длиннющий, накрытый бежевой скатертью стол. Возле него шныряло полтора десятка мужчин и женщин в черно-белой униформе. Они расставляли стулья, тащили пышные букеты, фигурно выкладывали салфетки. Так вот где все слуги!

- Столько слуг! – удивилась я. – Почему же никто из них не помогает готовить вашему повару?

- Потому что Дюбри прекрасно справляется сам, как ты могла заметить. И не терпит посторонних на кухне. Думаешь, стал бы он самолично наливать нам чай? Он просто хотел поскорее от нас избавиться!

Посреди всей этой суматохи стояла, скрестив руки на груди, Далия и наблюдала.

Похоже, этот обед по масштабам близок к празднику в честь Дня рождения английской королевы, никак не меньше.

- Миша, - сказала я, - у вас семейные обеды всегда такие э-э… роскошные?

Миша пожал плечами:

- Когда как.

Рядом со столом возвышался старинный буфет, и женщина брала из него тарелки. Краем глаза я заметила, что буфет будто подвинули. Я повернула голову. Не подвинули! Буфет сам двигался – он послушно, как пес за хозяйкой, семенил на своих коротеньких изогнутых ножках за женщиной, расставлявшей посуду. Ничего себе! Да я словно в сказку попала.

Значит, и служанки у них ведьмы! Ну разумеется! Если бы они были простыми людьми, они бы давно разболтали всему свету, у кого работают. К тому же служанка-ведьма наверняка успевает делать больше работы, чем обычный человек! Ей же не надо бегать к шкафам, например. Она только свистнет – или что там нужно сделать – и шкафы сами за ней бегут.

По вымощенной бетонными плитами дорожке, вдоль которой стояли стальные с круглыми плафонами фонари, мы спустились к озеру. На берегу, в некотором отдалении от воды, на плетеных креслах и диванах сидели и болтали женщины. Миша сказал:

- О, Стрелиция и Акация.

- Что?

- Жены братьев.

- Кто из них?

- Да ладно, потом познакомишься. Те две блондинки, в зеленых платьях.

Я чуть шею не свернула, высматривая их. Блондинки были обе длинные, тощие, с очень смуглой, как после солярия, кожей, и обе в длинных узких зеленых платьях – правда, разного оттенка зелени. Но лиц отсюда было не разглядеть.

Дорожка привела нас к самой воде и побежала вдоль берега. На середине озера плавали утки, они крякали и ныряли, смешно выставив хвостик вверх и становясь похожими на большие поплавки.

- А куда мы идем? – спросила я.

- В гости, - сказал Миша и указал рукой вперед.

Там над деревьями виднелась черепичная крыша. Дорожка уклонялась от озера вправо и дальше шла вдоль белого забора. Мы прошли по ней до калитки и вошли в сад.

Крыша принадлежала небольшому кирпичному домику, около которого цвели кусты белых и красных роз. К домику вела выложенная камнем дорожка, а вокруг густо росли деревья и кусты, а среди них сияли красотой самые разные цветы: огненный шафран, бордовые георгины, белые маргаритки, розовые хризантемы. Ближе к домику были разбиты грядки с разными травами.

- А кто здесь живет? – спросила я Мишу, хотя уже догадывалась об ответе.

- Я здесь живу! – раздался внезапно голос, и из зеленых зарослей вышла старушка в соломенной шляпе, зеленой кофте и клетчатых брюках. В руке у нее был секатор.

- Бабуля, привет! – расцвел в улыбке Миша.

- Мишаня! – радостно воскликнула старушка, целуя Мишу в обе щеки. – Сколько ж ты не приезжал!

- Неделю, - сказал Миша.

Неделю! Миша ездил к своим родственникам тайком от меня!

Старушка глянула на мою левую руку и сказала Мише:

- Что же ты молчишь?

Миша улыбнулся:

- Мы помолвились.

- Поздравляю, - старушка расцеловала в обе щеки меня тоже, и снова расцеловала Мишу. Сказала: - Меня зовут Маргарита Петровна.

- А я Вика.

- Знаю, - кивнула она.

Значит, Миша обо мне рассказывал?

- Бабуля – глава нашего клана, - сказал мне Миша.

- Да ладно, - отмахнулась старушка, - не пугай ее так сразу.

- Глава клана? – спросила я.

- Ага, - сказала старушка. – Командую всеми этими недотепами, - она ласково потрепала Мишу по голове.

Миша сказал:

- Бабуля – самая сильная ведьма в семье.

- Это пока, - сказала бабуля. – Но, похоже, пора власть передавать. Просят.

- А вам не хочется? – спросила я.

- Да не то чтобы не хочется. Быть главной утомительно… Только передавать вот некому. Ладно, это старая история, тебе ни к чему. – Потом она спросила: - А дочурка моя – уже всех собак на тебя спустила?

- Н-нет, - замялась я.

- Еще спустит, - сказала старушка, а потом спросила Мишу: - А прадед уже там?

- Не знаю, - ответил Миша.

- Я не видела, - сказала я.

- Естественно, не видела, - сказала старушка. – Но, может, слышала?

- Что слышала? – спросила я.

- Контрабас, - сказала старушка.

Я сказала:

- Я на нем… попробовала играть, но меня смычок побил.

- О, дорогая, он и нам никому не позволяет притрагиваться к контрабасу! Я однажды вытерла с него пыль, так что было! Вредный старикан!

- Старикан? – я ничего не понимала. Но вспомнила, как Далия пообещала воздуху купить новый смычок.



Лилия Касмасова

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться